Дарья Тубольцева Дарья Тубольцева
Sport24
специально для khl.ru
Новичок ярославского «Локомотива» в эксклюзивном интервью KHL.ru - о первых впечатлениях о России, дружбе с Антоном Ландером, игре с Владимиром Тарасенко, двойной фамилии и многом другом.

За первые два месяца регулярного чемпионата в «Локомотиве» произошло много изменений. Успел смениться главный тренер, по ходу сезона были подписаны соглашения с несколькими игроками. Одним из новичков стал шведский форвард Магнус Пяярви-Свенссон. «Локомотив» выбрал нападающего ещё на драфте КХЛ-2009 в первом раунде под общим 19-м номером. И вот игрок приехал-таки в Ярославль. Последние девять лет Пяярви провел в НХЛ, играл за «Эдмонтон», «Сент-Луис» и «Оттаву». В 28 лет Магнус решил полностью изменить свою жизнь и подписал двухлетний контракт «Локомотивом». 

«Ландер — мой лучший друг уже много лет» 

— Магнус, как прошли ваши первые недели в «Локомотиве»?

— Необычно. В том смысле, что я попал в непривычную для себя среду. К счастью, в команде я был знаком с несколькими ребятами, с Антоном Ландером мы давно дружим. Мне ещё нужно привыкнуть к некоторым вещам, но в целом адаптация проходит хорошо. А победы прибавляют положительных эмоций. 

— В КХЛ в этом сезоне сложилась уникальная ситуация: команды могут играть на площадках трёх размеров. В Петербурге со СКА вы играли на маленькой, дома на большой. Интересный опыт?

— На самом деле, я даже не знал, что у некоторых клубов КХЛ канадский размер площадки. Перед матчем со СКА я был удивлён. На маленьких площадках скорости выше, бросков, как правило, больше, а пространства для манёвра меньше. Хоккей точно другой. 

— Сложно ли перестраиваться с одной площадки на другую?

— Не думаю, что из-за одного матча игра будет сильно меняться. Да, есть свои нюансы: к примеру, игра в углах. Нужно быть быстрее с шайбой, перестраиваться, но не глобальном плане. 

— Информация о вашем переходе в «Локомотив» появилась в начале октября, однако вы смогли присоединиться к команде только в конце месяца. Почему?

— Мне нужно было получить рабочую визу, это заняло достаточно большое количество времени. Но я заранее приехал в Ярославль, тренировался тут, знакомился с городом и клубом. Как только разрешение на работу пришло, я смог официально стать игроком «Локомотива». 

Мне сказали выбрать одну часть, потому что целиком фамилия слишком длинная. Я выбрал «Пяярви» из-за того, что она более необычная, чем «Свенссон». Я не отказываюсь ни от одной, просто решил, что пусть на джерси будет написано: «Пяярви».

— Тяжело вливаться в команду по ходу сезона?

— Да, непросто. Намного проще приходить в межсезонье и ещё до старта чемпионата узнавать систему тренера. Сейчас же мне приходится всё изучать в ускоренном режиме, в первых матчах было непонятно. Я чувствовал себя неважно, из-за того, что терял позицию, не понимал, что нужно делать. Но в то же время с каждой игрой чувствую, что прибавляю и становлюсь увереннее в себе. 

— Вы легко находите общий язык с новыми людьми?

— Для меня никогда не было проблемы приходить в новый коллектив. Тут же мне ещё и повезло. В «Локомотиве» есть Ландер — мой лучший друг уже много лет. Плюс я был знаком с Кронваллем, так что в Ярославле было намного легче найти общий язык с ребятами, чем в какой-нибудь другой команде. 

— В матче со СКА Ландер вернулся в состав, и вы вышли в одной тройке. Рады были?

— Естественно! У нас отличные взаимоотношения и за пределами льда, так что играть вместе нам легко. 

— Помните, что свой первый гол на взрослом уровне вы забили как раз с передачи Ландера?

— Да, помню, конечно. Мы вместе играли за «Тимро». 

05_20191102_SKA_LKO_SMI_16.jpg

«Пора открыть новую главу в жизни» 

— Сколько вопросов задали Ландеру, перед тем как подписать контракт с «Локомотивом»?

— Много (улыбается). Мы с Антоном обычно каждый день на связи. Когда у меня появились первые мысли о переходе в «Локомотив», я стал у него спрашивать про город, какие тут супермаркеты, какая еда, какие люди, как в раздевалке всё устроено и так далее. Как только у меня возникал в голове вопрос, я сразу задавал его Антону. Вы знаете, как классно, когда в команде есть человек, который готов помочь с любыми вещами. Мне невероятно повезло. 

— Что Ландер говорил про хоккей в КХЛ?

— Ему здесь очень нравится, он стал чемпионом, провёл два успешных сезона в Казани и вообще является заметной фигурой в КХЛ. Думаю, он отлично выполняет свою работу. О хоккее в КХЛ Антон отзывался только положительно. 

— Что вас удивило в первое время в России?

— Первое, что приходит в голову, так это вывески на улицах. В том смысле, что русский язык сильно отличается от шведского или английского, и все подписи на русском для меня выглядят необычно. Пытаюсь выучить некоторые слова, чтобы хоть что-то сказать или прочесть. 

— Можете сравнить Ярославль с городами, в которых жили ранее?

— Наверное, нет. По крайней мере, так сразу не могу вспомнить. Ярославль отличается от мест, где я жил ранее. Но опять же, ничего плохого сказать не могу. Я живу в хорошем месте, арена у «Локомотива» хорошая, болельщики крутые. У меня было немного времени прогуляться по центру, он оставил приятное впечатление. 

Понятно, что не везде так, как в Санкт-Петербурге или Москве. Но в США и Канаде ведь то же самое: много небольших городов, где может быть не так много развлечений, есть большие и привлекательные места, есть не очень.

— Вам нравится такие небольшие городки, как Ярославль, или больше по душе мегаполисы?

— Нравятся те города, где у меня всё хорошо складывается с хоккеем. Меня особо не волнует, где жить, в большом городе или в маленьком. Хоккей стоит на первом месте. В Ярославле у нас хорошая команда, думаю, мы можем показывать результат, а молодые ребята - прогрессировать. 

— Мой коллега на чемпионате мира 2018 года спрашивал у вас про КХЛ, и вы сказали, что пока не планируете переезжать в Россию. Что изменилось за эти полтора года?

— Я до последнего ждал предложений из НХЛ. Но мы не смогли с клубом прийти к соглашению, шло время, и мне нужно было принимать решение. Я посчитал, что мне пора открыть новую главу в жизни и попробовать себя в КХЛ. 

— Сейчас не жалеете, что прошлый сезон провели в «Оттаве», которая не попала в плей-офф и вообще выступила не лучшим образом?

— Нет. Я считаю, что провел неплохой год. К сожалению, команда выступила неудачно, у нас менялся тренерский штаб, ушли несколько ключевых игроков. Но своей игрой я был доволен и был уверен, что в этом сезоне смогу найти работу в НХЛ. Этого не произошло, я ждал до сентября, после чего сказал себе: «Окей, значит будем что-то менять в жизни». 

— Двухлетний контракт с «Локомотивом» был вашим желанием?

— Подумал, что раз у Антона Ландера контракт двухлетний, то значит и я тоже хочу соглашение на два года. 

02_20191029_TOR_LKO_SOK_11.jpg

«Лас-Вегас — самый крутой город в плане хоккея» 

— Вы наверняка слышали подкаст Spittin' Chiclets Пола Биссоннетта и Райана Уитни. Сколько эпизодов послушали?

— Не так много, два-три. Я не слушаю его регулярно, но знаю, что люди очень много обсуждают выпуски. 

— В России этот подкаст стал очень популярен после того, как там гости начали рассказывать страшилки про нашу страну и КХЛ. Тедди Перселл поведал много историй.

— Выпуски с Перселлом я не слышал. Правда, несколько историй о России попадались мне. Понятно, что не везде так, как в Санкт-Петербурге или Москве. Но в США и Канаде ведь то же самое: много небольших городов, где может быть не так много развлечений, есть большие и привлекательные места, есть не очень. 

Русский язык сильно отличается от шведского или английского, и все подписи на русском для меня выглядят необычно. Пытаюсь выучить некоторые слова, чтобы хоть что-то сказать или прочесть.

— Что бы вы рассказали об Америке?

— Негативное? (Смеется). 

— Не обязательно.

— Я провел девять лет в НХЛ, и это был невероятный опыт. Я побывал в разных городах, в небольших, как Баффало, Роли, и огромных, как Нью-Йорк, Лас-Вегас, Лос-Анджелес. И везде можно найти что-то хорошее. Всё зависит твоего собственного подхода. 

— Сложно в Лас-Вегасе играть в хоккей?

— В первую очередь, странно (смеется). Я до этого был в Вегасе, и это место было непохожим на то, где можно играть в хоккей. Но когда я впервые вышел там на лёд, был просто потрясён: полный стадион, огромная поддержка трибун. Видно, что в клубе проделали огромную работу. 

— Говорят, что некоторые команды НХЛ приезжают в Вегас заранее и перед матчем игроки могут походить по казино и клубам.

— В НХЛ всё на твоей ответственности. Не думаю, что за день до игры кто-то пойдёт тусоваться, но если у тебя есть несколько дней, то почему бы и нет. Можно устроить командный вечер.

04_20110515_SWE_FIN_VNB_KUZ 003.jpg

«У Тарасенко лучший кистевой в НХЛ» 

— Правда ли ваша бабушка из Финляндии?

— Да, бабушка с маминой стороны родилась на границе Швеции и Финляндии. Поэтому у меня и фамилия финско-шведская. 

— Почему вы оставили только финскую часть «Пяярви», когда поехали в НХЛ?

— Мне сказали выбрать одну часть, потому что целиком фамилия слишком длинная. Я выбрал «Пяярви» из-за того, что она более необычная, чем «Свенссон». Я не отказываюсь ни от одной, просто решил, что пусть на джерси будет написано: «Пяярви». 

— Вы дебютировали во взрослом хоккее, когда вам было 16, и все о вас говорили как о восходящей звезде. Какие у вас тогда были мысли в голове?

— Моей самой большой мечтой было играть в НХЛ. Цель появилась лет с 14, после чего я смог сделать большой скачок в своем развитии. И перед драфтом знал, что котируюсь высоко и меня выберут. 

Я живу в хорошем месте, арена у «Локомотива» хорошая, болельщики крутые. У меня было немного времени прогуляться по центру, он оставил приятное впечатление.

— Все вас видели суперзвездой. Сложно было справляться с давлением?

— Нет, давление исходило, в первую очередь, от меня самого. 

— Что случилось после первого сезона в НХЛ, когда вас спустили в фарм-клуб, потом случился обмен?

— Первый сезон у меня получился хорошим, но второй я начал плохо, потом смог вернуться к своему хоккею. Третий год выдался неплохим, но летом меня обменяли в «Сент-Луис». Не знаю, почему, мне никогда не называли причину. В «Блюз» я провёл хорошие пять лет, мы несколько раз играли в плей-офф, это было круто. Но без взлётов и падений не обошлось. Они преследуют меня на протяжении всей карьеры. 

— В «Сент-Луисе» вы играли в тройке с Тарасенко. Согласны, что у него самый сильный бросок в лиге?

— Не уверен, что самый сильный, но точно у Тарасенко лучший кистевой в НХЛ. Это что-то потрясающее. Никогда не видел ничего подобного. Владимир никогда не щелкает, но с таким кистевым ему и не надо. 

— С ним легко играть?

— С ним весело играть. Тебе нужно только создать ему пространство для манёвра, и тогда он обязательно забьёт. 

— В последние годы в НХЛ вы играли в третьих-четвертых звеньях. Не думали, что так и останетесь игроком на вторых ролях?

— Нет, у меня всегда были большие амбиции. Я хочу играть на лидирующих позициях, и никогда не сомневался, что к этому приду. 

— Сейчас вам тяжело перестраиваться?

— Да, это правда сложно. Но, знаете, сложнее становится игроком третьего-четвертого звена, чем хоккеистом, который должен забивать в каждой игре.

04_20191029_TOR_LKO_SOK_13.jpg

ДОСЬЕ

Магнус ПЯЯРВИ-СВЕНССОН

Родился 12 апреля 1991 года в Норчёпинге (Швеция)

Карьера: «Тимро» (Тимро, Швеция) 2007-2010, «Эдмонтон» (НХЛ) 2010-2013, «Сент-Луис» (НХЛ) 2013-2018, «Оттава» (НХЛ) 2018-2019, «Локомотив» (Ярославль) 2019 – н.в.

Достижения: двукратный победитель Мемориала Глинки, двукратный серебряный и бронзовый призёр молодёжного чемпионата мира, победитель и серебряный призёр чемпионата мира.


Дарья Тубольцева Дарья Тубольцева
Sport24
специально для khl.ru

Упоминания

Локомотив  (Ярославль) Локомотив (Ярославль)

Поделиться