«Салават Юлаев» - один из клубов, традиционно причисляемых к грандам российского хоккея, а значит, привлекающих к себе повышенное внимание. Правда, не всегда это внимание обусловлено исключительно спортивными результатами, как было, например, в прошлом году, когда сообщения о финансовых неурядицах занимали окружающих больше, чем выступление команды на льду.

В новом чемпионате, когда материальные трудности были благополучно преодолены, на смену Фонду «Урал» пришла «Башнефть», и будущее уфимского клуба перестало пугать неопределенностью, фокус вновь сместился на спортивную составляющую. При этом за два с небольшим месяца тональность разговоров изменилась кардинально: если поначалу игра команды вызывала сплошь вопросы да недоумение, то в последнее время о ней, напротив, заговорили в превосходных тонах, что неудивительно, учитывая, сколь стремительное восхождение по турнирной таблице совершил «Салават» за считанные недели. И если в начале турнира кое-кто уже готов был лишить команду статуса гранда, перевести в середняки и вычеркнуть из списка претендентов на чемпионский титул, то сейчас никто не возьмется с уверенностью утверждать, что Кубку Гагарина грядущей весной ни за что не побывать в Уфе. 

1000_02_20151028_TOR_SYU_SOK 10.jpg

ТРУДНОСТИ СТАНОВЛЕНИЯ

Оценивая непростое начало сезона, в ходе которого болельщиков бросало то в жар, то в холод, а команде даже потребовались перестановки в тренерском штабе, генеральный менеджер клуба Леонид Вайсфельд не боится говорить о собственных просчетах.

- Признаюсь, я считал, что процесс поиска своей игры будет для нас менее болезненным, - откровенно говорит Леонид Владленович. – Летом в одном из интервью, отвечая на вопрос, успеем ли мы быстро построить коллектив, способный решать большие задачи, я уверенно ответил: «Конечно, успеем». И я действительно в это верил. Но всё оказалось не совсем так, как я предполагал.

Впрочем, слово «просчет» в данном случае отнюдь не является синонимом слова «ошибка», и вдумчивый читатель, уверен, почувствовал эту разницу. Ошибкой был бы выбор неверного курса, но сейчас-то мы понимаем, что имела место лишь незначительная переоценка возможностей. Тем более что возможности эти перед началом сезона были весьма ограничены.

- Мы существенно обновили состав, в частности, расторгнув контракты с несколькими высокооплачиваемыми игроками, - поясняет Вайсфельд. – А по нынешним временам такие расторжения – это большие компенсации, поэтому мы понесли серьезные финансовые затраты, что ограничило наши возможности в плане селекции. На самом деле, не пойди мы на эти расторжения, в перспективе потеряли бы еще больше, так что принятые нами решения были верными. Речь шла об игроках, которые явно не стоили тех денег, которые получали, и подтверждением тому наши безуспешные попытки обменять их. Мы искали варианты обменов, но никто не был заинтересован в этих игроках на таких условиях, поэтому нам пришлось расторгнуть с ними контракты. И тот факт, что никто из них не нашел новой работы на тех же условиях, какие они имели у нас, подтверждает нашу правоту.

Наверное, сейчас уже никому не нужны никакие дополнительные доказательства, достаточно просто посмотреть в таблицу. В конце сентября «Салават Юлаев» не то, что не попадал в зону плей-офф, он в общей таблице чемпионата и в двадцатку-то пробиться не мог. А через месяц, выиграв 11 из 13 матчей, оказался пятым – не в Восточной конференции, а во всей лиге! Так что теперь не надо ни объяснений, ни оправданий неудачного старта. Как говорится, было и прошло. Мы же вспомнили об этом лишь для того, чтобы отметить исторический факт, от него ведь тоже никуда не уйти. Было – значит, было.

1000_01_20151020_SYU_AKB_VNB 3195.jpg

 

ВСЁ, ЧТО НУЖНО ДЛЯ СЧАСТЬЯ

Но теперь можно двигаться дальше, строить планы, ставить задачи и искать пути их решения. Если говорить о задачах, поставленных руководством перед командой, то официально это – финал конференции. А таких задач Вайсфельд не получал уже десять лет – с тех пор как его «Лада» играла в финале чемпионата России-2004/2005. Затем последовали «Атлант», «Кузня», «Автомобилист», и везде его работа была заметна, его взгляды, устремления и методы вызывали симпатию и уважение (как, к слову, и работа телекомментатором, открывшая в бывшем арбитре очередной талант), но чтобы замахиваться на такие высоты… И вот теперь очередной вызов в карьере Вайсфельда-функционера, вновь пришедшего на работу в суперклуб.

И он радуется каждой минуте такой работы, это видно невооруженным глазом. Да, собственно, он и сам этого не скрывает.

- Работать здесь – одно удовольствие, - генменеджер разводит в стороны руки, окидывая взором свой скромный кабинет, совсем не похожий на рабочее место большого босса, но ты понимаешь, что под «здесь» Вайсфельд имеет в виду вовсе не эту комнату. – У меня раньше никогда не было таких условий. Здесь есть всё, инфраструктура, о которой можно только мечтать. Арена, на которой два льда, дворец спорта, где тоже два льда, залы, тренажеры… Все условия для всех команд: «Салават Юлаев», «Толпар», «Агидель» - никто из них ни в чем не нуждается. И фарм-клуб «Торос» совсем рядом: от Уфы до Нефтекамска – двести километров, можно утром отправить туда хоккеиста, и вечером он уже будет играть. В общем, есть всё, что нужно для нормальной работы.

А всей этой чудесной инфраструктурой управляет Александр Семак. Известный в прошлом форвард, воспитанник уфимского хоккея, чемпион СССР и обладатель полной коллекции наград чемпионатов мира, в течение нескольких лет тренировал «Толпар», а затем ударился в политику, стал в 2013 году депутатом Государственного Собрания – Курултая Республики Башкортостан. А минувшей весной, когда «Салават Юлаев» переживал перестройку, вернулся в родной клуб, но уже не к творческой, а к организационной работе, занял пост генерального директора. От хоккея далековато, но тоже ведь дело нужное и ответственное.

VNB_6527.jpg

 

НЕТ ПРЕДЕЛА СОВЕРШЕНСТВУ

- Да уж, ответственности хватает, - улыбается Александр Владимирович, отодвигая в сторону две толстенные папки, создавшие баррикаду между нами прямо по центру стола (вот у него, к слову, настоящий директорский кабинет). – Видите, сколько бумаг приходится разгребать? Да, инфраструктура отличная, но постоянно требует внимания. И потом ведь ничто не бывает идеальным. Вот и мы тоже хотим постоянно всё улучшать. Сейчас, например, назрела необходимость оборудовать возле старого дворца многофункциональную открытую площадку для тренировочных занятий. Она там, в принципе, есть, но старое асфальтовое покрытие никуда не годится. Нужно новое, из современных материалов. Такие площадки, позволяющие круглый год тренироваться на открытом воздухе, есть у многих клубов. И нам нужна. Есть и еще кое-какие идеи, в частности, по программе привлечения зрителей, но сейчас всё в стадии проработки. Дело не быстрое: у клуба новый хозяин, новые руководители, которые только осваиваются, постепенно вникая в тонкости хоккейного процесса, так что каждый наш шаг, каждое предложение требует детальных пояснений, обоснований, нужно убеждать, доказывать. Это отнимает время. Но мы работаем, потому что надо развивать клуб, нельзя стоять на месте.

Развивать надо по всем направлениям. Вот и Вайсфельд, только что отметивший многочисленные достоинства инфраструктуры, тоже знает, что и как можно улучшить.

- Здесь, например, нет такого важного в моем представлении сегмента, как служебные квартиры, - говорит он. – Вопрос с жильем для игроков всегда решался просто: им добавляли деньги к контракту и предлагали обо всем заботиться самостоятельно. Мол, зарабатываете вы нормально, можете позволить себя снять жилье или купить – как и где пожелаете. Такая схема может работать с высокооплачиваемыми игроками, согласен. Но возьмем молодого парня с двусторонним контрактом. Мы отправляем его в «Торос», а он подходит ко мне и спрашивает: «Леонид Владленович, а это надолго?» - «Откуда же мне знать,- отвечаю, - как получится». – «А что же мне с квартирой делать?» - спрашивает он, и я понимаю, что для него это важный вопрос. Он не так много зарабатывает, чтобы, играя в Нефтекамске, снимать еще и квартиру в Уфе, которая будет стоять пустой и ждать его возвращения. А если бы у нас, как у многих клубов, был определенный блок служебных квартир, это решалось бы просто: играешь здесь – живешь, уехал – там поселился кто-то другой.

1000_01_20100915_TOL_REA_DMI  038.jpg

 

ЗАЛОГ СВЕТЛОГО БУДУЩЕГО

Видит Вайсфельд и необходимость изменений в работе школы, отмечая недостатки в селекции.

- Школа хоккейного клуба должна выполнять две функции, - считает Леонид Владленович, - причем я даже не буду уточнять, какая первая, а какая вторая. Важны обе. Одна – социальная: приобщение детей к спорту, к здоровому образу жизни, отвлечение от пагубного влияния улицы и тому подобное. А вторая – спортивная: воспитание игроков для профессиональных команд. С первой функцией у нашей школы все в порядке, а вот со второй – нет. В преддверии прошедшей Ярмарки юниоров даже встал вопрос о том, что нам и защищать-то некого, нет в школе игроков, которые были бы сильнее имеющихся. Вот это я хотел бы изменить, а для этого нужно менять подход к селекции.

Но здесь тоже нужно убеждать, объяснять, доказывать, ведь Вайсфельд работает в тех же условиях, что и Семак, точно так же помогая новым хозяевам клуба ориентироваться в хоккейном процессе.

- Мне часто задают вопросы, которых не ожидаешь услышать от хоккейных людей, знающих предмет от «А» до «Я». Спрашивают, почему так, а не этак, почему экипировка должна быть от этого производителя, а не от того, почему клюшек должно быть именно столько, а компьютер для тренеров – именно таким. Я объясняю, но на это уходит много времени. Поэтому я всегда прошу: «Вы сделайте, как я говорю, а уж потом проверяйте меня сколько угодно, не обманул ли я в чем-нибудь, не украл ли что-нибудь. Но сперва сделайте, потому что время не ждет, и если я что-то прошу, то это “что-то” нужно сейчас, а не через месяц-два». Но вы не подумайте, я не жалуюсь. Напротив, я понимаю владельцев. Мы только начали работать вместе, я – незнакомый им человек, с какой стати они должны безоговорочно мне доверять? Доверие не дается изначально, оно завоевывается. Так было всегда и везде. Вот в «Автомобилисте» я целый год завоевывал это доверие. И завоевал. Теперь завоевываю здесь. Это нормально.

Что ж, и Вайсфельд, и Семак, чей суммарный хоккейный стаж давно уже превысил полвека, прекрасно знают, как и чем завоевывается доверие. И наверняка рано или поздно завоюют его. А если «Салават Юлаев» продолжит играть так же, как заиграл в октябре, это произойдет скорее рано, чем поздно.

Олег Винокуров,
специально для khl.ru

Упоминания

Салават Юлаев (Уфа) Салават Юлаев (Уфа)

Поделиться

Похожие новости