Российский певец и рок-музыкант, один из основателей популярной группы «Uma2rmaH» Сергей Кристовский начал заниматься хоккеем ещё в детстве. Но из-из полученной в 18-летнем возрасте серьёзной травмы ему пришлось повесить коньки на гвоздь. Сергей стал музыкантом, но спустя десять лет на лёд всё же вернулся.
2
10
3
11
4
12
5
6
7
8
1
9

- Любовь к хоккею у меня возникла с самого детства, - говорит Сергей. - Первый раз вышел на каток в полтора года. Был просто помешан на этом виде спорта, с нетерпением ждал зиму. Как только замерзали лужи уже надевал коньки, брал клюшку - и вперёд. В то время не существовало ведь закрытых площадок. Заниматься хоккеем захотел сам. Когда родители отнимали коньки за полученные в школе «двойки», это считалось самым грозным для меня наказанием. И за неделю я потом выбивался в отличники. Видимо, дали о себе знать гены - отец играл на профессиональном уровне в «Динамо» (Горький), где блистал вместе с Валерием Васильевым, который потом уехал в Москву. Звали и отца, но он пошёл учиться в институт, не стал связывать жизнь с большим спортом. Так же, как и я, повесил коньки на гвоздь лет в 18. А папины партнёры стали потом заслуженными мастерами, приезжали к нам частенько в гости, иногда у них с собой были клюшки. Вот оно счастье!

А ещё мой отец, между прочим, является мастером спорта по волейболу и плаванию и плюс ко всему гонял мяч. Что мне не по душе? Никогда не стал бы связываться, например, с баскетболом. Не понимаю эту игру и не могу её смотреть. В общем, хоккей был и остаётся видом спорта номер один.

- Ещё ты в детстве довольно долго увлекался плаванием…

- О, да! Больше всего не любил этим заниматься. Скучно. Но настаивал отец. Уверял, что это самый полезный вид спорта. Говорил так: «Делай, что хочешь, но плавать будешь обязательно, хоть и из под палки». Со временем я действительно убедился: плавание – залог здоровья и сейчас своих детей тоже заставляю ходить в бассейн.

- А твоя мечта стать профессиональным хоккеистом почему не сбылась?

- Из-за травмы. В одном из матчей сломал ключицу. Я тогда играл за один завод в Нижегородской области со взрослыми хоккеистами, даже за какой-то гонорар. На том поединке нормальных врачей просто не было. Присутствовал только так называемый «доктор», который к тому же оказался нетрезв. Когда меня «вырубили» этот дяденька сказал: «Всё нормально, просто ушиб». А потом выяснилось: на протяжении недели я ходил с травмой. Это место болело, но я не придавал особого значения. Привык к тому, что весь уже переломанный и перешитый.

В общем, когда я пришёл на тренировку и меня ещё раз толкнули, закончилось «скорой помощью» и больницей. Врачи сказали, что вставят какие- то железные штыри и будут резать. Я подумал, что обойдусь и сбежал прямо в гипсе. Решил - срастётся само по себе. Так и вышло. И пока в гипсе сидел, друзья-музыканты переманили на свою сторону.

В травматологии Нижегородской области, доктора уже улыбались, когда папа меня туда доставлял. Они говорили: «Ой, опять Сережку привезли». И чего только не было – и переломы, и вывихи, и многочисленные ушибы.

«Я был отчаянным хоккеистом»

- После травмы было желание вернуться в хоккей?

- Так сложилось, что я пошёл работать диджеем, затем создал свою группу, и начался рок-н-ролл. На протяжении целых десяти лет гастролировал и веселился.

Просто мне тогда и отец посоветовал, что стоит задуматься о какой-нибудь другой профессии. Это были 90-е годы. Всё развалилось. И спорт в том числе. В Москве ещё более-менее, в Нижнем Новгороде - совсем беда. А шоу-бизнес как раз начал процветать.

Помимо «Торпедо» и «Локо» мне ёще небезразличен «Спартак». Года четыре назад мы принимали участие в ветеранском поединке ЦСКА - «Спартак». Я вышел на лёд в красно-белой форме и подружился с такими легендами хоккея, как Виталий Прохоров, Александр Кожевников, Фёдор Канарейкин…

- А как же любимый вид спорта?

- Рядом с домом была площадка, я пару раз туда с ребятами заходил, но мне не нравилось просто кататься на коньках. Неинтересно. И спустя десять лет решил, что рок-н-ролла и бурной жизни уже достаточно, надо возвращаться в хоккей. Купил форму и начал потихоньку восстанавливаться.

В целом никогда не жалел, что не получилось стать профессиональным хоккеистом. Я же, в принципе, всегда играл на уровне «Золотой шайбы». Одно время папа хотел меня отдать в интернат «Торпедо», но противилась мама. Наверное, к лучшему. Ведь профессиональный спорт - дикая работа. И выжить там тогда было очень непросто. Это сейчас гораздо больше возможностей, команд и, вообще, хоккей развивается. Не сравнить с тем, что было.

- Как далось тебе возвращение на лёд?

- На то, чтобы освоиться полностью, ушло месяца два, и всё встало на свои места. Потом мы с братом переехали в Москву, запустили музыкальный проект, и я нашёл себе команду, за которую успешно играл на протяжении пяти лет. Правда, базировалась она очень далеко - в Бирюлёво, а я жил в Новогорске. Но два раза в неделю выбирался туда стабильно. Там, кстати, познакомился с папой известного сейчас хоккеиста Никиты Зайцева. Когда он был подростком, приходил к нам на тренировки. Помню, как подписал ему фотографию и пожелал попасть в НХЛ. В те времена все об этом мечтали. А совсем недавно мы встретились с Никитой на концерте и вспомнили тот момент. Всё сбылось! Ещё я потом нашёл лёд в Новогорске и стал тренировать там детишек – соседских и своих. Получалось здорово!

- А затем волею судеб ты пополнил состав команды артистов «КомАр».

- К счастью, да. Мне позвонил руководитель «КомАра» Саша Морозов и сказал о своём желании создать звёздный коллектив. Я согласился. На тот момент там было всего два человека – я и известный актёр Марат Башаров. Мы начали потихоньку тренироваться и созывать артистов, музыкантов, тех, кого мы знали. Сашка, конечно, молодец. Много сил вложил в этот проект. И теперь всё всем нравится.

- Старые травмы тебя не беспокоят? Не приходится играть через боль?

- Сейчас всё нормально. Пока держусь. Хотя в детстве прошёл через многое. В травматологии Нижегородской области доктора уже улыбались, когда папа меня туда доставлял. Они говорили: «Ой, опять Сережку привезли». И чего только не было – и переломы, и вывихи, и многочисленные ушибы. Представь, сейчас на моём лице наложено в общей сложности тридцать с лишним швов. Перешиты - брови, переносица, весь подбородок, зубы выбивали много раз. Масок ведь тогда не существовало. А я был хоккеистом отчаянным. Каток находился совсем близко от дома. Я даже ходил туда в форме, практически там жил. Помню, однажды, вернулся домой, держа в руке окровавленный подбородок, который будто бы оторвался. Папа тогда решил в квартиру меня не пускать, чтобы маму не расстраивать. Вызвал такси, и мы снова помчались в травмпункт, прямо в хоккейной амуниции.

- Откуда такое количество травм?

- То шайба неудачно «врезалась» в различные места, то падал сам, то меня роняли. А с подбородком получилось так, что неудачно споткнулся об конёк соперника. Им и разрезал. Иногда бывали и драки. Ломал и руки, и ноги. Однажды накануне концерта очень сильно повредил кисть, пришлось позвонить нашему саксофонисту и сказать о том, чтобы за ночь выучил всю программу. Он у нас и на гитаре умеет играть. Мы же – профи. В общем, всё состоялось. А я из-за травмы ещё почти целый месяц стучал в бубен. Ничего другого позволить себе не мог.

«Торпедо» не хватает сыгранности»

- Ты из Нижнего Новгорода, поэтому, болеешь за «Торпедо». Что скажешь об игре родной команды в прошедшем сезоне?

- В целом, выступили неплохо, вышли в плей-офф, но дальше опять чего-то не хватило, как и в предыдущие годы. Основные причины? Думаю, нужно просто наладить командную игру. Ещё я интересуюсь тем, как выступает в КХЛ «Локомотив». Мой друг - финансовый директор в РЖД. Кстати, однажды мы приезжали к «железнодорожникам» с концертом. Нас, вообще, частенько приглашают выступить перед той или иной командой КХЛ.

Помимо «Торпедо» и «Локо» мне ёще небезразличен «Спартак». Года четыре назад мы принимали участие в ветеранском поединке ЦСКА - «Спартак». Я вышел на лёд в красно-белой форме и подружился с такими легендами хоккея, как Виталий Прохоров, Александр Кожевников, Фёдор Канарейкин… С тех пор эти цвета тоже стали дороги. Вообще, стараюсь следить за всеми командами. Когда идёт чемпионат, канал КХЛ ТВ у меня включён всегда. Если позволяет время, могу смотреть матчи с утра и до вечера.

На игры хожу с детьми. Очень хотел, чтобы дочь и сыновья занялись каким-либо видом спорта профессионально, однако пока всё, чем они занимаются – уровень любительский. Но на хоккей им ходить нравится. Получаю большое удовольствие от атмосферы, которая царит вокруг. Особенно в таких городах, где лишь одна команда. Помимо Ярославля, бывал ещё на матчах в Челябинске, в Омске, в Череповце. Люди там хоккеем просто живут. В Москве в этом плане народ, можно сказать, перекормленный.

- А за кого ты, кстати, болел в финале Кубка Гагарина?

- За «Авангард». Между прочим, нас омичи пригласили отпраздновать серебро. Мы, конечно, с радостью согласились. Почему я выбрал Омск? У меня жена родом из этого города, и, вообще, выступление «ястребов» в прошедшем сезоне сильно понравилось. А для того, чтобы одолеть ЦСКА, им не хватило всего лишь везения.

«Обычно на льду кричу по делу»

- Расскажи, какой ты на хоккейной площадке?

- Стараюсь быть спокойным, хотя не прочь и поругаться. Завожусь сильно. Когда ребята еле катаются – это понятно, но если я знаю, что человек может играть хорошо, но творит на льду невероятное, тогда могу и высказаться.

- Не обижаются потом партнёры?

-Нет. Все знают, что обычно я кричу только по делу. В нюансах разбираюсь. Могу назвать себя ветераном любительского хоккея (улыбается). А играть обожаю в пас, на команду. Ещё отец учил никогда голову не опускать, а смотреть и искать варианты, кому из партнёров передачу отдать. Он всегда говорил, что на площадке надо действовать с умом. Мне близок такой хоккей, который демонстрируют Павел Дацюк, Данис Зарипов и Игорь Ларионов. Ценю красивые комбинации, какие-то нестандартные решения.

Заниматься хоккеем захотел сам. Видимо, дали о себе знать гены - отец играл в хоккей на профессиональном уровне в «Динамо» (Горький), где блистал вместе с Валерием Васильевым.

- А какие-либо курьёзные ситуации с тобой на льду случались?

- Однажды мы бились с представителями СМИ. Те, кто обычно «светят своим лицом», играют в масках, а один из довольно известных журналистов решил не заморачиваться. В итоге, в одном моменте мы с ним столкнулись, он «врезался лицом» в мою маску и выбил себе два передних зуба. А у него на следующий день должен был состояться очень важный эфир… Я всегда всем говорю, что шайба может прилететь откуда угодно и внезапно. Поэтому, лучше уж себя обезопасить.

- Песни из репертуара группы «Uma2rmaH» можно нередко услышать на матчах КХЛ. Не планируете написать что-нибудь хоккейное, убойное?

- Нас уже об этом многие просят. Надо, чтобы сложились обстоятельства и звёзды сошлись. Но мы попытаемся.

- Какая ваша композиция у хоккеистов самая популярная?

- Им много, что нравится (улыбается). Например, Сашка Радулов предпочитает послушать «Ночной дозор».

Фото Динары Кафискиной и из личного архива Сергея Кристовского.

Динара Кафискина Динара Кафискина
специально для khl.ru

Поделиться