Дарья Тубольцева Дарья Тубольцева
Sport24
специально для khl.ru
Защитник «Ак Барса» в эксклюзивном интервью KHL.ru — о лучшем в карьере сезоне, совместном бизнесе с Эмилем Гариповым, отношении к исламу и многом другом. 

В современном спорте трудно представить, чтобы человек всю карьеру отыграл в одном клубе. Тем более это касается хоккеистов, которые могут менять команды каждый год. Но Яруллин не такой. 26-летний защитник в системе «Ак Барсе» уже 20 лет, а за это время отлучался ненадолго в «Нефтехимик» и «Атлант». Нынешний сезон — лучший в его карьере по очкам. С 30 (4+26) баллами он идет в тройке лучших бомбардиров казанского клуба. Альберт — совсем не типичный хоккеист. Он глубоко религиозный человек, читает намаз пять раз в день и следует правилам ислама. А еще он интересуется историей и ведёт бизнес с бывшим партнёром по команде. 

«Прошлогодний плей-офф — пощёчина по самолюбию» 

— Альберт, в каком состоянии сейчас команда: предвкушает плей-офф или сосредоточена на том, чтобы выиграть регулярный чемпионат КХЛ?

— Первая задача - плей-офф. Мы к этому готовились весь сезон. Но последние игры «регулярки» тоже для нас важны, через них мы должны подготовиться к кубковым баталиям и выйти на пик формы. 

— Это плюс, что в концовке гладкого чемпионата у вас сильные соперники?

— Думаю, это пойдёт только на пользу. Можно будет отрепетировать накал плей-офф в матчах с топ-командами. 

— Вам интересна борьба за последние места плей-офф?

— Очень. На Востоке вообще ничего не понятно. Это здорово для лиги. 

— Я спрашиваю ещё и потому что определяется ваш будущий соперник.

— Я не сижу и не думаю: «Хоть бы эта команда нам выпала». Кто будет — тот будет. Неблагодарное дело - выбирать себе соперника. В плей-офф и первая и восьмая команда будет биться до последнего. 

Мне кажется, то, что хоккеисты глупые, - стереотип. Хоккей — это шахматы на льду, умная игра. К тому же с любым человеком можно найти общий язык. Но понятно, что все 30 человек в команде не могут дружить, мы все разные.

— Но в Хабаровск же лететь наверняка не хочется?

— Это часть нашей работы. Кстати, в чемпионский год (сезон 2017/18 — прим. авт.) мы в первом раунде играли как раз с «Амуром». Может, эта серия нас закалила, поэтому и смогли пройти до самого конца. Я, в принципе, нормально длинные перелёты переношу: поспал, походил, и уже прилетели. 

— Мысли о прошлогодней неудаче сильно беспокоят, нервируют?

— Конечно, то была пощёчина по самолюбию. В первую очередь, стыдно очень перед болельщиками. Мы их подвели, они болели за нас, верили. Нам нужно реабилитироваться. Понятно, что тот плей-офф уже история, но воспоминания остались. 

— В прошлом сезоне долго отходили?

— Да какой смысл сидеть и плакать в подушку? Ничего уже не изменить, нужно только из прошлого выводы делать, заново работать и двигаться дальше. Поэтому не могу сказать, что долго.

01_20191014_AKB_AVT_TKH_6.jpg

«Защитнику в атаке надо стоять на синей линии, так энергию экономишь»

— В чём главные отличия подготовки к плей-офф у Квартальнова и Билялетдинова?

— Вся подготовка в основном идёт через матчи. Каждый тренер под конец «регулярки» подстраивает игру под то, что хочет видеть в плей-офф.

— Что вы слышали о Квартальнове такого, что в итоге оказалось преувеличением?

— Я особо не слушаю, что кто говорит. Он, как и все тренеры, требовательный, у него есть свое видение хоккея, которое доносит до игроков. 

— Быстро начали понимать требования Квартальнова?

— Не скажу, что мне было тяжело. Я понимал, что нереально под руководством одного тренера всю карьеру пройти. Тренеры могут меняться, игрок должен быть готов к этому. 

— На сегодняшний день вы второй бомбардир команды с 30 очками, впереди только Джастин Азеведо.

— У меня не было цели быть в топе бомбардиров. Тут просто стечение обстоятельства. 

— У Квартальнова весьма строгие требования к защитникам, тем удивительнее ваш результат.

— Да, строгие, но в то же время нас никто и в рамки не загоняет. Если можешь подключиться к атаке, делаешь это. Главное не забывать, что основная работа сзади. 

— Нравится играть в атаке?

— Да, конечно! Непосредственно защитнику в атаке надо стоять на синей линии, так энергию экономишь (смеётся).

В детстве мы с семьёй ходили в мечеть, я знал молитвы. Мы жили с Богом в семье. Думал, что после 30 лет приду к религии. Но в один день подумал: «Откуда я знаю, что это придёт попозже? Почему не начать сейчас?».

— В последнее время вы выходите в первой паре с Ессе Виртаненом. Быстро нашли общий язык?

— Мне нравится с ним играть, у нас есть взаимопонимание. Да вообще с любым игроком, если начинаем общаться, - сразу понимаем друг друга. Система игры одна, все знают, что нужно делать.

— У Квартальнова достаточно серьёзная ротация. Не сложно постоянно играть с разными партнёрами?

— Конечно, удобнее с одним. Но надо понимать, что с одним человеком не удастся пройти всю дистанцию. Есть ротация, травмы.

— С партнёром вообще важно хорошо общаться за пределами льда?

— Мне кажется, общаться нужно не только защитникам, но и целому звену, всей команде. Мы должны друг друга с полуслова понимать, тогда всё будет хорошо. В «Ак Барс» в этом году пришли новые хоккеисты, но мы быстро нашли общий язык. Сейчас у нас в коллективе семейная атмосфера.

 01_20200123_AKB_SYU_TKH_12.jpg

«Смысл выходить из зоны комфорта, когда и тут всё идёт нормально?» 

— Назовите несколько защитников, чья игра вам нравится.

Филипп Ларсен из Уфы здорово катается. Он сильно помогает команде впереди и назад успевает. Из НХЛ выделю Джона Карлсона из «Вашингтона». Он хорошо площадку видит. Мне нравится наблюдать за другими защитниками и подмечать их сильные стороны.

— Как раз Карлсон в «Вашингтоне» идёт лучшим бомбардиром. Это идеал, к которому нужно стремиться?

—Думаю, защитник должен в первую очередь думать об обороне. Хотя смотря какие задачи. Если его напарник будет сидеть в защите, то нет ничего плохого, что он будет помогать в атаке. Но скажу так: надо идти вперёд с оглядкой на оборону. 

— У вас есть объяснение, почему в России так мало защитников атакующего плана?

— Это идёт от системы подготовки в детских школах. Плюс - сказывается наш менталитет. Как я уже говорил, в нас заложена мысль о том, что нужно выполнять сначала функции защитника. Те же иностранцы, наверное, не всегда так делают. 

— Как вы развивали свой атакующий потенциал?

— Не сказать, что я стал атакующим защитником. Просто набрасываю на ворота и набираю очки в этом сезоне. Не иду вперёд, обыгрывая несколько соперников, и забиваю. Плюс смотрю на НХЛ-овских защитников. У нас главное - бросить сильнее, а у них — просто добросить. Как показывает практика, во втором плюсов больше. 

— Вам никогда не казалось, что, выйдя из зоны комфорта, уехав из Казани, вы сможете достичь большего прогресса?

—Я же играл и в «Атланте», и в «Нефтехимике». 

Почему-то людей, которые исповедуют ислам, судят по каким-то отдельным личностям. Нельзя же судить о религии по поступкам некоторых людей.

— Не так много матчей.

— «Ак Барс» — мой родной клуб. Какой смысл выходить из зоны комфорта, когда и тут всё идёт нормально? 

— Чтобы становиться ещё лучше.

— Если это будет необходимо для прогресса, и я пойму, что стою на месте, мотивация пропала, - пойду на такой шаг. Нужно будет ставить перед собой новую цель и стараться её достичь. Но просто так уезжать куда-то — глупо. Здесь живут мои родные и близкие, в Казани я провёл детство. Для жизни это один из лучших городов. 

— Крупные мегаполисы типа Москвы никогда не манили?

— Точно нет. Эмиль Гарипов сейчас играет в Балашихе и рассказывает, что может из Москвы до дома ехать на машине часа три. Я в Казани могу до любого нужного места доехать за 15 минут. 

— Не скучно ли, что здесь вы всё знаете?

— Нет. Мы же весь сезон в разъездах, не сидим долго в Казани. Да и я такой человек, что, если есть комфортные условия, то мне и не надо больше. 

— Артём Лукоянов — фанат «Зелёного дерби». Для вас это значимое событие, особенные эмоции?

— Подготовка к нему идёт, как к обычному матчу регулярного чемпионата. Но вот когда выходишь на лёд, понимаешь, что атмосфера вокруг этой игры действительно особенная. Поэтому каждый матч с «Салаватом» получается упорным и зрелищным. 

— Вы сыграли пять матчей с Уфой, в следующий вторник будет шестой. Не чувствуете, что слишком много встреч за одну «регулярку»?

— Перед началом сезона думал, что будет такое чувство. Шесть матчей — это же целый раунд плей-офф. Но сейчас такого вообще не ощущается. Каждая игра очень интересная, и ни одна встреча с «Салаватом» легкой не была. 

— Лукоянов не скрывает свою антипатию к Умарку и другим. Какое у вас отношение к лидерам «Салавата»?

— Их поведение на льду иногда задевает. Но они играют ради своего клуба, мы — ради своего. Мы, может, тоже противными кажемся на льду. Могу сказать, что у «Салавата» хорошие игроки, ненависти к ним точно не испытываю.

03_20200211_AVG_AKB_VNB_25.jpg

«Был рад переходу Гарипова в «Авангард» 

— Вы со стороны производите впечатление спокойного человека. На льду взорваться можете?

— Конечно, такое часто может случиться. Пытаешься успокоиться, овладеть собой, но иногда эмоции перехлёстывают. 

— В жизни тоже такое может случиться?

— Естественно. У каждого человека, какой бы он спокойный ни был, случаются моменты, когда терпение лопается. Со мной такое редко происходит. Пытаюсь работать над собой и спокойно реагировать на все ситуации. Понимаю, что поступки, совершённые в гневе, ничего не изменят. Они могут только навредить. 

— Вы не раз говорили, что хорошо дружите с Гариповым. Тяжело вам было отпускать Эмиля в «Авангард»?

— На протяжении девяти лет мы общались каждый день. Ни с кем другим я не проводил так много времени, как с ним. Но я понимал, что ему необходимы перемены. После травмы ему нужно было играть. Так что только рад был его переходу в «Авангард». 

— Вы дважды играли против него. Какие были ощущения?

— В первый раз было непривычно увидеть его в другой форме. Но мыслей: «Если Эмиль там стоит, то я ему бросать не буду» не возникало. Наоборот, хотелось побольше побросать (смеётся).

«Ак Барс» — мой родной клуб. Какой смысл выходить из зоны комфорта, когда и тут всё идёт нормально?

— Недавно вы с Гариповым открыли в Казани барбершоп Sakal. Перед интервью я открывала его паблик «В Контакте», последняя запись датируется 16 декабря. Барбершоп сейчас работает?

— Работает, но мы с Эмилем не ведём проект, этим занимаются наши братья. Мы просто проинвестировали его. 

— Вы рассчитывали финансовые риски?

— Безусловно. Мы понимали всю картину, знали, на что идём. 

— По ходу сезона вы вообще не вникаете в бизнес?

— Нет, мы заняты хоккеем. Максимум - можем что-то выложить в социальные сети. Плюс стрижёмся там, многие ребята из команды тоже туда ходят. В целом, бизнес идёт нормально, на месте не стоим. 

— У вас наливают виски, как в обычных барбершопах?

— Нет, у нас другая концепция. В нашем барбершопе есть комната для молитвы.

 05_201780530_AKB_VNB_2.jpg

«В исламе нет никакой агрессии, как это преподносят» 

— Вы глубоко религиозный человек. К исламу в мире очень настороженное отношение из-за предрассудков и стереотипов. Вы сталкивались с негативом?

— Сталкивался со стереотипным мышлением. Почему-то людей, которые исповедуют ислам, судят по каким-то отдельным личностям. Нельзя же судить о религии по поступкам некоторых людей. Бывало, могли начать говорить: «Вот у вас террористы». Возьмите Чикатило, он убийца и насильник. Однако не говорят, что все люди его религии, такие. В исламе нет никакой агрессии, как это преподносят. 

— Где вы сталкивались с этим негативом?

— Не в Казани, у нас всё-таки республика мусульманская. Мне ещё задавали вопросы по поводу бороды, хотя сейчас каждый второй мужчина ходит с ней. Бывает, что могут какие-то вещи в инстаграме написать. Но намного больше я получаю положительных откликов, чем негативных. 

— В исламской религии меня смущает несколько вещей. Могу я их называть, чтобы вы высказали своё мнение?

— Да.

— Женщины ограничены в своих правах.

— О каких ограничениях в правах вы говорите? О том, что они должны ходить в платке? 

— Нет, о том, что все ключевые решения в семье принимает муж или отец. Женщина всегда будет за мужчиной и не может быть полностью самостоятельной.

— Так всегда было, если проанализировать историю. У женщин есть права, которые никто не имеет права ущемлять. Если даже муж будет это делать, женщина может спросить с него за это. У каждого в семье есть свои обязанности, которые должны выполняться. Как показывает практика, девушки более эмоциональные, и поэтому мужчина должен быть терпеливее и мудрее в вопросах семьи. В исламе, если дал развод, - обратно сойтись не так легко. Поэтому к разводам отношение очень серьёзное. 

Мне кажется, общаться нужно не только защитникам, но и целому звену, всей команде. Мы должны друг друга с полуслова понимать, тогда всё будет хорошо. В «Ак Барс» в этом году пришли новые хоккеисты, но мы быстро нашли общий язык.

— Для вас лично будет неприемлемо, если женщина будет зарабатывать больше вас?

— А кто с детьми будет сидеть? 

— Почему мужчина не может?

— Мама - это мама, как ни крути. У матери связь с ребёнком изначально крепче. Что бы кто ни говорил, для малыша нет никого ближе матери. Основы нравственных ценностей должна закладывать женщина.

— В исламе достаточно строгие ограничения в еде, образе жизни, одежде. Для чего это?

— Сейчас такое время, что со стороны кажется, что без этого невозможно жить. Да спокойно можно. Разгружать голову можно по-разному. Например, общением с семьёй. Проблем в этом нет. Я стал молиться пять раз в день, отказался от некоторых вещей в жизни. И не скажу, что мне было тяжело. Главное - это понимать, что ты делаешь и для чего. 

— Как вы пришли к религии?

— В детстве мы с семьёй ходили в мечеть, я знал молитвы. Мы жили с Богом в семье. Думал, что после 30 лет приду к религии. Но в один день подумал: «Откуда я знаю, что это придёт попозже? Почему не начать сейчас?». 

— Вы рассказывали, что слушаете не музыку, а лекции. Какая была последняя прослушанная?

— Это те же лекции, которые проходят в пятницу в мечети. Какая польза от музыки? 

— Чтобы голову разгрузить.

— И на этом всё. Слушая лекции, ты узнаешь что-то новое, берёшь для себя что-то. Последнюю лекцию, которую слушал, была о том, что нужно, чтобы быть честным. Вот сейчас популярно мнение: не обманешь — не вылезешь наверх. Лекция была о том, что человек всегда должен быть перед собой честным, неважно, что будут думать люди. 

— Вы почувствовали, что изменились как человек за последнее время?

— Ко мне пришло спокойствие. Открылись глаза на многие вещи, которые раньше не замечал. Некоторые же смотрят на тех, кто живёт лучше, и хочет так же. А проще посмотреть на тех, у кого хуже, чем у тебя. Так ты будешь ценить то, что у тебя есть.

03_20181008_SST_AKB_KRK_2.jpg

«Благодарен Всевышнему за свое детство» 

— Вы рассказывали, что увлекались историей. До сих пор остался интерес к ней?

— Да, меня как-то спросили, что конкретно я люблю читать. Допустим, Вова Ткачёв — психологию или что-то по экономике. Он же тоже скрытый бизнесмен (улыбается). Если кому-то нужен финансист — обращайтесь к Вове. Все вокруг восхищались книгой «Тонкое искусство пофигизма». Я начал читать, а там такие вещи описываются, о которых знаю давным-давно. Не зацепило меня. Историческую литературу мне, наоборот, интересно читать. 

— Вы совсем не типичный хоккеист: много читаете, увлекаетесь историей, заботитесь о своем развитии. Вам не бывает скучно среди игроков, у которых круг интересов более узкий?

— Мне кажется, то, что хоккеисты глупые, - стереотип. Хоккей — это шахматы на льду, умная игра. К тому же с любым человеком можно найти общий язык. Но понятно, что все 30 человек в команде не могут дружить, мы все разные. 

— Вы родились на Жилплощадке, в одном из самых проблемных районов Казани. Детство у вас было опасным?

— Да, район был криминальным, известным на всю Россию своими группировками. Но в детстве я не ощущал, что было очень опасно. Меня не держали взаперти дома. Правда, я всё время проводил в центре: здесь и учился, и тренировался. Проблема была только в том, как добраться от дома до центра. 

— Во дворе, может быть, была компания, и на ваших глазах люди становились наркоманами?

— Благодаря спорту я был постоянно в разъездах. И всё общение было, в основном, внутри команды. Но, наверное, как и в любом другом районе у кого-то из знакомых были проблемы с алкоголем и наркотиками. И я благодарен Всевышнему за свое детство, за то, что уберёг меня от этого.

Первая задача - плей-офф. Мы к этому готовились весь сезон. Но последние игры «регулярки» тоже для нас важны, через них мы должны подготовиться к кубковым баталиям и выйти на пик формы.

— Когда район преобразился?

— Сейчас найдётся кто-то, кто со мной поспорит и скажет, что он таким и остался. Но я не согласен. Там построили дворец спорта, появилось развлечение для людей. 

— Давно там были?

— Не так давно. У меня мама работает в этом дворце, недавно её забирал оттуда, да и квартира на Жилплощадке осталась. 

— Если бы не хоккей, чем бы занялись в жизни?

— Никогда не думал об этом. Но благодарен родителям за то, что они всегда говорили, как важна учёба и не давали мне её забросить. Карьеру хоккеиста может сломать любая травма, а если ты ничего другого не умеешь, то как дальше быть? 

— Никогда не хотели бросить хоккей?

— Нет, даже когда травма за травмой шли, я не думал о том, чтобы закончить. Не зря же я столько времени посвятил хоккею, нужно чего-то и добиться. 

05_20191014_AKB_AVT_TKH_15.jpg

ДОСЬЕ 

Альберт Ильдарович Яруллин

Родился 3 мая 1993 года в Казани 

Карьера: «Барс» (Казань, МХЛ), 2009-12 гг., «Нефтяник» (Альметьевск, ВХЛ), 2011-13 гг., «Нефтехимик» (Нижнекамск, КХЛ), 2013-14 гг., «Атлант» (Мытищи, КХЛ), 2014-15 гг., «Барс» (Казань, ВХЛ), 2014-2017 гг., «Ак Барс» (Казань, КХЛ), 2011 - по н. в. 

Достижения: бронзовый призёр юниорского чемпионата мира (2011), бронзовый призёр молодежного чемпионата мира (2013), обладатель Кубка Гагарина (2018).

Дарья Тубольцева Дарья Тубольцева
Sport24
специально для khl.ru

Упоминания

Ак Барс (Казань) Ак Барс (Казань)
Поделиться
Прямая ссылка на материал
Распечатать