В конце прошлого века – начале нынешнего увольнять тренеров раньше октября у нас считалось дурным тоном. И, помимо хабаровского казуса с Сергеем Борисовым, таких случаев не было. В начале двухтысячных терпение клубных руководителей стало менее железным, и с 2002 года тренеров стали отправлять на выход уже с сентября. За исключением сезона 2005/2006, когда Анатолию Богданову в «Витязе» всего недели не хватило, чтобы продержаться аж до ноября.

Еще одним исключением можно считать – а можно и не считать – Сергея Котова, в позапрошлом году покинувшего московское «Динамо» де-юре 2 октября, а де-факто – 30 сентября. Также можно не считать Сергея Архиповича потому, что в отставку он подал самостоятельно, а не был уволен. Более того, поначалу отставка эта президентом клуба Михаилом Головковым принята не была – отсюда и «дельта» между фактическим и официальным уходом Котова.

Так что нынешний чемпионат, с первой отставкой, пришедшейся на октябрь, является первой ласточкой на пути к пусть и невеликому, но все же увеличению доверия к наставникам команд и к уменьшению паники в рядах клубных руководителей – почти всегда необоснованной. Или даже второй ласточкой, если считать с прошлым сезоном, в котором тоже имелось одно исключение, на которое, опять же, можно обращать внимание, а можно и не обращать. Напомним, что год назад первым сложил полномочия Александр Блинов в «Амуре». Не обращать внимание на это можно по двум причинам. Во-первых, Александр Серафимович, как и Котов, ушел по собственной воле. Во-вторых, ушел он недалеко, и через три месяца снова возглавил хабаровчан, и вёл их до конца сезона.

Так вот, если отставку Блинова не принимать во внимание, то впервые бабахнуло в прошлом году, как и сейчас – в октябре. Четвертого числа «Атлант» разошелся с Николаем Борщевским, на следующий день – «Трактор» с Андреем Сидоренко, потом был день паузы, и седьмого октября Милош Ржига покинул «Спартак».

В нынешнем чемпионате первый день гнева пришелся как раз на прошлогодний «выходной». Шестого октября магнитогорцы проиграли в Челябинске, после чего в «Металлурге» Александру Баркову было указано на дверь.

Еще до этого поражения сталевары выпали из зоны плей-офф. При том даже, что их главные на сегодняшний день конкуренты – «Югра», «Барыс» и новокузнецкий «Металлург» – также проиграли свои последние, соответственно, один два и три матча. Понятно, что аналогичная серия магнитогорцев еще хуже: ноль очков в четырех встречах. Пусть и гостевых, но на выезде средней степени сложности: Астана – Нижнекамск – Казань – Челябинск. Для былого «Металлурга» это было бы нонсенсом, но не надо забывать, что в нынешнем сезоне мы наблюдаем совершенно новый «Металлург», имеющий мало общего с командами Хейккиля, Белоусова, Постникова, Канарейкина, Кинга и Сикоры. Поэтому и подходить к нему следует с новыми мерками.
Шутка ли – с прошлого сезона из полевых игроков осталось лишь шестеро нападающих и три защитника. Плюс Георгий Мишарин, пополнивший состав лишь под конец регулярки.

Список приобретений сталеваров был весьма внушителен. Как по фамилиям – что, конечно же, хорошо, так и по собственной величине – что уже, скорее, плохо. Кроме того, перечень новобранцев не создавал впечатления какой-то конкретной концепции, под которую набирались исполнители; скорее уж – брали всё, до чего смогли дотянуться. За исключением, пожалуй, сыгранной связки ГлазачевСпиридонов. Которая, помимо сыгранности, характеризуется еще и тем, что за последние четыре сезона защищала цвета трех клубов, в каждом из которых действовала достаточно эффективно, но, с точки зрения командных достижений, коллективам своим никаких особенных дивидендов так и не принесла. Впрочем, как будто специально для того, чтобы лишний раз подчеркнуть хаотичность комплектования нового «Металлурга», связка эта была разбита еще на предсезонке.

Предсезонку, к слову, «Магнитка» провела ударно. Выиграла два турнира, еще на одном заняла второе место. Глазачев, разлученный со Спиридоновым, сразу же легко нашел общий язык с Сергеем Мозякиным – самым лакомым куском трансферного рынка. Вспомнилось, что в своем «программном» интервью после назначения Барков обещал атакующий хоккей, и подумалось – не обманул Александр Эдгардович.

Конечно, все понимали, что летние игры – отнюдь не показатель. А зачастую вообще едва ли не гарантия провала в чемпионате; ну или – выступления слабее ожидаемого. Но в ситуации с «Металлургом» казалось, что победы на предсезонке пойдут только в плюс. Более чем наполовину обновленная команда, молодой тренер, ранее не работавший самостоятельно – победы должны были придать им положительный заряд, задать с самого начала долгого пути верную тональность.

И старт чемпионата, вроде бы, показал, что так и получилось. Если в победе над «Левом» ничего особенно героического не было (но три очка – есть три очка), то в следующей встрече был по всем параметрам переигран действительно грозный, к тому же – принципиальный, соперник, «Трактор».

Но вот дальше команда Александра Баркова начала пробуксовывать, в четырех домашних матчах строго чередуя победы с поражениями. А в последующем выездном турне, как отмечалось выше, вообще произошел провал. Точку поставил тот же «Трактор», скрупулезно и точно выплатив «должок» трехнедельной давности – как по счету (5:1), так и по общей картинке: безоговорочный, уверенный обыгрыш по всем параметрам и без малейшего шанса для побежденных. Зеркальность реванша проявилась даже в мелочах: если в сентябрьской встрече Сергей Мозякин сделал хет-трик, то октябрьскую он завершил с показателем полезности «минус три» (кстати, общепризнанный снайпер на протяжении уже семи матчей кряду не может поразить чужие ворота, и на протяжении шести даже остается без результативных передач – что такой же нонсенс, как и четыре подряд поражения «Магнитки»).

Виноват ли в провале магнитогорцев главный тренер? Конечно же виноват. Как бывает виноват абсолютно любой тренер в абсолютно любой ситуации – все же он не посторонний человек в команде. Другое дело, что доля вины бывает разной, да и ситуации, собственно, тоже. Ситуация «Металлурга» в межсезонье была совершенно прозрачной: коренная перестройка. А при коренной перестройке кредит доверия всего в десять матчей выглядит странным, если не нелепым.

По логике, ведь, молодого специалиста, не обремененного пока ни должным тренерским опытом, ни авторитетом, ставить в команду, где хватает опытных и авторитетных игроков; команду, вдобавок, очень существенно обновленную – достаточно рискованно. Но если этот риск принимается – значит, у него имеются основания. Следовательно, должен иметься и запас терпения. Проще говоря, либо не доверять совсем, и с самого начала искать маститого наставника, либо доверять – и тогда уже не сдергивать с места после первых неудач. Иначе получается глупая и несмешная детская «шутка» с кошельком на веревочке.

Сейчас бразды правления у Баркова примет Фёдор Канарейкин. И думается, что «Металлургу» это пойдет только на пользу; по крайней мере, в краткосрочной перспективе. Но вот за молодого тренера Александра Баркова все равно обидно…

Олег Протасов, специально для khl.ru

Упоминания

Металлург (Магнитогорск) Металлург (Магнитогорск)

Поделиться

Похожие новости