Лидер атак «Автомобилиста», не дожидаясь окончания сезона, завершил карьеру.

- Мы видели, как вас провожали: игровую майку подняли под своды арены в Екатеринбурге, было сказано много слов. Трогательно получилось?
- Даже словами не передать. Я так был растроган, что слезы на глазах появились. Понимаете, эти чувства даже не объяснить. Я очень благодарен клубу, очень благодарен болельщикам. На тот матч пришли пять тысяч зрителей и все приветствовали меня.

- Не хотели терпеть еще три матча в чемпионате?
- Дело не в этом. Просто это был последний домашний матч команды. Но вообще… Если честно, то я еще не понял, что произошло. Не понимаю, что у меня изменилось в жизни.

- На тренировку не надо.
- А никому не надо - команда была в небольшом отпуске, никто на тренировки не ходил. Наверное, все изменится, когда я отправлюсь на выезд и буду проводить игры в костюме, на скамейке. Кстати, вот еще один момент: у меня уже нет выездной формы. Мою майку сразу забрали, на ней расписалась вся команда, и ее повесили в клубе.

- Но остальная форма осталась?
- Осталась, конечно, я ничего не выкидывал. Есть ведь различные ветеранские турниры, в которых я могу участвовать. Но вообще надо сначала перевести дух, успокоиться, а потом все решить.

- Почему вы остались в хоккее? Не было никаких других вариантов?
- Были, конечно. Но я так рассудил: в хоккее я 31 год, включая детскую школу, и что я умею делать еще лучше всего? Но я остаюсь в хоккее не потому, что в ином качестве останусь без средств существования. Дело совсем не в этом, просто я люблю хоккей и смогу там быть полезным.

- Вообще вам не так много лет, чтобы заканчивать карьеру. Сейчас в паспорт вообще не смотрят, и мы назовем десяток человек, которые играют в вашем возрасте.
- Верно, но я решил, что надо уйти вовремя. Да и потом травмы замучили.

- Труднее было восстанавливаться?
- Отчасти да, но главная причина – новые проблемы. Допустим, у меня очень болело колено. Играть я мог, но колено все равно беспокоило. Там все накапливалось, накапливалось. А если не можешь выкладываться на сто процентов, то зачем партнеров обманывать?

- Вы же пермяк, а заканчиваете в Екатеринбурге. Почему не дома?
- Очень больной вопрос. Я бы и сам хотел завершить карьеру там, где начал. Но понимаете, в Перми сейчас сложная обстановка. Ко мне на прощальную игру приезжали товарищи из родного города, рассказывали поразительные вещи. Например, когда поднимали майку Дмитрия Филимонова, его даже не пригласили на церемонию. Разве так можно? Я же все-таки заслужил нормальное прощание.

- Из знаменитой тройки первым закончил Евгений Ахметов, сейчас – вы. Николай Бардин будет долго играть?
- Коле сейчас 35 лет, и, надеюсь, что лет пять он еще сможет приносить пользу командам на самом высоком уровне. Я рад, что у него все складывается отлично.

- Сейчас-то вас хоть по отчеству звать будут?
- Не знаю. Я еще не был ни на одной тренировке. Вообще я для своих друзей так и останусь Александром. Но если придется привыкать к отчеству – нет проблем.

Алексей Шевченко, специально для khl.ru

Упоминания

Автомобилист  (Екатеринбург) Автомобилист (Екатеринбург)

Поделиться

Похожие новости