Памятная дата

Страсть и верность. Исполнилось 90 лет со дня рождения Альфреда Кучевского

17 Мая 2021, 09:00
Владимир Мозговой Владимир Мозговой
специально для khl.ru

Звали его «Алик» - и дома, и в команде, а до отчества он не доиграл. В «Крыльях» рубежа пятидесятых годов прошлого века Кучевский несколько лет был самым молодым, а уходил в начале 60-х тоже по нынешним меркам далеко не ветераном – тридцати еще не было. Аликом был, Аликом для друзей-товарищей и остался. А еще потому так звали, что Альфред Иосифович Кучевский был, наверное, самым элегантным хоккеистом пятидесятых – внешность киношная, одевался модно, и даже неуклюжая хоккейная форма тех лет на Кучевском смотрелась идеально. Кинокадров с его участием осталось немного, как и фотографий, но даже редкие снимки оставляют впечатление особого изящества – а это верный признак того, что и игрок был незаурядный.

Анатолий Тарасов выделял в Кучевском природную одаренность и артистизм: «Стройный, с классической фигурой атлета, Алик был красив даже просто в движении. В то время, когда мы в хоккее в большинстве своем были учениками, Кучевский не просто отбирал, передавал и бросал шайбу - он делал это артистично… По тогдашним временам Кучевский был одним из немногих, кто умел делать все».

Анатолий Владимирович в своих воспоминаниях лишнее и личное, как правило, убирал. И, естественно, не касался каких-то острых моментов, какие у него случались едва ли не со всеми лидерами и первой, и второй волны. А, может, мэтр и не знал, что накануне решающего матча с канадцами на дебютном для сборной Союза чемпионате мира-1954 именно Бобров и Кучевский пошли к Аркадию Чернышеву, чтобы подтвердить решимость биться с родоначальниками хоккея, а не беречь силы перед матчем с хозяевами – что, якобы, советовал отставленный от сборной, и приехавший в Стокгольм в качестве наблюдателя, Тарасов. «Кленовые листья» получили тогда семь шайб, и точку в сенсационно закончившемся матче поставил 22-летний, и никого не боявшийся, Алик Кучевский.

По стажу в «Крыльях» он молодым уже не был. Он еще в феврале 1951-го в финальном матче на Кубок СССР с не знавшим поражений ВВС разошелся с легендарным Всеволодом Бобровым вничью – и опекун, и опекаемый забросили по шайбе. Это означало, что Кучевский как минимум не проиграл, тем более что его «Крылья» взяли верх со счетом 4:3, а победная шайба еще и оказалась на счету партнера Альфреда, в будущем знаменитого тренера Анатолия Кострюкова.

Играющий тренер «Крыльев» Владимир Егоров, которого, увы, не часто вспоминают, поставил 18-летнего Кучевского в звено к Николаю Котову и Анатолию Кострюкову – чтобы через некоторое время переквалифицировать Кострюкова, а затем и Кучевского, в защитники. В отношении Альфреда это был прямой резон – Кучевский в русском хоккее играл центрального защитника, и уже обладал необходимыми для классного оборонца качествами. Только опыта не хватало, но это дело наживное. Поляну видел, был ловок и быстр, а без передач Кучевского тот же Алексей Гурышев вряд ли стал бы снайпером номер один отечественного хоккея 50-х. В паре с опытным Анатолием Кострюковым Кучевский отыграл семь лет, но в национальной сборной его партнером был Дмитрий Уколов, с которым они тоже понимали друг друга с полувзгляда.

Альфред Кучевский всегда подчеркивал, что мало быть партнерами – надо быть еще и друзьями, если хочешь чего-то добиться командой. Нынче это не является первоосновой, но для пацанов, чье детство пришлось на годы войны, иначе быть не могло. Кучевские жили рядом со стадионом «Крылья Советов» на бывшем Мейеровском проезде, директорствовал там одно время отец Альфреда, поэтому вопрос выбора команды не стоял, а выбор игрового вида определила сама судьба. Кстати, известным он мог стать под фамилией Кучевскас, которую носили и дед, и отец до переезда из Литвы в Москву, но с фамилией Кучевский, очевидно, было проще.

Олимпийским чемпионом Альфред Кучевский стал в 24 года, уже будучи заслуженным мастером спорта. В сборной у него уже было свое законное и никем не оспариваемое место. Вернее, оспаривать могли многие, но Кучевский уже был элитным защитником, а таких много не бывает. На Олимпиаде-1956 он играл превосходно – ровно до того момента, когда в матче со сборной ФРГ получил тяжелое сотрясение мозга, очнувшись в госпитале только через сутки. Такие травмы просто так не проходят, но уже через год под водительством Владимира Кузьмича Егорова «Крылья Советов» станут чемпионами СССР, что можно было считать достижением невероятным. И вряд ли оно стало бы возможным без Альфреда Кучевского, который выложился в тот сезон по полной. Впрочем, других сезонов у него и не было, как и другой команды – если выбирать символическую шестерку «Крыльев» за всю историю, то Кучевский должен там оказаться непременно.

Но наш хоккей после первых лет успешных выступлений на международной арене уже входил в зону турбулентности, на рубеже 60-х ему требовалась перезагрузка, именитых ветеранов торопили на пенсию, под эту метлу попал и Альфред Кучевский. Когда в 1961-м сняли Владимира Егорова, вместе с ним ушли и Гурышев с Хлыстовым, и Запрягаев, и Кучевский. То, что он – при всех травмах и проблемах со здоровьем – еще не наигрался, стало ясно довольно быстро, когда экс-лидеры «Крыльев» наводили шороху и в первенстве Москвы, и за сборную столицы на Спартакиаде народов СССР.

Продлить карьеру, пусть и на уровне класса «Б», помог знаменитый «пятисотый» - завод авиадвигателей «Красный Октябрь», взявший под крыло не только молодых ветеранов-отставников, но и главную команду клуба. Альфред Кучевский играл за любителей с той же страстью, что и за сборную СССР. Это удивляло многих, но только не тех, кто хорошо знал Альфреда Иосифовича. Будь в те годы тренд на сохранение ветеранов, я бы, наверное, мог увидеть легендарного Кучевского в деле, но к середине 60-х гремели уже совсем другие имена, а про второго номера «Крыльев» и сборной еще не пришла пора вспоминать.

Высшую школу тренеров он не закончил по собственной горячности, не доучившись всего пару месяцев. Начал было успешно работать в качестве арбитра на пару с Алексеем Гурышевым, но быстро охладел – в отличие от Гурышева, который и в судействе достиг многого. Пробовал себя в журналистике, и достаточно успешно – но и эта стезя не прельстила: он же в любом деле не хотел быть «как все», он хотел быть лучшим. То, что Кучевский мог стать очень хорошим тренером, признавали многие – и он это подтверждал, работая и с молодыми хоккеистами, и в главной команде «Крыльев» в качестве ассистента Владимира Егорова. Но, очевидно, понимание, что здесь пробиться в элиту будет куда сложнее, чем в качестве игрока, тоже пришло к нему достаточно быстро. Многих удивило, когда Альфред Кучевский занялся продвижением первой спортивной лотереи, но тут ему пригодились артистические навыки, а старые связи помогали ему приглашать на проведение тиража своих друзей – в частности, того же великого Всеволода Боброва.

Конечно, хоккей оставался с ним всегда, даже после перенесенного в начале 80-х тяжелейшего инсульта. Матчей родной команды старался не пропускать, одно время председательствовал в совете ветеранов «Крыльев», занимался детскими турнирами, о хоккее 90-х имел свое мнение, высказанное вполне афористично – «обижать не хочется, а хвалить не за что». Хорошая формула, можно сказать, универсальная.

Ушел из жизни Альфред Кучевский в дни наивысшего позора отечественного хоккея - во время злополучного чемпионата мира-2000 в Санкт-Петербурге. Можно считать это просто совпадением.

Досье

Альфред Иосифович КУЧЕВСКИЙ

17.05.1931, Москва – 15.05.2000, Москва.

Карьера игрока: 1949-1961 – «Крылья Советов» (Москва). В чемпионатах СССР – 240 игр, 37 заброшенных шайб.

Достижения: Олимпийский чемпион 1956, бронзовый призер 1960, чемпион мира 1954, 1956, серебряный призер чемпионатов мира 1955 и 1958, бронзовый 1960. Чемпион СССР 1957, серебряный призер 1955, 1956, 1958, бронзовый 1950, 1951, 1954, 1959, 1960. Обладатель Кубка СССР 1951, финалист 1952 и 1954.   

Владимир Мозговой Владимир Мозговой
специально для khl.ru
Поделиться
Прямая ссылка на материал
Распечатать