Рабочий кабинет Кари Ялонена в Нижегородском Дворце спорта . На двух стенах висят большие магнитные доски. На одной магнитные фишки с фамилиям игроков, которые указывают сочетания звеньев для сегодняшней тренировки. На другой – список русских слов в латинской транскрипции и их перевод на финский. Хозяин кабинета обещает более плотно заняться изучением русского языка после окончания сезона, даже нанять преподавателя. А сейчас в череде матчей, тренировок и перелетов на это просто нет времени.

– Откуда вообще возник вариант с «Торпедо», что вы знали про «Торпедо» до подписания контракта, и какая информация о КХЛ была в вашем распоряжении на тот момент?
– Еще в течение прошлого сезона мой агент интересовался у меня, нет ли желания попробовать свои силы в Континентальной хоккейной лиге. В мае у меня заканчивался трехлетний контракт с ХИФК, поэтому я решил, что готов принять подобное предложение. За тем, как развивается новая лига я, разумеется следил и ранее. Когда же контракт был подписан, я обратился к Кари Хейккиля, который поделился со мной опытом работы в России. Если же говорить о «Торпедо», то я знал что за нее в свое время выступали такие игроки как Ковин, Скворцов и Варнаков.

– Насколько вы были готовы к тем сложностям, которые могли ожидать вас в России? Все-таки, чужая страна, другой образ жизни, другой хоккей.
– В мою бытность игроком я имел опыт выступлений и в других европейских странах (Швеции и Франции), и в Северной Америке. Да и в составе сборной Финляндии поездил по миру. Поэтому я понимал, что мне придется жить по обычаям той страны, в которой буду находиться. А для того, чтобы легче было вписаться в реалии новой обстановки, попросил, чтобы в тренерский штаб были включены не только мои соотечественники Кай Раутио и Сакари Линдфорс, но и Павел Торгаев с Анатолием Богдановым, которые прекрасно знакомы с местными обычаями, менталитетом игроков, российским хоккеем.

– В большинстве российских клубов под конкретного тренера набирают игроков в соответствии с его пожеланиями и предпочтениями. Вместе с тем существует и НХЛовская модель, когда генеральный менеджер имеет определенный состав, и тренер приглашается для работы уже с теми, кто есть на контракте. Как обстояло дело у вас в «Торпедо» перед началом этого сезона?
– Это была совместная работа генерального менеджера и главного тренера. Естественно, что по ходу сезона состав может меняться, кто-то в команду приходит, кто-то уходит. И очень приятно, что у «Торпедо» есть определенный резерв, состоящий из молодых игроков. Кого-то мы уже понемногу вводим в состав, кто-то пока играет за наш фарм-клуб «Саров». Но надо понимать, что молодежь – это наше будущее. И о будущем надо обязательно думать.

– Новый тренер, придя в команду, всегда имеет выбор: полностью перестроить игру в соответствии со своим видением или же попытаться адаптироваться к исполнителям, имеющимся у него в наличии.
– По мере работы в России я получал все больше информации о том, в какой хоккей принято играть в КХЛ, изучал российский хоккей изнутри, знакомился с игроками и их возможностями. Но при этом те игровые модели, приверженцем которых я являюсь, все равно оставались приоритетными для меня. И сейчас команда играет в тот хоккей, который я хотел бы видеть от нее, а игроки делают то, что требует от них тренерский штаб. И мы прекрасно понимаем, что по ходу сезона нам предстоит работать над ошибками, исправлять их и двигаться дальше для того, чтобы выполнить поставленную задачу: попасть в плей-офф.

– После нескольких месяцев работы в «Торпедо» можно ли уже назвать какие-то положительные и отрицательные моменты в Нижнем Новгороде?
– Что касается происходящего за пределами площадки, никаких проблем я не вижу. Все работники клуба очень доброжелательны и стараются максимально помочь, чтобы я и мои помощники могли сосредоточиться на хоккее и не думать ни о чем постороннем. Если же говорить о хоккейных делах, то главное для тренера – создать в команде хорошую рабочую атмосферу, сделать из различных по своему настрою людей коллектив единомышленников, чтобы они выполняли все требования тренеров и старались добиться единой цели. Это абсолютно одинаково. И в Финляндии, и в Северной Америке, и Россия тут не исключение. При этом моя точка зрения состоит в том, что тренер должен подавать пример игрокам в первую очередь своим трудолюбием и позитивным настроем. Если команда видит, что тренер работает много, то и игроки будут работать много для того, чтобы совершенствовать свою игру.

– Позади почти половина регулярного чемпионата. Насколько Вам удалось воплотить задуманное, и какое место, на ваш взгляд, «Торпедо» занимает в КХЛ в настоящий момент по своей игре?
– Наша главная цель – это попадание в плей-офф. Чтобы ее достичь, нам нужно ежедневно работать в этом направлении. И, делая эту работу, мы с каждым шагом приближаемся к этой цели. Но и нельзя забывать, что идеал всегда недостижим, поэтому я никогда не скажу, что мы готовы на 100%. Вместе с тем, как бы не закончился матч, наступает следующий день, и нужно вновь продолжать работать, независимо от того, выиграл ты или проиграл.
Мы уже показали, что в отдельном матче сможем обыграть, пожалуй, любого соперника. Но, как говорит финская пословица, чтобы подняться высоко вверх, нужно пройти очень много ступенек, поэтому подводить итоги пока что рано.

– В конце сентября «Торпедо» выдало очень неудачную серию, проиграв сначала дома, а потом и на выезде несколько матчей кряду. Не было ли ощущения, что что-то идет не так, что нужно что-то поменять?
– После тех поражений мы провели анализ, и извлекли определенные уроки из них. Те ошибки, которые мы делали, постарались исправить. Набирали очки, и сейчас команда находится в хорошем состоянии, в том числе и эмоциональном. Так что я уверен, что мы на правильном пути.

Сергей Литвак, специально для khl.ru

Упоминания

Торпедо  (Нижегородская область) Торпедо (Нижегородская область)

Поделиться

Похожие новости