Дарья Тубольцева Дарья Тубольцева
Sport24
специально для khl.ru

KHL.ru продолжает серию интервью главных тренеров команд, посвящённых итогам сезона. В очередном материале наставник «Амура» — о тяжёлых временах клуба, поражении 0:8 от «Нефтехимика», прогрессе своих хоккеистов и скандальных словах в адрес судьи Гашилова.

Старт сезона для клуба из Хабаровска получился провальным — девять подряд поражений, в январе у «тигров» вновь случилась затяжная серия неудач в девять игр. Тем не менее, «Амур» претендовал на плей-офф и потерял шансы на кубковую весну только в предпоследней встрече регулярного чемпионата с «Нефтехимиком». На протяжении всего сезона команда испытывала сложности, в том числе и финансового характера, однако не сдалась и билась до конца. По сравнению с прошлым сезонам хабаровчане под руководством Александра Гулявцева сделали шаг вперёд, но для того, чтобы попасть в восьмёрку этого оказалось мало.

«После 0:8 никто ни на кого не орал»

— Сезон закончился, успели немного расслабиться?

— Да пока не до расслабления, а вот напряжение действительно спало. Все видели, что нам чуть-чуть не хватило до попадания в плей-офф. Да, об этих «чуть-чуть» нужно думать на протяжении всего чемпионата. Но мы боролись до конца и подарили интригу Востоку. У меня осталось больше положительных эмоций от прошедшего сезона, чем отрицательных.

—Чего не хватило в концовке чемпионата? Или очки были потеряны раньше?

— У нас был очень сложный сезон: много травм. Но мы не афишировали в прессе, что у игроков были проблемы со здоровьем. Нужно отдать должное парням — в концовке играли и с переломами рук, и с разрывами связок... Бились до конца, ребята ко мне подходили и говорили: «У меня такая-то травма, но я всё равно доиграю сезон и постараюсь помочь команде».

Для меня это самое главное. Понятно, что задача на сезон не выполнена. Однако то, как она была не выполнена, тоже о многом говорит. «Амур» — единственная команда, которая дважды в сезоне проигрывала по девять матчей подряд, и до конца февраля боролась за плей-офф. Очень важно, что почти на каждой домашней игре дворец был полным, это тоже заслуга команды.

— Спустя время нашли ответ, как в важнейшем матче за попадание в плей-офф, ваша команда проиграла «Нефтехимику» 0:8?

—За несколько дней до этого мы уже играли с «Нефтехимиком» и победили. Ну а в тот день… Помню, как в 2005-м году «Авангард» в матче плей-офф проиграл московскому «Динамо» 0:11. Как это можно охарактеризовать? Такие вещи в хоккее случаются. Если про нашу игру говорить, то в ворота «Амура» залетало всё, что можно. В этой встрече многое было поставлено на карту, может быть, психологически ребята, которые ни разу с такой ответственностью не сталкивались, не справились. Ещё можно назвать массу причин, которые вкупе дали такой печальный результат. На следующий день был новый матч с Нижнекамском, он получился совсем другим.

— Как вам удалось настроить команду после 0:8?

— Что значит настроить?

— Найти нужные слова, мотивировать.

— Слова мы находим, но это не про «настроить» команду. Мы попросили ребят как можно быстрее забыть это поражение 0:8. В тот момент это были самые нужные слова, никто ни на кого не орал, не пытался обвинить в поражении. Игра, которая была на следующий день, тоже оставляла нас в борьбе за плей-офф. В принципе она получилась равной, всё решил один эпизод в овертайме.

Мы ведь вели за три минуты до конца третьего периода 2:1, и тут шайбу забрасывает защитник (Евгений Рясенский), который 187 игр не забивал. Это, может быть, тоже повлияло на результат. В овертайме у Томаша Зогорны выпала клюшка, и мы пропустили. Для кого-то это нелепо, после матча прочитал много негативных комментариев. Но, поверьте, команда отдавалась полностью игре.

— Как раз про Томаша Зогорну, у которого выпала клюшка при выходе соперника «один в ноль». Согласны, что это была роковая ошибка, которой можно было избежать?

— Я ни в коем случае не хочу винить игроков в поражении. Могу взять ответственность на себя, как главный тренер. Парни где-то перегорели, почувствовали большую ответственность, поверили, что плей-офф совсем рядом. В итоге не справились с эмоциями.

Что касается Томаша, то в последних встречах он играл не слишком результативно, хотел помочь команде, вытащить её. В овертайме был с его стороны жест не отчаяния, а помощи. Я порой не могу объяснить действия некоторых своих игроков. Но с трибуны и со скамейки легко судить, что происходит на площадке.

Томаш Зогорна. Фото: Григорий Соколов

«Даже когда не платили, команда сражалась, билась»

— Вы упоминали, что у «Амура» дважды в сезоне были серии поражений по девять матчей, журналисты часто вас отправляли в отставку. Вы сами были близки к тому, чтобы уйти, или понимали, как исправить ситуацию?

— Я никогда не падаю духом и не готов уйти, если руководство не отправит меня в отставку. У победы много отцов, только поражение - всегда сирота. Я очень благодарен руководству за то, что не сделало скоропалительных выводов по поводу моей работы. Думаю, команда доказала, что достойна плей-офф. Концовку мы провели сильно.

— Провал в начале сезона — просчёт в подготовке, психология или что-то другое?

— В первых девяти матчах мы взяли только три очка, но все их проиграли в одну шайбу. Мы анализировали причины поражений, но хотел бы оставить их при себе. «Амур» был готов неплохо, но если у меня будет ещё шанс в команде, то я план подготовки немного скорректирую.

— В каком плане?

— В этом году мы слишком долго находились на сборах в Чехии, плюс практически все предсезонные матчи, за исключением игры с «Адмиралом», провели там. В Европе площадки другого размера, плюс - разница в часовых поясах. Но команда в физическом плане к старту регулярного чемпионата подготовилась хорошо. А вот реализации, креативности в завершении атак не хватало. Мы очень мало забивали, при этом пропуская не так много. Потом потихоньку ситуация выправилась, пришли победы, ребята стали забивать.

— Ещё в сентябре появилась информация, что для «Амура» наступают очень тяжёлые времена. Что вы в тот момент делали?

— Мы с командой переживали все трудности вместе. Тяжелые времена действительно были. Мы старались не нагнетать обстановку. Сложнее всего было, когда команда проигрывает. Нужно было заставить ребят поверить, что этот период пройдёт, а дальше всё будет отлично. Отмечу, что никто не ныл, парни — большие молодцы, настоящие мужики, верили до конца в себя и в команду. По сравнению с прошлым сезоном мы сделали огромный шаг вперёд.

— Когда в команде не платили зарплату, у вас возникали сложности с легионерами, с которыми в этом плане сложнее, чем с россиянами, найти общий язык?

— Понимаю, что такое тяжело перенести не только иностранцам, но и нашим ребятам. Большинство легионеров не первый год играют в «Амуре», они очень правильно отнеслись к ситуации, и проблем в этом плане не было. Ребята понимали, что эти трудности временные, они ни в коем случае не влияли на наш результат и отношение к работе.

— В конце «регулярки» все долги по зарплатам клуб погасил, «Амур» резко пошёл вверх. Вы допускаете, что финансовый вопрос смог мотивировать многих хоккеистов?

— (Смеётся). Как говорится, когда всё хорошо, всё и должно быть хорошо. Считаю это стечением обстоятельств. Меня недавно просили выделить лучший матч в сезоне. Так вот таких несколько. Даже в некоторых проигранных встречах команда играла здорово. Даже когда не платили зарплату, команда играла, сражалась, билась. У нас был кулак, которые не дал сдаться раньше времени. Деньги рано или поздно выплатят, а результат останется.

Евгений Аликин. Фото: Дмитрий Кулинич

«В истории с Гашиловым я переборщил, явно перегнул палку»

— Владислав Ушенин стал лучшим бомбардиром команды с 34 очками и провёл самый результативный сезон в карьере. Кого из игроков вы бы ещё выделили?

— Все в коллективе выполняют свою роль. Влад Ушенин, безусловно, молодец. То я отмечу, например, и Антона Лазарева. Он забил только один гол, зато заблокировал 50 бросков за сезон. Я не могу назвать лучшего. Для меня важно, что многие ребята улучшили свои показатели в плане результативности. Отмечу и вратарей: Женька Аликин не дрогнул, когда Марек Лангхамер выбыл из-за травмы. Все справились с обязанностями на твёрдую четвёрку, если оценивать по пятибалльной шкале. А кто-то, может, и на «пять».

— Александр Филиппенко заявил, что у руководства есть желание сохранить команду во главе с главным тренером. Вы близки к подписанию нового контракта?

— Я пока не готов говорить на эту тему. У нас был разговор с Александром Николаевичем, он получился довольно продуктивным. Но новый контракт на данный момент я ещё не подписал.

— Продолжит ли команда тренироваться по окончании регулярного чемпионата?

— Отпустили ребят. Думаю, всем нужно немного отдохнуть, разгрузиться. У меня ещё осталась кое-какая организационная работа.

— Вы второй год работаете на Дальнем Востоке. К длинным перелётам и постоянной смене часовых поясов привыкли?

— Когда работаешь в таком режиме, то порой уже ничего не замечаешь. Я, если честно, не любитель долгих перелётов. Очень тяжело выдержать такой сумасшедший график, с матчами через день, постоянными переездами. Но поверьте, что ребятам ещё сложнее. Им-то после перелёта в 7-8 часов ещё и на лёд выходить. О себе в этой ситуации я думаю меньше всего. У тренерского штаба задача — как можно лучше подвести команду к игре, чтобы хоккеисты были свежими и полными сил. Это моя главная забота.

— С вами в этом сезоне случилась не самая приятная история. После того, как ваши слова судье Виктору Гашилову во время матча с «Динамо» о сожжённой машине попали в эфир, стали серьёзнее себя контролировать на играх?

— Знаете, как много говорят во время игр… Я с себя ответственности не снимаю. Стараюсь всегда сдерживаться, но эмоции порой берут вверх. В хоккее без них никуда, тем более таким способом иногда получается завести команду. В том матче я переборщил, явно перегнул палку. Но понёс за это наказание, сделал для себя выводы. Если мне не изменяет память, Владимир Васильевич Крикунов как-то сказал: «Даже в 60 лет можно чему-то учиться». Так что в моём возрасте ещё учиться и учиться.

Команда «Амур». Фото: Дмитрий Кулинич

ДОСЬЕ

Александр Вячеславович ГУЛЯВЦЕВ

Родился 3 мая 1973 года в Перми.

Карьера игрока: «Молот-Прикамье» (Пермь) – 1991-2001, 2003-2004, «Нефтехимик» (Нижнекамск) – 2001-2002, «Металлург» (Магнитогорск) – 2002-2003, «Северсталь» (Череповец) – 2004-2007, «Автомобилист» (Екатеринбург) – 2007-2011.

Достижения игрока: провел за сборную России 15 матчей, в которых набрал 4 (2+2) очка. Участник молодежного чемпионата мира 1993 года.

Карьера тренера: «Октан» (Пермь) – 2011, «Молот-Прикамье» (Пермь) - 2011-2016, «Северсталь» (Череповец) - 2016-2018, «Амур» (Хабаровск) – 2018 – н.в.

Дарья Тубольцева Дарья Тубольцева
Sport24
специально для khl.ru

Упоминания

Амур  (Хабаровск) Амур (Хабаровск)
Поделиться
Прямая ссылка на материал
Распечатать