Стремительна хоккейная жизнь: только вчера драматичнейшим образом закончился первый раунд плей-офф, а уже завтра и послезавтра восьмерка лучших команд лиги вступает во второй. Обратили ли вы внимание на любопытную деталь? Ровно в половине из этих коллективов по ходу сезона сменился главный тренер: на Западе пертурбации произошли в СКА (Сергей Зубов вместо Андрея Назарова) и «Динамо» (Сергей Орешкин вместо Харийса Витолиньша), на Востоке – в «Металлурге» (Илья Воробьёв вместо Майка Кинэна) и «Салавате Юлаеве» (Игорь Захаркин вместо Анатолия Емелина).

Руководители этих четырех клубов, бесспорно, могут поставить себе в заслугу принятые по ходу регулярного чемпионата решения: команды добились очевидного прогресса, как игрового, так и турнирного. Собственно говоря, ничего необычного в этом нет: тренерские перестановки случаются регулярно, и многие из них оказываются удачными. Тема не нова. Как и другая, неизбежно сопутствующая таким перестановкам тема преемственности.

Она стара, как мир. Каждый раз, когда команда меняет тренера по ходу сезона, многие начинают задаваться вопросом: чья же она теперь? Того ли тренера, который руководит ею в данный момент? Или того, под руководством которого готовилась к чемпионату и вступила в него? Как всегда в таких случаях, истина находится где-то посередине, мы лишь можем иногда отмечать, скажем так, законность или незаконность подобной постановки вопроса. Ситуации-то везде разные.

1000_01_20160224_SYU_AKB_SYU 9134.jpg

Возьмем «Динамо»: главный тренер покинул клуб, а на смену ему пришел специалист со стороны, работавший пусть и в той же системе, но в другой команде другой лиги. Здесь есть все основания задумываться о решительной смене курса. А в «Салавате» иначе: главный тренер и консультант поменялись местами, более опытный специалист занял более ответственную позицию, но все равно они продолжили работать в тандеме. Это уж никак революцией не назовешь, верно?

Прибыв в Магнитогорск в преддверии серии «Металлурга» с «Сибирью», был, признаюсь, откровенно удивлен, когда узнал, что и здесь, оказывается, этим вопросом кое-кто задается. По крайней мере, однажды мне довелось услышать весьма странный, на мой взгляд, тезис: дескать, при чем тут Воробьёв, это все равно команда Кинэна. Сей посыл удивил меня настолько, что я даже решил покопаться в статистике, чего обычно не делаю, вполне удовлетворяясь изучением материалов Владимира Жидкова на нашем сайте. Но вот теперь сделал.

И выяснил следующее: проведя 21 матч под руководством Кинэна, «Металлург» к концу регулярки (то есть, по прошествии 39 игр с Воробьевым во главе) прибавил по всем компонентам. Судите сами: процент набранных очков вырос с 54 до 59; среднее количество заброшенных шайб – с 2,9 до 3,05; среднее количество пропущенных шайб уменьшилось с 2,43 до 2,23; эффективность большинства подросла с 11,9% до 23%, а меньшинства – с 85% до 86,4%.

1000_01_20160228_AVT_MMG_BAS 16.jpg

Видим прирост по всем позициям – где-то небольшой, где-то внушительный. Впрочем, статистика – как красавица в бикини: показывает многое, но не всё. Полемически настроенный читатель может сказать, что это естественный процесс, команда должна была набирать ход и при Кинэне набрала бы его точно так же. Не будем спорить о том, чего мы не в силах проверить, ведь сослагательное наклонение вообще мало где применимо в жизни, а уж в спорте и подавно.

Но эта история сразу напомнила мне другую – наверное, по ассоциации, ведь там тоже был задействован Воробьёв, только старший, Петр Ильич. Помните «Локомотив», два года назад творивший чудеса при Дэйве Кинге? Тогда ведь очень многие говорили, что заслуга канадского специалиста не так уж велика, что команду подготовил Воробьёв, а Кинг лишь раскрепостил игроков (как будто одного этого мало). Не будем сейчас вдаваться в детали, ибо любому здравомыслящему человеку в такой ситуации понятно: налицо очевидный вклад обоих тренеров, и чей больше, а чей меньше, установить невозможно, так что и смысла нет этим заниматься. Кинг-то, между прочим, сам всегда подчеркивал, что ему досталась от предшественника хорошая команда.

Но та история была другой, более схожей с нынешним «Динамо». Применительно же к «Металлургу» поднимать такой вопрос мне вообще кажется полнейшей нелепостью. Ведь Воробьёв-младший не пришел со стороны, он все время работал в команде с Кинэном. И даже до него! Мы ведь знаем, что строительство новой «Магнитки» началось четыре года назад, когда вернувшийся в клуб после небольшой отлучки Геннадий Величкин, верный традиции черпать лучшее на родине хоккея, пригласил Пола Мориса.

1000_01_20130305_MMG_SYU_AVB 11.jpg

Именно тогда в тренерский штаб и попал Илья Воробьёв. Так что нынешний «Металлург» - уж точно его команда в не меньшей степени, чем команда Кинэна. Что, разумеется, никак не отрицает вклада Железного Майка в ее становление. И в становление Воробьева как тренера. Сами спросите Илью Петровича – он вам два часа будет рассказывать, как полезно было ему работать с Кинэном, и сколь многому он у него научился. Всё это настолько очевидно, что просто странно, как в принципе могут у кого-либо возникнуть мысли насчет «принадлежности» команды тому или иному тренеру. Попытки умозрительно разделить Воробьёва и «Металлург» бессмысленны.

Надеюсь, что хотя бы в Санкт-Петербурге, от которого в данный момент нахожусь достаточно далеко и проверить не могу, подобных мыслей ни у кого не возникает. Делить команду между Зубовым и Назаровым было бы до крайности смешно. По сравнению с работой Зубова в СКА на протяжении почти двух лет, включивших в себя победу в Кубке Гагарина, двухмесячное пребывание Назарова в клубе выглядит не более чем мимолетным эпизодом…

1000_01_20150724_LKO_SKA_KUZ 11.jpg

Олег Винокуров, из Магнитогорска,
специально для khl.ru

Упоминания

Динамо  (Москва) Динамо (Москва)
Металлург (Магнитогорск) Металлург (Магнитогорск)
Салават Юлаев (Уфа) Салават Юлаев (Уфа)
СКА (Санкт-Петербург) СКА (Санкт-Петербург)

Поделиться