Еще один яркий представитель нынешнего поколения российских юниоров - защитник казанского «Ирбиса» Михаил Сергачёв. В его активе в этом году 27 матчей в МХЛ и участие в юниорском чемпионате мира среди игроков до 18 лет. А еще он был знаменосцем российской команды на Европейском юношеском фестивале, где команда Виталия Прохорова, как говорят в хоккее, вынесла всех соперников «в одну калитку». Накануне Ярмарки юниоров КХЛ Михаил Сергачев вспоминает завершившийся сезон.

- Что останется в памяти у вас от нынешнего сезона?
- Провел первую игру в МХЛ, сыграл на Кубке Вызова, где мы победили американцев, которых никто не побеждал много лет. Наконец, сыграл на чемпионате мира за 97 год. Конечно, итог чемпионата жутко расстроил: кому ж понравится вылетать в четвертьфинале, тем более от швейцарцев? Шли вроде хорошо, выиграли у американцев, а в игре со Швейцарией дали слабину. Ничего не получилось.
- А еще вы выиграли Европейский юношеский фестиваль.
- Надо быть объективным: там были соперники не самого высокого уровня.
- На церемонии открытия именно вы несли флаг России.
- Да, было такое. Мурашки по телу. В памяти останется навсегда. Снег был рыхлый, идти было непросто, но я старался.
- В финале фестиваля в игре с Чехией вы сделали шесть результативных передач. Для защитника это что-то из ряда вон.
- Тот день был мой день. Обыгрывал на синей линии, с моих передач партнеры убегали один в ноль и вообще все получалось. Думаю, все из-за того, что перед этим в Новогорске провели отличные сборы. К финалу подошли в оптимальной форме, знали, что точно не проиграем и что это наш турнир.
- Насколько тяжелым для вас выдался дебютный сезон в МХЛ?
- Новый опыт игры для меня. Переживал, смогу ли закрепиться в команде? Но ребята меня отлично приняли и с первых же матчей у меня, как кажется, начало получаться. К сожалению, быстро вылетели из плей-офф, проиграли «Кристаллу» из Бердска. В третьей игре, когда нам некуда было отступать, пацаны бились изо всех сил, но чего-то нам не хватило. Но теперь я точно понял, что плей-офф – это совсем другой хоккей. Там всё по-другому.
- Как вы оказались в хоккее?
- Я ходил в детский сад, а вместе со мной в группе была девочка Настя. Отец у нее был хоккейным тренером, и, как-то забирая ее домой, он предложил мне попробовать силы в хоккее. А я в то время занимался плаванием. Что я мог ему ответить? «Конечно, хочу». Пришел. В группу, где все уже почти два года катались. Ничего у меня не получалось, я плакал чуть ли не после каждой тренировки. Ходил по льду, держался за бортик. Но быстро всех догнал. Из последнего состава попал в первое звено. И пошло-поехало. Это было в Нижнекамске. Андрей Николаевич Жаренков дал мне путевку в жизнь. И, конечно, родители меня во всем поддерживали. Спасибо им большое.
- На матчи «Нефтехимика» ходили?
- Да, но никаких кумиров у меня в главной команде города не было. Все детство моим кумиром был Александр Овечкин. Пытался во всем подражать ему, пытался делать такие же финты, как делал он. На остальных я вообще внимания не обращал. Все время думал, а как бы в этой ситуации поступил Овечкин?
- А потом вы оказались в Подольске.
- Как-то к моим родителям на турнире в Нижнем Новгороде подошел Виталий Владимирович Прохоров и сказал, что он готов меня посмотреть. Пообещал, что в Подольске будет создана хорошая команда среди ребят 98 года рождения. Предложил приехать на сборы. Там была игра с «Динамо», а я вообще первый раз в жизни играл против московской команды. На таком уровне, когда ты уже всё понимаешь и осмысливаешь то, что происходит на площадке. Мне тогда было 14 лет, и я удивлялся, насколько же они здорово катались и как быстро принимали решения на льду. Просто ужас. Мы проигрывали 2:4, и за минуту с небольшим Прохоров мне говорит: «Мишаня, выходи». Я отдал две голевые передачи, и мы сравняли счет. После этого были еще одни сборы, там немного другой состав был, сыграли с ЦСКА, но в той встрече я ничем особо не отметился. И тем не менее остался в «Витязе».
- Юниорская сборная в следующем году будет играть в чемпионате МХЛ.
- Мне кажется, это отличная идея. Я просто поражаюсь тому, как работают тренеры в нашей команде! Они что-то постоянно придумывают, индивидуально работают с каждым хоккеистом, делают всё, чтобы игроки росли. Могут найти подход абсолютно к любому хоккеисту. Отсюда и результат. Сборная будет жить и работать по особой программе и, уверен, это всем, кто будет в команде, пойдет на пользу. Мальчиками для биться в МХЛ мы точно не будем.
- Некоторые ваши сверстники уже сейчас собираются в Северную Америку.
- Предложения были, но я считаю, что лучше остаться здесь. В России у меня гораздо больше возможностей для роста. Ехать туда – это менять обстановку, это новые лица, новый язык, новая жизнь. Сейчас мне не надо туда ехать. Я лучше продолжу карьеру в юниорской сборной, где отличные тренеры и партнеры.
- Финал Кубка Гагарина смотрели?
- Да, хотя целиком серию посмотреть не удалось: мы как раз были на сборах, а потом уехали на чемпионат мира. Но СКА выиграл по делу, команда объективно смотрелась сильнее. Да и такой тройки Дадонов-Шипачев-Панарин в «Ак Барсе» не было. Голы забивали просто на загляденье.
- Что ждете от Ярмарки юниоров?
- Жду яркого зрелища. Никогда в своей жизни не видел, как проходят такие мероприятия, так что еду в Москву с огромным нетерпением. Очень хочу сыграть в хоккей и увидеться с друзьями. 


Владимир Самохин, специально для khl.ru

Поделиться