21-летний внук легендарного тренера, выбирая между КХЛ и североамериканской АХЛ, предпочел Россию, где проведет остаток сезона. В составе «Северстали», из которой форвард уезжал полтора года назад в «Финикс», Тихонов, скорее всего, снова выйдет на лед уже в воскресенье.

– Почему вы приняли решение вернуться в Россию?
– Это решение отчасти было продиктовано контрактом, который я заключил на три года с «Финиксом». Согласно ему я в первые два года, если попадаю в фарм-клуб, имею право уехать в Россию на правах аренды. После двух месяцев, проведенных в фарме, я этим правом воспользовался, поскольку считаю, что уровень хоккея в КХЛ несравнимо выше, чем в АХЛ.

– Помнится, стартовали вы в НХЛ достаточно удачно. Что запомнилось с первого сезона?
– Воспоминания о нем не просто хорошие, они просто потрясающие. Почему-то особенно поразили забитые зрителями арены и невероятный шум, в котором очень приятно играть. Встретил нам несколько иное отношение к хоккеистам и команде вообще; очень сильно там ощущается командный дух. Мой переезд в Америку был довольно неожиданным. Я ведь, когда приехал в Финикс в первый раз, не думал, что там останусь, ехал скорее на разведку. Планировал, что еще минимум годик поиграю в России. Но получилось с выгодной стороны проявить себя на предсезонных сборах, и примерно через неделю мне сказали: «Ищи себе место жительства».

– С Уэйном Грецки были фундаментальные беседы?
– Фундаментальных не было, но разговаривали с глазу на глаз постоянно. Он объяснял, чего от меня хочет, какова моя роль в команде. Особенно советовал не прыгать выше головы – то есть, просто выполнять тренерские установки. С самого начала сезона меня поставили в третье звено, и нашей задачей было выходить против первой пятерки соперника. Забитых шайб особенно не требовали, главное, чтобы противники не забивали. Согласитесь, ответственная роль.

– Что там известно о российской КХЛ?
– Я был очень удивлен, насколько хорошо о ней осведомлены. Меня тоже донимали вопросами о нашем чемпионате. Особенно в фарм-клубах американские ребята интересовались – сложно ли уехать и заиграть в России?

– Вам сразу удалось переключиться с российского хоккея на американский?
– К счастью, американский хоккей был мне немного знаком, но разница действительно существенная. Площадки там меньше, а времени на принятие решения – в разы меньше. Чуть голову на полсекунды опустил – шайбу отняли. Нужно было научиться быстрее думать, быстрее принимать решения и постоянно быть начеку.

– Связаны ли напрямую отставка Грецки и ваш «переезд» в фарм?
– Напрямую – нет, все было несколько сложнее. Получилось так, что у команды начались финансовые сложности. Владелец объявил о том, что хочет продать команду, но покупателя долго не могли найти. В результате зарплату игрокам стала платить НХЛ. Молодых автоматически отправили в фарм-клуб – нас там четверо таких было.

– То есть, Россия и Череповец для вас сейчас перевалочный пункт перед возвращением в США?
– Именно так. Здесь я буду играть до конца сезона, дольше остаться не смогу. Повторюсь, что мой контракт был заключен на три года, но последний год я обязан отыграть в Америке, и права уехать в Россию у меня нет.

– Судя по некоторым газетным публикациям, вашего отца не очень порадовало, что спортивные права на вас сохранила «Северсталь». А каково ваш личное отношение к возвращению в Череповец?
– Признаться, я этому очень обрадовался. У меня здесь море знакомых и друзей, я отлично ориентируюсь в городе. И даже адрес помню, который нужно говорить таксисту. Меня, кстати, поселили неподалеку от того дома, из которого я уезжал, правда, в другую квартиру. Я провел в Череповце два отличных года, и очень по нему скучал, особенно, в первые месяцы в Финиксе.

– Как считаете, почему не попали в заявку на матч со СКА? Тренер счел, что еще не готовы?
– Мне объяснили, что дело в юридических вопросах – контракт я подписал в день игры, после чего должно пройти 24 часа, прежде чем можно играть в официальных матчах.

– Тренер знает о том, с кем вы играли до отъезда и как вас лучше использовать?
– Думаю, знает. Я ведь когда-то играл в «Северстали» вместе с Дмитрием Квартальновым. Тогда называл его на «ты», сейчас пришлось перестраиваться.

– В какое звено вас определили?
– Пока неясно. Думаю, это будет известно не раньше, чем накануне воскресного матча на выезде.

– Вы знаете, что покинете команду по завершению сезона. Если будете играть плохо, никто ругать не будет. Как найти мотивацию в такой ситуации? Или за вами из Америки будут следить?
– Будут, конечно, но не в этом дело. Для важно меня играть в свою игру и помочь команде набрать максимум возможных очков.

– Как дедушка отреагировал на ваше возвращение?
– Он был очень рад, но надеялся, что я буду играть за ЦСКА.

Сергей Виноградов, специально для khl.ru

Упоминания

Северсталь  (Череповец) Северсталь (Череповец)

Поделиться

Похожие новости