Одним из двух главных арбитров на Матче Звезд КХЛ-2011 будет опытнейший Анатолий Захаров.

– Вы второй раз подряд будете работать на Матче Звезд КХЛ. Чем запомнился этот год? Что будете вспоминать?
– Да вспоминать мы будем на пенсии, а пока идет серьезная работа, на которой и надо концентрироваться. Но вообще запоминаются всегда последние случаи. Вот, например, вчера я работал на игре «Сибирь» – «Авангард».

– Что же запоминающегося? Они всегда напряженно играют, и чаще всего заканчивают выяснение отношений в овертайме.
– Да, конечно. Но вчера случился один интересный эпизод. Идет овертайм. Вратарь «Сибири» Стефан Лив получает шайбу после броска от синей линии, но возле него никого нет и я показываю жестом, чтобы он продолжал игру. Стефан выбрасывает шайбу своим партнерам, те теряют ее, следует атака – гол. После этого Лив мне стал предъявлять какие-то претензии.

– Да уж…
– А бывают случаи, когда сталкиваешься с хоккеистом. Вот, думаешь, что предусмотрел траекторию его движения, занимаешь позицию, чтобы не помешать хоккеисту, а он врезается прямо в тебя. И опять же начинает говорить что-то. Типа, ты мне мешаешь, я еду, а ты стоишь на пути. Мне-то казалось, что на льду все должны друг друга видеть.

– Часто врезаются?
– К счастью, не очень часто, но всегда слышу претензии. Главное, что они, выиграв единоборство у соперника, сразу опускают голову вниз и арбитра уже не воспринимают. И когда бросают шайбу в сторону судьи или врезаются в него, все время следуют вопросы, мол, вы стоите на пути. Но хоккеисты должны все видеть.

– И что вы отвечаете хоккеистам?
– В игре – ничего. Судьи должны быть мудрее и хладнокровнее, и не поддаваться эмоциям, которые присущи спортсменам. Но в паузах, бывает, обсуждаем. Я говорю: ну что же вы делаете? Неужели не видно, где кто находится на льду? Вот – пятерка игроков соперников, вот – арбитр. Ну, надо же думать перед тем, как делать. Впрочем, все эти диалоги проходят в дружеском ключе. Лишние конфликты никому не нужны.

– Ваш партнер по Матчу Звезд КХЛ лайнсмен Виктор Бирин рассказал, что за последний год ему дважды крепко прилетало шайбой: в губу и колено. Вы избежали таких потрясений?
– Нет, к сожалению. Пару раз в колено попала. Один раз на Кубке Первого канала, и еще раз во время матча «Динамо» на Ходынке. Причем, мне попал в ногу Константин Горовиков, который обычно аккуратен в передачах. Между прочим, он потом подъехал и извинился.

– Больно?
– Неприятно. У нас все-таки щитки немного облегченные.

– В связи с этим – не хотели бы увеличить количество щитков? Все-таки даже в случае обычного столкновения с хоккеистом вы оказываетесь в проигрышной ситуации.
– Тогда мы будем походить на участников матчей по американскому футболу. А следующим шагом станет разрешение судьям применять силовые приемы против хоккеистов. Шучу, конечно.

– Часто ли хоккеисты выводят вас из себя? И чем?
– Да, бывает. Есть такие эпизоды, когда злость появляется. Но очень важно быстро совладать с эмоциями. Я, например, сразу провожу аутотренинг, чтобы успокоиться. Поводы? Очень не нравится, когда начинают разговаривать молодые хоккеисты. Они еще нигде не играли, ничего не добились, а выражают какие-то претензии. Думаешь: тебе бы сначала пас правильно сделать, кататься как следует научиться, а ты уже критикуешь.

– За последний год были ли у вас какие-нибудь яркие ошибки? Чтоб потом смотрели видео и недоумевали: «ну как это я?»
– Хм… Надо сосредоточиться… Яркие ошибки. Что-то не могу вспомнить такого. Надо полчаса подумать.

– Вы работали на матчах чемпионатов мира в низших эшелонах. Что можете вспомнить из этого экзотического хоккея, о котором мы даже не догадываемся?
– Однажды работал на игре Северная Корея – Китай. Ох, еще то удовольствие! Там стычки происходили даже не каждую минуту, а каждые десять секунд. Тут еще дело в том, что это была игра молодежных сборных. Но когда игроки садились на скамейку штрафников и снимали маски, я понимал, что им совсем не по 20 лет, а гораздо больше. Чувствую, они там всех обманывали, но проверить, видимо, было нельзя. Иногда все удаленные хоккеисты не помещались на скамейку штрафников. Я подъезжаю к тренерам, пытаюсь им объяснить на английском, чтобы они успокоили игроков, но выясняется, что никто английского не знает, а переводчик сидит на трибуне. Помню, мне тогда еще низкую оценку выставили. «Тройку» кажется.

Алексей Шевченко, специально для khl.ru

Поделиться

Похожие новости