Арбитр Александр Черенков провел 500 матчей на высшем уровне в чемпионатах России.

– Поздравляем вас с юбилейным матчем, который состоялся в конце февраля. Совсем недавно такой же праздник был у Сергея Карабанова. Не хотелось ли вам его перегнать?
– А ведь не было никакого соревнования. Хотя бы потому, что мы не сами решаем, кто и когда будет работать, а глава департамента по судейству. Да и потом зачем из этого конкурс устраивать?

– 500 игр – это очень много. Есть матчи, которые вам могут присниться?
– Конечно. Если долго не раздумывать, то назову встречу между магнитогорским «Металлургом» и «Авангардом», когда шайба залетела в ворота уральцев после рикошета от головы Владислава Бульина. Очень сложный момент, но только с человеческой точки зрения. Вроде бы, хоккеисту нанесли травму, но основания прекратить встречу не было. Пришлось засчитать, а потом выслушать от команды, что гол был несправедливым. Но ведь это неправда. Хотя та шайба решила судьбу серии.

– Юбилей отпраздновали?
– Понимаете, в чем дело. В этот список входит лишь работа главным судьей в чемпионатах России. А сколько у меня матчей было, когда я работал лайнсменом. Не засчитаны и международные встречи, и игры в низших лигах. Думаю, что это условный юбилей, а реальная цифра приближается к тысяче.

– А курьезные ситуации часто случались?
– Да в каждом матче. Когда-то реже, когда-то чаще. Вот недавно мне шайбой попало в лицо. Визор – вдребезги.

– Да уж что тут смешного. Вы не доработали до конца?
– Доработал. Там оставалось-то всего 18 минут. Пришлось, правда, визор выковыривать из шлема. Так и катался, с разбитыми губами, без визора.

– Ничего курьезного тут нет.
– Конечно. Но, понимаете, столько раз эта шайба уже прилетала, что относишься к подобным моментам с долей юмора.

– Между прочим, мы после несчастного случая с Юрием Цыплаковым вдруг задумались, что арбитры рискуют на льду ничуть не меньше хоккеистов. Вас тот случай изменил?
– Знаете, с Юрой был именно несчастный случай. И такие столкновения с игроками в каждом матче случаются – и не по разу. Никто из нас не стал осторожней – это бы повредило делу. Все мои коллеги стали лучше выбирать позицию, убегать от игрока. Да и с двойным судейством это легче сделать. Но стал ли я бояться того, что подобное может произойти со мной? Не вижу в этом смысла. Понимаете, мы столько видим автокатастроф и прочих ужасов, что если все переносить на себя, сил не хватит.

– Часто можно услышать от игроков: «Да я бы судил гораздо лучше». Вам такое говорят?
– Да. И я с удовольствием предлагаю им поменяться. Причем, я уверен, что они бы справились с моей работой хуже, чем я с их. Но не хотят меняться. Хотя, честно говоря, иногда так и хочется отдать свисток, чтобы он попробовал работать.

– Есть версия, что не все игроки знают правила.
– Чистая правда. Ведь до смешного доходит. Недавно один опытный хоккеист подъезжает к лайнсмену, который фиксирует офсайд, и спрашивает, почему вбрасывание в их зоне, а не в средней? Тот отвечает – умышленный офсайд. И хоккеист в ответ: «Что это такое?». Нет, ну нормально? Они знают только те правила, которые им нужны.

– Кто самый вежливый хоккеист в России?
Алексей Морозов. Тут двух мнений быть не может. Всегда вежливый, всегда корректный. Разговаривать с ним – одно удовольствие.

– Есть ли в России клуб, в котором, узнав о вашем назначении, сразу падает настроение?
– Возможно, это «Витязь». За последние три года они проиграли все матчи с моим участием, даже товарищеские. И ведь вопросов по моей работе не возникает. Просто такое невезение.

Алексей Шевченко, специально для khl.ru

Поделиться

Похожие новости