В Омске проходит очередной мемориал Виктора Блинова. Перед началом одного из матчей на вопросы пресс-службы КХЛ ответил генеральный менеджер «Сибири» Кирилл Фастовский.

До старта пятого чемпионата осталась неделя. Какие настроения сейчас царят в «Сибири»?
– Мы достаточно оптимистично настроены. Провели вполне достойную комплектацию, хотя, конечно, еще рано говорить о том, что мы угадали со всеми новичками. Разумеется, мы надеемся выступить лучше, чем в прошлом сезоне. Собственно, это задача перед командой и стоит.

Что нового было у «Сибири» в рамках предсезонной подготовки?
– У нас, как известно, сменился тренерский штаб, поэтому и система летней подготовки претерпела некоторые изменения. Нынешняя предсезонка носила в большей степени игровую направленность. Кроме этого, закладывали фундамент физической подготовки, но эта система в целом у всех команд одинакова. Каких-то глобальных новшеств у нас не было, но настроение по сравнению с прошлым годом в команде изменилось.

Чем руководствовались, выбирая новым главным тренером Дмитрия Квартальнова?
– После ухода Юшкевича я представлял кандидатуры нескольких тренеров попечительскому совету, который и принимал окончательное решение. Решение назначить Квартальнова было принято коллегиально, хотя это далось не так просто. Я пытался убедить наших владельцев в том, что Дмитрий Вячеславович – это тот специалист, который нам нужен именно сейчас. Со мной в итоге согласились, чему я очень рад. Работается нам вполне комфортно.

Квартальнов, как и Юшкевич, относятся к тем тренерам, которых принято называть молодыми российскими специалистами. Сильно ли они отличаются друг от друга?
– Прежде всего, психология защитника и нападающего немного разнится. Но в подходе у них много общего: они стараются, чтобы команда играла в современный, сбалансированный, скоростной хоккей. Я и настаивал после работы с Юшкевичем, что нам нужен тренер именно такого плана.

Андрей Тарасенко, уже работавший главным тренером, спокойно воспринимает себя в качестве ассистента?
– После ухода Дмитрия Юшкевича первый разговор у меня состоялся именно с Андреем. И он сам попросил, чтобы за ним закрепили должность старшего тренера. Пока он себя видит именно в таком качестве.

Приобретение какого хоккеиста нынешним летом вы можете занести клубу в актив?
– Самый главный и самый тяжелый для нас момент – это продление контракта с Йори Лехтеря. Для нас это было приоритетом. Переговоры шли непросто, но в итоге Йори остался в Новосибирске. Мы полностью сменили вратарскую бригаду, и борьба за Сергея Гайдученко тоже была нешуточная. Много было предложений у Алексея Копейкина, и приятно, что он выбрал в итоге «Сибирь». Непросто нам было и заполучить в свои ряды Андрея Степанова. Приглашение любого игрока – это кропотливая работа, длящаяся не один день и не одну неделю.

Почему с Берндом Брюклером клуб решил расстаться только в конце августа, и не считаете ли вы, что таким образом лишили хоккеиста возможности нормального трудоустройства?
– Это обычная в хоккее ситуация, и я уверен, что буквально на днях Брюклер подпишет контракт в Европе. Мы не нарушили ни одного пункта Регламента, расторгнув этот контракт. И если мы понимаем, что можем улучшить команду, мы, безусловно, будем ее улучшать. Это всего лишь законы профессионального спорта, где никому ничего не гарантированно. У нас начал очень серьезно прогрессировать Гайдученко, и мы не ожидали, что это произойдет так быстро. Уже предсезонка показала, что Сергей готов играть до пятидесяти процентов матчей регулярного чемпионата. И отношение к Брюклеру начало меняться. Мы начали понимать, что его большой контракт в этой ситуации становится неоправданным. И еще – надежность Брюклера тоже оставляла желать лучшего. Поэтому мы остановили свой выбор на другом голкипере, который обходится нам значительно дешевле.

Как вы вышли на Джеффа Гласса?
– Гласса мы никак не могли заранее держать в уме, так как он был связан контрактом с «Барысом». Но как только вариант с этим вратарем возник на горизонте, мы тут же начали работу в этом направлении. Договорились достаточно быстро: с того момента, как арбитраж расторг контракт Гласса с «Барысом», прошло максимум десять дней. В это время Гласс тренировался в Калгари, где он живет.

Во время драфта юниоров вы обменяли право первого выбора на спортивные права на Юхана Франссона. Но он в «Сибири» так и не появился. Почему?
– Проблема оказалась не в самом Франссоне, а в клубе «Лулео», который категорически не захотел его отпускать, хотя в его контракте есть пункт о возможности досрочно расторгнуть соглашение. Мы на него рассчитывали, и в начале «Лулео» подтвердил, что все будет хорошо. Но потом запросил совершенно неадекватную сумму отступных. И Франссон очень переживал, что не смог к нам приехать. Тем не менее права на этого квалифицированного защитника у нас, и мы рассматриваем его кандидатуру с прицелом уже на следующий сезон. Поэтому на драфте мы все сделали правильно. У нас была основная задача – сохранить своих воспитанников, защитить ребят 1995 года рождения, вышедших из школы «Сибири». Это достаточно плодовитый год, и шесть ребят из него будут играть в «Сибирских Снайперах». И на драфте мы просто воспользовались ситуацией, чтобы получить права на очень хорошего защитника. И я об этом не жалею.

Как будет действовать «Сибирь» в случае локаута за океаном?
– Мы следим за ситуацией, но у нас нет такого состояния, что мы сидим и считаем дни, когда же этот локаут начнется. Мы знаем, с кем из хоккеистов в теории можем работать, а кто нам не по карману.

Владимир Самохин, специально для khl.ru 

Упоминания

Сибирь  (Новосибирская область) Сибирь (Новосибирская область)

Поделиться