6 сентября вышло в свет приложение к газете «Коммерсантъ» - Review КХЛ, посвященное стартующему четвертому сезону Континентальной хоккейной лиги. Предлагаем вниманию читателей интервью президента КХЛ Александра Медведева, опубликованное в Review КХЛ.

- В этом сезоне КХЛ впервые выйдет за рамки бывшего чемпионата СССР: в лигу уже принят словацкий «Лев», а в следующем году к нему присоединится итальянский «Милан». Как это скажется на содержании турнира?
- Расширение лиги превратилось в длинную и ухабистую дорогу. На ней мы встречали сопротивление, в том числе и на национальном уровне: отдельные лиги и федерации блокировали уже принятые решения. Но все сложности позади. Теперь словацкий клуб «Лев» из города Попрад готовит очень неплохую по именам команду во главе с интересным тренером Радимом Руликом, который уже работал в России с «Авангардом». И появление этой команды, уверен, добавит красок чемпионату КХЛ. Ведь что бы мы ни говорили о «внутреннем болении», болельщики очень любят - а многие просто предпочитают - международные матчи, будь то встречи сборных или клубов. «Лев» и «Милан» - это первые ласточки из Западной Европы. И я уверен, что тенденция будет продолжена.

- Про «Лев» вы уже рассказали. Объясните тогда, чем продиктовано приглашение довольно экзотического по хоккейным меркам клуба - итальянского «Милана»?
- Надо знать историю хоккея. В северной Италии он всегда был весьма популярен. Матчи итальянского чемпионата собирают много зрителей. Так что нельзя говорить, что Италия - нехоккейная страна. Не случайно до недавнего времени ее премьер-министр Сильвио Берлускони владел не только футбольным клубом «Милан», но и одноименной хоккейной командой, причем во времена, когда она была чемпионом страны. К тому же совместная работа с футбольным клубом в плане маркетинга - это гарантия того, что хоккей в Милане будет привлекать болельщиков на две заявленные арены. Одна из них рассчитана на 4 тыс. человек, другая, большая - на 10 тыс. Здесь никакого риска нет. Финансирование у «Милана» будет не хуже, чем у рижского «Динамо». Убежден, с таким бюджетом клуб соберет довольно приличную команду.

- То есть и «Лев», и «Милан» - это чисто коммерческие проекты? Между тем ходили слухи, что в КХЛ их пытается завлечь «Газпром», обещающий инвестиции.
- Это абсолютно не так. Никаких вливаний ни в «Лев», ни в «Милан» не делается. КХЛ, конечно, помогает им работать со спонсорами, потому что лига накопила большой опыт в этом вопросе и привлекает десятки миллионов долларов. Но болельщицкую базу они, поверьте, сами в состоянии обеспечить. Даже в Хорватии, где хоккей вообще никакой, 16-тысячный зал на play-off местного чемпионата полностью заполнен. И хорваты, кстати, тоже рассматривают возможность присоединения к КХЛ. Хорошее зрелище всегда будет привлекать зрителей.

- Знаете, у многих болельщиков КХЛ все-таки прочно ассоциируется с «Газпромом», который вы в качестве главы «Газпром экспорта» представляете. Насколько газовая монополия вовлечена в управление лигой?
- Наряду с другими крупными компаниями, как частными, так и государственными, «Газпром» являлся соучредителем лиги, сделав определенный взнос (другие соучредители - «Амурметалл», «Интеррос», «Транснефть», «Татнефть» и Магнитогорский металлургический комбинат.-»Ъ»). Четыре года назад учрежденный капитал КХЛ составлял 850 млн рублей - и ни копейки больше. Все остальные деньги приходили от спонсоров, от продажи прав на телетрансляции и сувенирной продукции. Так что говорить, что лига существует за счет «Газпрома», неправильно. Голос «Газпрома» ничем не отличается от голоса «Транснефти» или Магнитогорского металлургического комбината. КХЛ - это не газпромовская лига, она управляется коллегиально, как акционерное общество.

- Вы затронули тему дальнейшего расширения лиги. Едва ли не самые привлекательные в этом отношении страны - Финляндия и Швеция. Однако КХЛ в свое время натолкнулась на резкое противодействие со стороны местных лиг. Как же развиваться дальше?
- Есть два пути. Либо принимать по одному клубу из разных стран, либо создавать панъевропейскую лигу и проводить совместное с КХЛ соревнование.

- И каким путем вы пойдете?
- Думаю, обоими. Есть желающие вступить в КХЛ, в том числе из упомянутых вами стран. С другой стороны, если когда-нибудь будет создана панъевропейская лига или конференция, то это будет очень интересно. Проект такой есть, и он уже был представлен национальным федерациям и Международной федерации хоккея. Существует только один аргумент против - некое опасение, что КХЛ в этом случае будет всем управлять. Но рассуждать так довольно наивно и глупо: при осуществлении любого проекта детально прописывают корпоративные правила и регламент. Думаю, ни у белорусов, латышей и казахстанцев, ни у словаков сейчас нет поводов для жалоб на КХЛ.

- Уточните, есть ли лимиты расширения КХЛ?
- Мы не планируем, чтобы в КХЛ выступало больше 32 команд. Думаю, в КХЛ будет как раз 32 клуба, а параллельно будет рассматриваться проект создания панъевропейского состязания, которое может объединить в том или ином формате все ведущие континентальные чемпионаты.

- Можно конкретнее - это ближайшие три года, пять лет?
- Пока в национальных федерациях разброд и шатание: кто-то - за, кто-то - против. Не совсем понятно, с кем разговаривать. В Европе есть опасения потерять национальные чемпионаты - они исходят из того, что лучше синица в руках. Есть множество факторов, которые влияют на переговорный процесс. Хотелось бы, чтобы все завершилось при жизни этого поколения. Но то, что присоединение отдельных клубов к КХЛ будет продолжаться, могу вам гарантировать. У нас есть подтвержденный интерес со стороны второго словацкого клуба, причем столичного. Переговорный процесс откроется осенью. У словаков есть все: и дворец, в котором проходил чемпионат мира, и публика. Донецк очень хочет стать центром хоккея. Поэтому я уверен, что до 30-32 команд КХЛ доберется за два-три года.

- Считается, что эти два-три года - достаточный срок для создания спортивной команды. КХЛ как раз три года и существует. Можно уже называть лигу отлаженным механизмом или что-то еще требует доработки?
- У нас создана четкая система корпоративного управления. Помимо КХЛ мы запустили сначала Молодежную хоккейную лигу (МХЛ), а потом и Высшую хоккейную лигу (ВХЛ). У Федерации хоккея России (ФХР) долгое время не доходили руки до этих важных проектов, и только по нашей инициативе они были запущены. Я очень рад и горд, что мы занимаемся МХЛ и ВХЛ вместе с ФХР. Учредители КХЛ могли бы вообще не думать о молодежном хоккее или сборной, так как лига - коммерческий проект, но мы задумываемся о будущем. И нам бы хотелось видеть больше инициативы и ответственности со стороны ФХР в развитии детского и юношеского хоккея.

Структура КХЛ-ВХЛ-МХЛ еще будет оптимизирована с целью создания интегрированной системы соревнований, где клубы ВХЛ стали бы фарм-клубами команд КХЛ. Такое решение было принято на недавнем собрании лиги. Конечно, в некоторых городах, где есть команды ВХЛ, рассуждают так: лучше я буду первым парнем на деревне, чем последним в городе. Кроме того, есть амбиции и у некоторых губернаторов, мэров, но надо понимать, что здесь не место амбициям. А на соревнования тех же фарм-клубов в Северной Америке, между прочим, приходят тысячи, если не десятки тысяч зрителей. И на юниорские лиги народ там ходит толпами.

01_20100903_GAZ_CHE_VNB  004-580x378.jpg

- Но в Северной Америке юниорские лиги, в отличие от России, не встроены в структуру - они независимые.
- Да. Они независимые, потому что у них источники финансирования другие. У нас же выстроенная вертикальная система учитывает отечественную специфику: и экономическую, и социальную.

- То есть вас сложившаяся система полностью устраивает? В НХЛ, которую вы брали за образец, все немножко по-другому.
- Вы ошибаетесь. Мы не хотели слепо копировать НХЛ, хотя злопыхатели нас в этом упрекают. Да, там, где было глупо изобретать велосипед, мы его и не изобретали. В создании КХЛ участвовали люди, которые отлично знают НХЛ изнутри, поскольку либо играли там, либо работали на административных должностях: это и Вячеслав Фетисов, и Игорь Ларионов, и Игорь Куперман, и бывший председатель профсоюза игроков НХЛ Боб Гуденау. На втором этапе подключились другие наши звезды, долго и успешно выступавшие в Северной Америке,- Валерий Каменский, Александр Могильный и Андрей Коваленко. Сейчас в рамках лиги будет создан ситуационно-аналитический центр, который займется разработкой новых предложений по улучшению наших структур и развитию хоккея.

- Когда КХЛ только создавалась, руководство лиги взяло курс на открытость. На первых порах публиковались зарплатные ведомости клубов, речь заходила об открытии зарплат самих хоккеистов. В последнее время об этом ничего не слышно.
- С открытием индивидуальных зарплат хоккеистов пока есть трудности, потому что против этого возражает профсоюз игроков. Что же касается платежных ведомостей клубов, то сейчас создана абсолютно прозрачная система: лига точно знает, кто и сколько платит. Хотя не секрет, что были проблемные ситуации. Но сейчас все поняли, что жить честно выгоднее, чем врать и изворачиваться.

- Хорошо, лига знает про платежные ведомости клубов, а общественность-то - нет. Почему отчетность перестали публиковать?
- Есть требования российского законодательства, есть позиция профсоюза... Могу сказать, что разброс зарплатных ведомостей клубов составляет примерно от $6 млн до $70 млн. Думаю, придет время, когда не будет зазорно опубликовать и зарплаты хоккеистов.

- На ваш взгляд, потолок зарплат в КХЛ не фикция? В НХЛ он ведь жесткий, его не перепрыгнешь. А в КХЛ - мягкий, перепрыгнуть можно запросто даже вполне официально.
-Да, но за счет налога на роскошь. При этом по итогам прошлого сезона у нас только три клуба такой налог заплатили. Еще два с трудом вписались под верхнюю планку. Но этот год последний, когда с помощью налога на роскошь можно будет превосходить потолок зарплат. Совет владельцев клубов принял решение, что через год он должен стать жестким. Каким он будет, совместно определят совет директоров лиги и совет владельцев клубов. Я думаю, будет принято мудрое решение, которое позволит, с одной стороны, приглашать в лигу звезд, а с другой - создаст условия для выравнивания положения клубов.

- Получается, что сегодня этих условий нет?
- Не нужно забывать, что налог на роскошь поступает в специальный фонд КХЛ, который сама лига совместно с клубами решает, как использовать. Это тоже ведь механизм выравнивания. Кроме того, недавно лига приняла решение о выплате двух персональных грантов, своего рода стипендий для наших талантливых игроков Владимира Тарасенко из «Сибири» и Григория Желдакова из «Спартака». Это хорошие деньги, которые должны дать сигнал молодым ребятам: если вкалываешь, то тебе не надо до свободного агентства ждать увеличения зарплаты. То есть не только клуб несет бремя ответственности за сохранение будущих звезд, за то, чтобы они не уезжали в НХЛ, но и лига.

- КХЛ задумывалась как коммерческий продукт. Она им стала?
- Первые два года лига жила за счет своего капитала, первоначально внесенного компаниями. Но третий год позволил этот капитал, частично использованный, практически полностью восстановить. И нет сомнений, что будущий год позволит капитал нарастить и уже решением акционеров направлять как на дивидендные выплаты, так и на специальные программы. Надеюсь, все учредители подумают о дальнейшем развитии нашего продукта и направят эти средства именно на перспективные проекты.

02_20110831_KOV_OVE_VNB  9-580x378.jpg

- Какие главные статьи дохода лиги?
- Все очень просто. Основной источник - средства рекламодателей и спонсоров. И по сравнению с первым годом они выросли многократно. Вторая статья - налог на роскошь и штрафы. Третья, пока небольшая - права на трансляции, которые быстро растут. И последняя статья - сувенирная продукция лиги, которая реализуется в том числе и через интернет-магазин. По всем этим направлениям идет прогресс.

Кроме того, надеюсь, мы в конце концов выйдем на какое-то соглашение с НХЛ и создадим реальный трансферный рынок. И больше не будем получать подачки, как по старому соглашению - $200 тыс. за игрока, в то время как на его подготовку уходит в среднем $1,2 млн. После этого появится возможность получать трансферные доходы, основная часть которых пойдет в клубы. Но для того чтобы достичь такого соглашения с НХЛ, нам необходимо сначала привести собственные законы в порядок.

Конечно, ситуация, когда профессиональный спортсмен, находящийся на контракте, мог написать заявление об уходе и через две недели стать свободной птицей, сейчас в лиге невозможна. Однако из-за слабости нашего законодательства мы не можем добиться положения о невозможности расторжения контракта. Игрок может его выкупить и отправиться играть в другую страну. Если мы добьемся для лиги международного статуса, о чем сейчас идет речь, и будем иметь поддержку со стороны правительства, то тогда окажемся с НХЛ в равных условиях. Просто выкупать контракты или расторгать их станет невозможно, а будет полноценный трансферный рынок. Это не означает, что в НХЛ станет невозможно уехать, но тогда иностранный клуб будет обязан сначала провести переговоры как с российской командой, так и с лигой. И со всеми достичь договоренности по цене за игрока, которая будет адекватной затратам на его воспитание.

- А что же тогда означает недавний меморандум, подписанный совместно с НХЛ?
- Каждый раз мы продлеваем меморандум на год, и это очень важно. Он означает, что контракты игроков уважаются обеими сторонами и теперь НХЛ уже просто так не сможет забрать игрока, не обращая внимания на КХЛ. Мы считаем, что если игрок подписал контракт, то он должен его выполнять, не важно где - в НХЛ или КХЛ.

- А когда вы намерены выйти на трансферное соглашение?
- Это ведь зависит не только от нас. Думаю, должно пройти два-три года. В НХЛ тоже должны понять необходимость такого соглашения. Сначала они, по-моему, рассчитывали, что экономический кризис разрушит КХЛ и головной боли у них не будет. Этого не произошло. Но, к сожалению, мы все еще иногда сталкиваемся с чванливым поведением наших коллег из НХЛ. К примеру, «выставочные» матчи с североамериканскими командами сорвались этой осенью не потому, что денежные условия были неприемлемыми для нас или для них. Видимо, решение руководства НХЛ не участвовать в них было связано с тем, что там поняли: проведение подобных матчей даст сильный эффект и увеличит авторитет КХЛ в большей степени, чем НХЛ. Хотя это странный подход, ведь очевидно, что от проведения таких матчей выигрывают все. По крайней мере, в средне- и долгосрочной перспективе.

- Вы дали понять, что КХЛ уже коммерчески успешный продукт. А клубы лиги - они уже научились сами зарабатывать деньги или просто проедают спонсорские?
- Посмотрите на, скажем так, условия бизнеса. В среднем билет на стадион в России стоит от 100 до 300 рублей, в play-off - максимум 1000 рублей. Пиво на трибунах у нас пить нельзя, поднять цены на билеты социально неприемлемо. Так что основной источник существования клубов - это средства хозяев, кто бы ни владел клубами - корпорации, город, частные лица, а также средства рекламодателей. И если сравнивать с тем, чего добилась от рекламодателей лига и чего добились клубы, разрыв получится большой.

Проблема в том, что владельцы команд не ставят перед клубным менеджментом никаких маркетинговых задач - скажем, через год вы должны зарабатывать сами 20% бюджета, через три - 40%. Я разговаривал с владельцами команд - они считают, что даже затраты из бюджета компенсируются количеством людей, оторванных благодаря хоккею от пьянства. Для них это своего рода социальная ответственность. Хоккей помогает втягивать в спорт целые семьи, все хотят играть - в Москве и Санкт-Петербурге даже льда не хватает.

Скорой смены этой бизнес-модели ожидать не приходится. Мы знаем, что даже рижское «Динамо» за счет реализации билетов, которые там дорогие, и продажи сувенирной продукции, которая у этого клуба очень развита, все равно не может выйти на самоокупаемость. Но я не вижу в этом ничего катастрофического.

Мы с клубами договорились подумать, как объединить усилия в работе с рекламодателями, чтобы увеличить приток денежных средств и потом распределять их, как договоримся, между командами.

- Вы сказали, что на рекламе лига зарабатывает больше клубов. Говорит ли это о низком уровне клубного менеджмента? И как бы вы оценили уровень подготовки наших хоккейных управленцев?
- Здесь надо учитывать несколько факторов. В регионах сложнее получить те же самые деньги, что в центре, и предложить такой же эффект от программы... Но, конечно, в любом нужно готовить новое поколение менеджеров. Мы создали специальный центр КХЛ, который будет заниматься повышением образовательной программы наших спортивных менеджеров, в том числе присуждая им звание MBA. Сейчас мы выбираем, сделать это при Академии народного хозяйства или при Академии имени Плеханова. Но интерес есть, и я думаю, скоро мы увидим новых хоккейных менеджеров с перспективными идеями в области маркетинга.

Поймите, раньше об этом просто никто не думал: запросы ограничивались получением машины, автобуса для команды или набора мобильных телефонов. Сейчас возможности совершенно другие, и, я надеюсь, на местах это понимают. Мы же долгое время вообще не готовили специалистов в области спортивного менеджмента. Системного подхода у нас не было видно.

- В КХЛ есть полностью частные клубы или нет?
- Есть клубы, которые принадлежат частному капиталу. «Амурметалл» - основной акционер хабаровского «Амура». Магнитогорский металлургический комбинат - акционерное общество, где нет государственного капитала,- владеет магнитогорским «Металлургом»...

- Какова ситуация с молодежным хоккеем? Ведь, с одной стороны, мы действующие чемпионы мира, а с другой - большого притока молодежи в клубы КХЛ и первую сборную нет.
- У нас есть Евгений Кузнецов из «Трактора», Артемий Панарин из «Витязя», Владимир Тарасенко из «Сибири» и другие. Десяток игроков первого калибра уже играют в клубах КХЛ и будут играть дальше. Конечно, хотелось бы иметь больше. Однако учтите, что МХЛ появилась совсем недавно, а до этого был вакуум - молодежи после юношеской школы негде было играть. Чему можно было научиться у великовозрастных хоккеистов из низших лиг, которые сами уже ни о чем не мечтают? А теперь вспомните последний финал Кубка Харламова - как там сыграл ЦСКА! Не случайно тренер главной команды клуба Юлиус Шуплер сказал, что десяток парней из молодежки можно привлечь к основе. И это не просто красивые слова. ЦСКА как раз покажет в этом сезоне одну, а может, и больше молодежных пятерок. Это залог того, что у клуба есть будущее.

- Чего вы в целом ожидаете от грядущего сезона? Измениться ли как-то расклад сил или нас ждет бодание богатых восточных грандов и не менее благополучного СКА?
- Несмотря на многие ожидания и предрекания, за все время существования КХЛ СКА не добирался не только до финала, но даже и до полуфинала. Ведь чем, в частности, хорош хоккей в КХЛ? В ней играют клубы с разнообразным стилем и узнаваемым игровым почерком. Чемпионат непредсказуемый, и эта непредсказуемость привлекает болельщика. Зрителя не обманешь - он очень тонко чувствует фальшь. А в КХЛ ее нет и, уверен, не будет. Арены будут строиться и заполняться, вырастет телеаудитория, и появится больше подписчиков канала КХЛ-ТВ. Мы будем и дальше улучшать качество показа. В этом плане мы пока только переползли с «двоечки» на «троечку». Нужно сделать еще два немалых шага, чтобы заслужить отличные оценки. Кроме того, надеемся, что в Москве хоккей все-таки будет представлен на нашей главной арене - «Мегаспорте» на Ходынке - и на новых аренах, а не только в старых дворцах. Тем более не за горами Сочи.

Поделиться

Похожие новости