Новости

Правда с улыбкой пополам

22 Декабря 2011, 15:00

О нашем 65-летнем хоккее можно слагать повести и баллады. А можно, тщательно просеивая события и находя малоизвестные факты, коллекционировать байки, читать которые — сплошное удовольствие. Мы избрали второй путь.

Вахтер Петр Воробьев
В здании ОКР России шел тренерский совет, на котором отчитывались наставники клубных и сборных команд страны, выступавших в международных турнирах в сезоне-1997/98. Петр Воробьев возглавлял тогда ярославское «Торпедо», пробившееся в Финал четырех Евролиги, и параллельно — молодежную сборную России, завоевавшую серебро на чемпионате мира для 20-летних. Воробьев должен был рассказать об итогах обоих выступлений. Но он еще к тому же был ассистентом Владимира Юрзинова в первой сборной страны на Олимпиаде и чемпионате мира. Юрзинов на совете отсутствовал, и вместо него слово по обоим соревнованиям держал все тот же Воробьев. В конце заседания, когда он в четвертый раз встал с места и взял микрофон, кто-то из уставших коллег пошутил: «Петя, опять ты?! Может, теперь вообще за всех отчитываться будешь, если тебе это так нравится?» Зал разразился смехом.

Через несколько минут заседание закончилось. Воробьев, выходя из здания ОКР, вспомнил, что забыл кому-то позвонить, и попросил разрешения у охранника воспользоваться телефоном на вахте. Когда большая группа тренеров проходила мимо него и увидела Воробьева с телефонной трубкой в руках, Виктор Тихонов не упустил случая подколоть «многостаночника»:
— Петя, так ты, оказывается, еще и вахтером подрабатываешь?

В свете многоликости Воробьева, только что повеселившей всех на тренерском совете, шутка оказалась весьма кстати. Вновь взрыв смеха. Воробьев, однако, был подчеркнуто серьезен:
— Ну а как же, Виктор Васильевич? Семью-то надо кормить!

Чернышев в роли таксиста
Динамовский защитник Валерий Васильев всегда с теплотой вспоминает своего тренера в клубе и сборной Аркадия Чернышева. В том числе — истории, которые теперь ему самому кажутся смешными. Но когда они происходили, было не до смеха. Одну из них легендарный защитник до сих пор рассказывает с виноватой улыбкой.
— Однажды в день игры мы с Сашей Мальцевым купили костюмы и обмыли это дело, — признается Васильев. — А затем поспешили на базу, где команда находилась на сборе. Ловим машину, а за рулем... Чернышев. Он не ругал нас, а только произнес огорченно: «Как же вы будете играть?» Мы стали заверять, что сделаем для победы все возможное и невозможное. Надо ли говорить, с каким настроем мы вышли вечером на лед? Выкладывались больше, чем на сто процентов. Счет победного матча уже не помню — давно дело было. Но ту сумасшедшую самоотдачу, с которой мы играли, никогда не забуду.

Tarasov_Chernyshov.jpg

Финт Тарасова
Гегемония ЦСКА тогда была неоспоримой. Неслучайно однажды тренер «Химика» Николай Семенович Эпштейн пошутил: «Давайте золотые медали сразу отдадим армейцам, а сами разыграем места со второго по последнее».

Однако старт очередного чемпионата страны сезона-1970/71 получился необычным. К середине ноября ЦСКА отставал от «Динамо» на 14 (!) очков (для сравнения: в предыдущем чемпионате армейцы в 44 матчах потеряли только 9 очков). Но неожиданность оказалась легко объяснимой. Летом старший тренер ЦСКА Анатолий Тарасов объявил о том, что ему необходимо писать диссертацию, поэтому он временно уходит из команды. А вместо себя оставил своего верного помощника Бориса Павловича Кулагина. Однако перед уходом, по признаниям нескольких моих друзей-армейцев (автор — Г.Л.), Анатолий Владимирович предупредил лидеров: «Не вздумайте выигрывать. Я все равно вернусь в команду. И тогда победителям не поздоровится». И верные «оруженосцы» исправно выполняли последние указания Тарасова: последовали два проигрыша «Динамо», крупное поражение от ленинградского СКА... Также армейцы уступили «Химику» и «Спартаку». Сейчас в это трудно поверить, но у Анатолия Владимировича был свой расчет. А именно: слабое выступление ар- мейцев наверняка не пройдет незамеченным маршалами, которые потребуют возвращения Тарасова в команду. Ну а потом, глядишь, он вернется с генеральскими лампасами. Тарасов действительно вернулся, причем в первом же матче выиграл у «Динамо» со счетом 6:2. И дальше все покатилось по привычной колее. Хоккеисты ЦСКА вновь досрочно завоевали золотые медали. Правда, поменять полковничьи погоны на генеральские министр обороны Анатолию Владимировичу не предложил.

Как «Химик» на поражениях сэкономил
Об этом любопытном эпизоде в свое время поведал нападающий воскресенского «Химика» Владимир Смагин. Как-то команда из рабочего подмосковного города попала в полосу неудач, проиграв семь матчей подряд. После седьмого поражения наставник команды Николай Эпштейн пришел в раздевалку и объявил:
— Директор комбината выписал вам премии — по 70 рублей каждому. Игроки буквально обалдели: какие могут быть премии при таких «достижениях»?!

— Если бы вы все эти матчи выиграли, то комбинат бы разорили, — объяснил Николай Семенович. — Ведь вам большие премиальные пришлось бы выплачивать. А так вышло, что вы сэкономили заводские средства, вот за это вам и награда.

Это был удар по самолюбию игроков, психологически тонко рассчитанный ход. В последующие дни черная полоса «Химика» закончилась, команда словно проснулась и вновь показывала свой фирменный хоккей.

Шутки над Тарасовым
Характер у Тарасова был, как говорится, не сахар. Многие испытали на себе его суровый нрав. Но если появлялась возможность подшутить над Анатолием Владимировичем, делалось это с большим удовольствием. Одну из таких историй когда-то рассказал чемпион мира и Европы Александр Николаевич Виноградов. У Тарасова-старшего был брат Юрий, игравший в «Спартаке» (потом он перешел в ВВС и погиб с командой в январе 1950 года в авиакатастрофе под Свердловском). Никаких предматчевых сборов тогда не проводилось, хоккеисты приезжали на стадион из дома. Перед матчем «Спартак» — ВВС (Тарасов-старший был там играющим тренером) братья приехали на «Динамо» вместе. Когда же вышли на лед, Тарасов-старший неожиданно обнаружил, что коньки у него разъезжаются в разные стороны и он выглядит на льду не лучше, чем корова. Это была шутка Юрия, напильником «подравнявшего» лезвия готовых к игре коньков. Шум был приличный... В результате Тарасов-старший пропустил начало игры.

А вот какой случай вспомнил бывший капитан ЦСКА Константин Борисович Локтев:
— Чемпионат-1955 ЦСКА, как и остальные команды, заканчивал на первом в стране катке с искусственным льдом. Запасные же игроки армейцев тренировались на своей базе на Ленинских горах. Метро тогда там еще не построили, и хоккеисты, жившие по домам, каждое утро вынуждены были добираться на тренировки через всю Москву на трамваях и автобусах. Им это не нравилось, и вся надежда была на весеннее солнце. Увы, грело оно слабо. Но однажды Михаил Рыжов нашел выход. Он привез на каток пакет соли и после тренировки, когда стемнело, разбросал ее по площадке. Когда на следующее утро хоккеисты приехали на Ленинские горы, лед растаял. А разгневанный Тарасов рвал и метал. На хоккеистов его гнев не распространялся. «Это дел рук сторожа. Я давно подозревал, что он динамовский болельщик. Будет уволен!». Цеэсковцам эта тирада настроения не испортила — ледовые тренировки на клубной базе закончились.

Еще раз о психологии победителей
На юниорском чемпионате мира 2001 года в Финляндии сборная России выиграла три первых матча и досрочно стала победителем в своей группе, обеспечив тем самым себе участие в полуфинале. Заключительный матч группового турнира со шведами ничего уже не решал и оказался, по сути, товарищеским. В нем россияне уступили. После финальной сирены на главном тренере россиян Владимире Плющеве не было лица.

— Ничего страшного, — пытался я успокоить его (автор — С.Ч.). — В таких турнирах редко кто без поражений обходится. Лучше сейчас уступить, чем после, в плей-офф.

— Да что ты в хоккее понимаешь?! — возмутился наставник. — Откуда же с таким подходом психология победителей возьмется?

Через несколько минут я подошел к раздевалке сборной России. Около нее Плющев, стоявший ко мне спиной, объяснял своим помощникам:
— Да ладно, ничего страшного. И далее — буквально слово в слово то, что он услышал перед этим от меня.

Наставление Тарасова
В 1969 году после первого выигранного Борисом Михайловым и его партнерами по великой тройке Владимиром Петровым и Валерием Харламовым чемпионата мира к ним подошли ветераны сборной СССР и объяснили, что надо зайти в гостинице в номер тренеров Аркадия Чернышева и Анатолия Тарасова с бутылкой спиртного и проставиться за оказанное доверие.

Все трое долго ходили по Стокгольму в поисках самого дорогого и «крутого» вина. Купив его, робко зашли в номер тренеров. И так же робко один из них достал бутылку и поставил на стол.

— Что это такое? — грозно спросил Тарасов. Кто-то из игроков чуть слышно начал то ли объяснять, то ли оправдываться (мол, так положено) перед тренером, который по отношению к нарушителям спортивного режима всегда был суров.

— Я подумал: ветераны нас разыграли, и мы получим приличный нагоняй, — вспоминает Борис Михайлов. Но Тарасов подмигнул зашедшему в этот момент в номер кагэбэшнику, задачей которого было следить за поведением игроков и тренеров: «Принеси-ка нашу». Сотрудник мгновенно исчез и тут же вернулся с непочатой бутылкой водки.

— Ну кто тут у вас на разливе? — неожиданно вопросил Тарасов.

— А на разливе обычно я был, — вспоминает Михайлов. — И мне ничего не оставалось, как взять бразды правления в свои руки. Наполнил небольшие стаканчики очень быстро и поровну, за что получил одобрительную реплику от Анатолия Владимировича:
— Вот это техника! Чувствуется закалка!
После того как выпили по 100 граммов, подобревший Тарасов сказал нам:
— Вот что, молодые люди! Запомните раз и навсегда: если уж пить, то только водку, а не какую-нибудь там иностранную дрянь!

— Это наставление великого тренера мы запомнили раз и навсегда, — подытоживает Борис Петрович. — Не могли же мы ослушаться самого Тарасова! И пока играли, кроме водки, никакого спиртного не употребляли. И то, разумеется, только когда повод серьезный был.

Геннадий Ларчиков, Сергей Чуев

Полностью материал опубликован в журнале «Горячий лед» (№2, сезон 2011-2012)

Поделиться

Похожие новости