Владислав Домрачев Владислав Домрачев
специально для khl.ru
Он не считался суперталантливым вратарем. Долгое время оставался на вторых, а то и третьих ролях. Но упорная работа, стабильность и его величество случай выдвинули его на первый план. На Кубке Канады-87, Олимпиаде-88 и чемпионате мира-89 Мыльников был основным вратарем сборной. Сохраняя при этом верность «Трактору», в ту пору одному из аутсайдеров высшей лиги.

Вот уже больше года Мыльников не с нами. 20 июня 2017-го перестало биться его сердце. Никто доподлинно не знает, как он ушел. Предполагают, что потянулся на даче за яблоком и упал. Отказало израненное операцией сердце. Никого рядом в тот момент не оказалось.

Я не помню, чтобы Мыльников когда-либо жаловался на здоровье. Это после его смерти друзья вратаря рассказали, что в последнее время он плохо себя чувствовал, особенно по утрам. Лет десять назад ему сделали шунтирование сердца. Во время матча за «Легенд хоккея» на Сахалине отнялась левая рука. В больнице поставили диагноз – инфаркт задней стенки. Улетел в Москву, оставив врачам расписку.

После операции начал кататься. Вдруг в бане после игры из носа хлынула кровь. Вызвали «скорую». Оказалось, оторвался тромб. Но воткнулся не в сердце, а в печень. Такое случается у одного из тридцати. 

Вратарь «самой сильной сборной Тихонова» 

- Конечно, самая памятная для меня награда – олимпийская, из Калгари, - рассказывал Мыльников. – Шансы пробиться в состав почти нулевые. Из-за травмы колена пропустил Приз «Известий». К тому же мы проиграли Кубок Канады. Я хоть провел турнир стабильно, но косые взгляды ощущал.

К счастью, мениск оперировать не стали, просто почистили. Перед Олимпиадой я котировался третьим вратарем. Вслед за Евгением Белошейкиным и Виталием Самойловым. Но буквально за четыре дня до старта на тренировке у Белого полетели «кресты», когда он остался отрабатывать с Каменским буллиты. Виктор Тихонов сказал пару сердитых слов и на контрольный матч с канадцами поставил меня. Мы продули 2:3, но на Олимпиаде я сыграл от и до, без замен. Самойлова Тихонов не выпустил даже на последний матч с финнами, когда золото у нас было в кармане. Ту команду Тихонов назвал самой сильной из всех, которые тренировал. Так я вошел в историю – стал первым олимпийским чемпионом из «Трактора». 

01_20170829_TRA_MMG_TAB 6.jpg

О клубном патриотизме 

- С «Трактором» я расставался и возвращался в родную команду, - вспоминал Мыльников. – В 80-м мы, молодые парни, поссорились с тренером Геннадием Цыгуровым. И сами попросились в армию. Я тогда учился в институте с военной кафедрой, имел бронь. Так оказался в Ленинграде. Как раз тогда СКА возглавил Борис Михайлов. Когда мне пришел вызов в сборную на какие-то товарищеские матчи, он сказал: «К Тихонову не отпущу». Да и пробиться в сборную тогда было нереально. Владислав Третьяк, Владимир Мышкин – как таких подвинешь? Глыбы.

В Ленинграде хотели поднять хоккей, создать сильную команду. Мне предлагали на выбор 16 (!) квартир – на Невском проспекте, Финском заливе… Ни одну не стал даже смотреть. В моих планах был «Спартак». Меня уже обхаживал его селекционер Валерий Жиляев. Говорил, что вот-вот уйдет Виктор Дорощенко, а приглашенный из ЦСКА Дмитрий Сапрыкин часто получал травмы. Но Дорощенко не ушел, и я вернулся в Челябинск.

Когда Михайлов узнал, что собираюсь уходить, хотел отправить меня в часть. Меня пригласили в Смольный на разговор с командующим округом. Договорились, что я доиграю сезон, и меня отпустят с миром. Так и произошло. Перед чемпионатом мира-85 в Праге я уже написал заявление в ЦСКА, но партийные органы Челябинска наложили вето на переезд. Пришлось остаться в «Тракторе».

Хотя Тихонов дважды приглашал меня усилить ЦСКА на серии с клубами НХЛ. В 1985-м мы обыграли «Эдмонтон» 6:3 с Гретцки, Мессье, Коффи… А через три года сыграл против своего будущего клуба «Квебека» с Петером Штястны, Сакиком

05_20111110_VVS_CSK_KUZ 091.jpg

О карьере в сборной

- Я дебютировал в сборной в товарищеском матче с чехами. Дело было в декабре 1984 года. В Пардубице мы победили 6:2, тогда Слава Фетисов хет-трик сделал. Потом сыграл на Призе «Известий», на котором провожали из хоккея Третьяка. Сам нёс его со льда.

На чемпионате мира в Праге меня выпустили на один период последнего матча с американцами, пропустил три шайбы, но мы выиграли 10:3.

На московском мировом первенстве Тихонов сделал ставку на Белошейкина, я вышел против поляков и немцев. А через год в Вене не провел ни одной минуты. Тогда «Трактор» бился без меня за выживание в высшей лиге и вылетел по итогам переходного турнира. Однако команду оставили в элите, поскольку она выступала без своих лидеров. Получается, из-за меня оставили!

На Кубке Канады-87 мы проиграли на старте шведам (3:5), и Тихонов посадил Белошейкина в запас. Все матчи играл я, а во втором финале с канадцами вернулся Белошейкин, и мы уступили в овертайме 5:6. Третий решающий матч Канада выиграла 6:5. Мог ли отбить бросок Лемье? Шансы есть всегда. Наверное, мог. Но был выход «три в одного». Нельзя было выкатываться из ворот. Лемье мог скинуть шайбу партнеру. А вот наш лайнсмен Миша Галиновский мог свистнуть офсайд. Ему потом Фетисов об этом сказал…

Меня приглашали на чемпионаты мира в Швецию и Швейцарию. В Берн я приехал из «Квебека» без игровой практики. В матче со шведами получил травму, и в дальнейшем ворота защищал Артур Ирбе.

Вернулся с пятого для себя чемпионата мира с золотой медалью. Больше в сборную меня не звали. Настало время молодых и честолюбивых. 

02_20150918_GOLF_VNB_KUZ 5.jpg

О дебюте в НХЛ

- «Квебек» положил на меня глаз ещё на чемпионате мира в Праге, уезжал я через «Совинтерспорт». Зарплату мне положили смешную – 50 тысяч канадских долларов за сезон, минус налоги. Самую маленькую в НХЛ. Молодая звезда клуба Джо Сакик получал 150 тысяч. Да и из тех 50 тысяч на руки получал копейки, остальное забирало наше государство.

Играть мне толком не давали. Пытались переучивать – мол, часто сажусь на колени. Нынче все вратари так играют. Хорошо, что за меня вступился знаменитый Ги Лафлер: «Что вы к олимпийскому чемпиону пристали? Пусть играет, как ему удобно. Хоть задницей шайбу отбивает». Из Москвы звонили: «Поезжай в фарм-клуб», но тащить семью в Галифакс мне не хотелось, и поскольку контракт я подписал односторонний, насильно меня куда-то отправить не могли». Провел за «Квебек» десять игр и разорвал контракт.

Потом был вариант с финским «Лукко», но вместо меня туда полетел другой известный вратарь. Вернулся в «Трактор», Валерий Белоусов попросил помочь. В конце сезона меня назначили играющим тренером, а через месяц мы расстались. Доигрывал в ярославском «Торпедо».

Мое вратарское дело продолжили сыновья. Старший, Дмитрий, дошел до финала молодежного чемпионата мира, а младший, Сергей, свой финал выиграл.

P.S. В последние перед смертью годы Мыльников тренировал команду ветеранов «Легенды хоккея» и работал в Ночной лиге.

ДОСЬЕ

Мыльников Сергей Александрович

Родился 6 октября 1958 г. в Челябинске, умер 20 июня 2017 г. в Москве.

Вратарь, заслуженный мастер спорта.

Олимпийский чемпион (1988), трехкратный чемпион мира (1986, 1989, 1990), двукратный чемпион мира среди молодежи (1977, 1978).

Карьера: «Трактор» (1976-1980, 1983-1989), СКА (1980-1982), «Квебек Нордикс» (1989-1990), «Торпедо» Ярославль (1990-1993), «Сэтерс» Швеция (1993-1995).

Награжден орденом «Знак Почета» (1988).

Владислав Домрачев Владислав Домрачев
специально для khl.ru

Поделиться