На прошлой неделе лучшим защитником КХЛ был признан представитель обороны «Ак Барса» Илья Никулин - между прочим, первый из состава двукратных обладателей Кубка Гагарина, кого отметила КХЛ в нынешнем сезоне. И это несмотря на более громкие подвиги с юбилейными 250-й и 200-й шайбами его партнеров по стартовому звену Алексея Морозова и Даниса Зарипова.

Илья Никулин - человек, в котором уживаются, как минимум, двое Никулиных. Повторим, как минимум. Это вам не постоянно и со всеми ровный Алексей Морозов. Не перманентно позитивный Евгений Медведев. Не цельный, как скала, Александр Степанов. Разный он.

Иногда благодушный и спокойный, как удав (таким запомнился Илья после первого чествования в Казани чемпионов мира летом 2008-го). Иногда ершистый, как… собственно говоря, ерш. Таким он предстал перед вашим корреспондентом во время интервью по поводу привлечения в сборную «Звезд Востока» осенью того же 2008 года.

- Как вы считаете, Илья, это заслуженно?

- Вы мне такие вопросы будете задавать – заслуженно или нет? Выбрали - значит, заслуженно! А вообще с такими вопросами нужно обращаться к тем, кто производил выбор. Мы всегда стараемся, выкладываемся, а оценивать – дело других. У вас закончились вопросы?

Теперь вы понимаете, почему в этот раз я не стал звонить Никулину, интересоваться его мнением – заслуженно его признали лучшим или аванс какой выдали на будущее.

Коллеги долго вспоминали, как весной, в разгар плей-офф, когда подавляющая часть игроков в рот воды набрала, Никулин решил нарушить молчание. Но очень уж своеобразно: дал интервью одному телеканалу, а для остальной прессы, что называется, обозначил черту отчуждения. Видимо, предположил, что, сказав в дюжину подставленных диктофонов, на следующий день прочитает дюжину различных интерпретаций сказанного.

Личной своей журналистской заслугой ваш покорный слуга может считать то, что после нашего общения с Никулиным была замята тема доллара, впечатанного в лед Квебека. Илья тогда, два года назад, поделился планами:

- Сейчас, по приезде в Москву, надеюсь увидеть рисунки, эскизы того, что предполагают сделать с этим долларом художники. А художники, сами понимаете, люди… м-м-м… творческие, их торопить нельзя. Хотя история с долларом немного затянулась. Думаю, что, скорее всего, монету придется распилить в ближайшее время, и я отправлю Саше Овечкину его половину в Америку. Мы с ним договорились, что доллар станет нашим талисманом, а как мы будем его использовать, лично я пока не предполагаю. Может, на шее носить, может, дома хранить... Решим позже, когда этот доллар уже будет у меня на руках.

И?! Где он, этот бакс? Под рубаху Илье заглядывать, искать, там ли висит? Домой напрашиваться? Никто за два года не поинтересовался. Потому что Никулин сказал, что «история затянулась». Хотя сами же ребята, Саша с Илюшей, подбросили масс-медиа эту историю. И сам же Никулин пустил ее под откос. Конечно, Александр, человек бесшабашный и откровенный, враз бы поведал, что сделали с монетой. Но он сейчас больше по Америкам. Попробуй, дозвонись к нему, спроси…

Что еще в Никулине противоречивого? Да вот он, факт из карьеры: казалось бы, не самый ранний дебют в национальной сборной - в 25 лет. Навевает, знаете ли, аналогии с другим Ильей, Муромцем, который копил свою силушку богатырскую, лежа 33 года на печи. Ан нет, полноте аналогии мешает то, что «на печи» у Никулина лежит серебряная медаль чемпионата мира среди юниоров 2000 года. То есть не копил он силу-то, просто наставники сборной на других заглядывались.

Он и в игре-то - не пойми кто. Атакующий защитник, форвард оборонительного плана? Не по амплуа, по игре. Одно можно сказать точно: за последние два плей-офф Никулин стал своеобразным киллером для конкурентов. И дело свое делал по-разному. В ворота «Авангарда» в 2009-м, в последнем домашнем матче четвертьфинала, мощно бросил от синей линии - будто вбил гвоздь в крышку гроба медальных чаяний омичей. А в 2010-м «Салавату» в шестом домашнем матче полуфинала забил, тихонько накатившись на «пятачок» - будто квитанцию им выдал на оформление бронзовых медалей. Один к одному - персонаж Павла Луспекаева «В белом солнце пустыни», который сначала бил басмачей, а потом нежно укладывал их со словами: «Отдохните, ребята…»

Завершая портрет двойственности Никулина, следует сказать о том, что не многие болельщики знают. Илья, который в своей карьере всерьез играл только за два клуба – «Ак Барс» и «Динамо» из Москвы (стажировку в «Твери» вынесем за скобки), является воспитанником школы «Спартака». Чтобы пересчитать подобных оригиналов по памяти, хватит пальцев одной руки: Никулин да другой Илья – Ковальчук... Пальцы готовы загибаться, да память отказывается называть еще кого-то из известных хоккеистов, в жилах которых текла попеременно «красно-белая» и «бело-голубая» кровь.

Вот написал и подумал о реакции противоречивого Никулина. Может, при следующей встрече поднимет вверх большой палец, а может, и пошлет далеко-далеко, в ту же Тверь, где сам играл по молодости. В повести братьев Стругацких «Понедельник начинается в субботу» есть такой персонаж - директор института А-Янус и У-Янус, два в одном. Положительный, но крайне непредсказуемый.

Джаудат Абдуллин, специально для khl.ru

Поделиться

Похожие новости