Сегодня знаменитому нападающему, а потом тренеру Константину Локтеву исполнилось бы 85 лет. Именно ему отец-основатель нашего хоккея Анатолий Тарасов передал свое детище – ЦСКА.

Соль на «пятачок»

Родился Локтев в Сокольниках, увлекался хоккеем с мячом и футболом. Тренировался на знаменитом Ширяевом поле, как тогда говорили, в спартаковском логове. Быть бы ему красно-белым, не расформируй «Спартак» сначала команду по бенди, а потом и по канадскому хоккею. Через два года ее возродили, но Константина к тому времени призвали в армию, где он примерил форму ЦДСА.

Как раз в этот момент в ряды армейцев влились лидеры команды ВВС, которая прекратила существование по политическим причинам. Однако чемпионом страны вопреки всему стало московское «Динамо».

Пытаясь спасти положение, Анатолий Тарасов командировал в Ленинград на ключевой матч с бело-голубыми молодого форварда Локтева и защитника Михаила Рыжова. Невские «армейцы» могли притормозить лидеров, но уступили в полной драматизма игре со счетом 6:7. До последних своих дней Константин Борисович помнил детали той встречи.

Именно тогда Тарасов положил глаз на Локтева. И весной устроил для него и Рыжова индивидуальный ликбез на Ленинских горах, где была база «армейцев». Там заливали небольшую площадку, пятачок. Молодым людям приходилось вставать в пять утра и на первом трамвае ехать из Сокольников чрез всю Москву, чтобы застать еще не растаявший лед.

Пока Локтев не вступил в сговор с работником базы, который ночью посыпал лед солью. Тарасов ползал по проталинам и кончиком языка лизал остатки снега. А потом уволил сторожа.

Впрочем, это была едва ли не единственная акция неповиновения Локтева знаменитому тренеру. Впоследствии Константин Борисович ни полусловом не критиковал Тарасова, не обращая внимания на его тяжелый характер, не замечая, как тот расправлялся с игроками, отдавшими хоккею лучшие годы жизни. Уважение к Тарасову Локтев пронес через всю жизнь. Хотя ему было на что обижаться. Его первую честно завоеванную золотую медаль Тарасов отдал ветерану Александру Виноградову, завершившему карьеру.

В ЦСКА Локтева выбрали парторгом, его подпись фигурировала на всех документах для поездки за рубеж и характеристиках игроков. Но ни разу он не зарубил кому-то командировку за границу. А в те времена загранка была едва ли не основным источником дохода для советских спортсменов.  

4947c302946eea531e9530d3d4e0a5bb.jpg

Стержень звена «академиков»

На ЧМ-1959 в Осло зажигала связка Константин ЛоктевВениамин Александров. Вскоре к ней присоединился центрфорвард Александр Альметов, который был моложе своих партнеров. Хоккеистов нового звена называли «академиками». Левый крайний Александров слыл технарем-ювелиром, его называли наследником Всеволода Боброва. Альметов – это двигатель тройки, с убойным броском. Локтева считали универсалом, для которого на льду не существовало секретов. Он много забивал, одинаково продуктивно действовал в большинстве и меньшинстве. Природа наделила его недюжинными организаторскими способностями, что впоследствии помогло ему на тренерском поприще.

На Олимпиаде-1964 в Инсбруке «академики» не пропустили ни одной шайбы. А с ЧМ-1966, который проводился в югославской Любляне, Локтев вернулся лучшим нападающим турнира и решил… зачехлить клюшку. Ему шел 33-й год, и он искренне полагал, что пора уступить дорогу в сборную молодым. С его уходом не стало чемпионской тройки. Потому что ее стержнем был Локтев.

Тарасов настолько верил в своего ученика, что призвал его в конце следующего сезона вновь надеть хоккейную форму. Чтобы остановить мчавшегося на всех порах к чемпионству «Спартак». Затея успехом не увенчалась.

Если кто-то считает, что Локтев был паинькой, глубоко заблуждается. Как-то в матче на Кубок СССР он врезал защитнику «Локомотива» (тогда бронзового призера чемпионата) Александру Афанасьеву. Да так, что оторвал ему пол-уха. Министр путей сообщения Борис Бещев требовал отдать Локтева, вовсе не грубияна, под суд. Не отдали, но дисквалифицировали на десять месяцев. На лед он вернулся через восемь. И «академики» заблистали вновь.

large.jpg

«Крёстный отец Фетисова»

Второй раз закончив играть, Локтев поехал консультантом в белградский «Партизан», потом три года работал с варшавской «Легией», подняв ее с 9-го на 4-е место в чемпионате Польши. Вернувшись домой, на протяжении четырех сезонов помогал в ЦСКА Тарасову, готовясь возглавить прославленный клуб.

Это случилось со старта сезона 1974/1975. Локтев вернул «армейцам» чемпионское звание. Одновременно его назначили помощником наставника сборной Бориса Кулагина.

В конце декабря 1975 года Константин Борисович повез ЦСКА за океан на серию матчей с клубами НХЛ. «Армейцам» противостояли сильнейшие североамериканские команды. Красно-синие произвели фурор, а матч против «Монреаль Канадиенс», завершившийся вничью 3:3, называли лучшим в XX столетии.

В монреальский «Форум» специально приехал Кулагин и был потрясен яркой и мужественной игрой молодых Бориса Александрова и Виктора Жлуктова. Через полтора месяца оба форварда стали олимпийскими чемпионами.

Именно Локтев решил увести команду в раздевалку в первом периоде заключительного матча Суперсерии против «Филадельфии». Когда разбушевавшиеся «летчики» во главе с хоккейным бандитом Дэйвом «Кувалдой» Шульцем устроили охоту на Валерия Харламова и его партнеров. Потом тренера убедили вернуться на лед, в противном случае пришлось бы выплатить неустойку.

Хоккеистов нового звена называли «академиками». Локтева считали универсалом, для которого на льду не было секретов. Он много забивал, продуктивно действовал и в большинстве, и в меньшинстве. 

Именно при Локтеве ярко загорелась звезда Вячеслава Фетисова, который дебютировал в чемпионате страны в 16 лет. А в 18 прорубил окно в сборную и отправился в Вену на ЧМ-1977.

Увы, из столицы Австрии наша команда вернулась только с бронзой. После чего было принято решение сделать из ЦСКА базовый клуб сборной, который возглавил тренер рижского «Динамо» Виктор Тихонов.

О своем увольнении Локтев узнал на чемпионском банкете. Говорили, что Тихонов совсем не хотел переезжать из тихой Риги в Москву. Но решение принималось на самом высоком государственном уровне – главным болельщиком страны Леонидом Брежневым и могущественным шефом КГБ Юрием Андроповым, курировавшим хоккей. Сказать им «нет» никто не мог.

- Для нас такой поворот был дикостью, – вспоминал капитан ЦСКА и сборной СССР Борис Михайлов. – Мы уважали Константина Борисовича, готовы были стоять за него горой. Но сделать ничего не могли. Я, кстати, унаследовал фирменный номер Локтева – «семерку», под которой 13 лет с лишним лет играл в ЦСКА.

Так завершилась короткая, но яркая тренерская карьера Локтева. Ему было всего 43 года. Больше приглашений Константин Борисович не получил. Правда, в 1993 году его позвал в вице-президенты ставший у руля ФХР Владимир Петров. Но через два года власть в федерации хоккея сменилась, и Локтев ушел вместе человеком, его приглашавшим.

От невостребованности он все чаще прикладывался к стакану и ушел из жизни от цирроза печени.

kloktev.jpg

Досье

Константин Борисович Локтев

Родился 16 июня 1933 года в Москве.

Нападающий, тренер.

Заслуженный мастер спорта (1964), заслуженный тренер СССР (1976).

Играл за «Спартак» (1952-53), ленинградский ОДО (1953-54), ЦДСА, ЦСК МО, ЦСКА (1954-66, 1967). В чемпионате СССР – около 340 матчей, 213 голов.  

Олимпийский чемпион (1964), трехкратный чемпион мира (1964-66). На ЗОИ – 14 матчей, 12 голов. На ЧМ – 43 матча, 38 голов.

Старший тренер ЦСКА (1974-77), тренер сборной СССР (1974-77).

Награжден орденом «Знак Почета» (1965), медалью «За трудовую доблесть» (1975).

Член Зала славы ИИХФ (2007).

Умер 4 ноября 1996 года.

Владислав Домрачев Владислав Домрачев
специально для khl.ru

Упоминания

ЦСКА (Москва) ЦСКА (Москва)

Поделиться