Дарья Тубольцева Дарья Тубольцева
Sport24
специально для khl.ru
Нападающий «Спартака» в эксклюзивном интервью KHL.ru — о неудачном отрезке сезона в «Тракторе», успехах красно-белых и работе с Олегом Знароком.

После пяти сезонов в «Ак Барсе» Фёдор Малыхин прошлым летом перешёл в «Трактор», где Петерис Скудра планировал использовать его атакующий потенциал. Однако главный тренер через несколько месяцев был уволен, а перед дедлайном Челябинск покинул и сам Малыхин. В 29 матчах он набрал всего 4 (3+1) очка и очень хотел перемен. Фёдор заключил контракт до конца сезона со «Спартаком», в котором работал хорошо знакомый ему тренер. Под руководством Олега Знарока Малыхину всё-таки удалось перезапустить карьеру.

07_20200310_DYN_SPT_KUZ_14.jpg

«Коронавирус — это испытание для всех нас»

— Как проходит ваш отпуск?
— Как и большинство россиян, я сейчас на самоизоляции. Сижу дома, отдыхаю, домашними делами занимаюсь. Вот и весь отпуск.

— Чем пытаетесь себя развлечь?
— Да ничем особенным. Выполняю кое-какую работу по дому, которую не удавалось сделать по ходу сезона. Что-то можно решать дистанционно даже в нынешней обстановке. Развлечений не так много, но пока дела занимают почти всё свободное время. Стараюсь больше гулять на свежем воздухе.

— Поддерживаете сейчас физическую форму или пока отдыхаете?
— На данный момент отдыхаю. Но в ближайшее время планирую возобновить тренировочный процесс, насколько это будет возможно и доступно в домашних условиях. Сейчас у меня пассивный отдых, времени до следующего сезона ещё достаточно много. Однако тут главное, чтобы организм не забыл физические нагрузки. Хотя понятно, что во время карантина трудно будет нагрузить себя так, как во время сезона.

— Сильно переживаете о ситуации в мире, читаете ли новости, обсуждаете их?
— Новости смотрю, читаю, не все, конечно. Все понимают, что обстановка не только в России, но и в мире не очень благоприятная. Это испытание для всех нас, нужно его достойно пережить и перетерпеть. И считаю, нужно принимать все меры, чтобы оставаться здоровым. Имею в виду — необходимо сидеть дома, что делаю я и мои близкие. Сейчас во всём мире эта проблема стоит остро, надо всем держаться.

— Три недели назад, когда ещё шла серия с «Динамо», могли представить, что всё зайдет так далеко?
— На тот момент представить такое, конечно, не мог. Но понимал, что раз вирус проник в Европу, то, скорее всего, он придёт и в Россию. Тяжело это было предотвратить, учитывая наше активное авиасообщение с Европой. Правда, не думаю, что кто-то предполагал, что у нас в стране всё будет так серьёзно. Когда в Москве постепенно начали вводить ограничения по проведению массовых мероприятий, когда мы провели последний матч без зрителей, я осознал, что времена нас ждут непростые. Было понятно, что проблема с коронавирусом только на начальной стадии. В столице она стояла более остро, потому что население большое, многие активно путешествуют, в том числе и в Европу. Из-за сумасшедшего трафика зараза могла распространяться очень быстро. Никто не знает, что будет дальше, но сейчас вот такие меры. Мы принимаем эту ситуацию и будем ждать, когда всё наладится. У людей должно быть чувство гражданского долга: если все будут серьёзно относиться к таким вещам, то мы победим пандемию.

03_20200306_SPT_DYN_KUZ_11.jpg

«Никогда не испытывал того, что почувствовал на шестой игре с «Динамо»

— Шестая игра с «Динамо» при пустых трибунах — худший по ощущениям матч в вашей карьере?
— Да, наверное, это так. Я впервые столкнулся с тем, чтобы официальный матч проходил без болельщиков. Тем более это была игра плей-офф. На первых домашних матчах серии с «Динамо» у нас собирался полный дворец. Поддержка фанатов в любом виде спорта крайне важна, без болельщиков теряются ощущения и эмоции плей-офф. При полных трибунах всё совсем по-другому. Я никогда не испытывал того, что почувствовал на шестой игре с «Динамо». Такое ощущение, что это был какой-то тренировочный матч, а не решающая встреча в плей-офф. Думаю, Лига приняла правильное решение досрочно завершить сезон. Мы все играем для болельщиков, они дают нам положительные эмоции. Это одна из составляющих нашего спорта. Всем неприятно, что всё так сложилось, но на данный момент закончить плей-офф было оптимальным шагом со стороны КХЛ.

— Допускаете, что, если бы играли при своих трибунах, результат шестой игры мог быть другим?
— Возможно. Сейчас трудно говорить об этом задним числом. Может быть, при болельщиках у нас были бы другие эмоции от этого матча, мы могли сыграть лучше.

— Сильно корите себя за то удаление в последнем матче, после которого динамовцы забили второй гол?
— Конечно, корю. Не очень приятная ситуация. Нужно было сыграть более хладнокровно. Но это уже пройденный этап, сейчас ничего не изменить, надо сделать правильные выводы, забыть этот момент и двигаться дальше.

— Долго отходили от поражения, или ухудшающаяся ситуация с коронавирусом затмила всё?
— После игры было тяжело. Но в связи с тем, что за несколько дней ситуация в стране ухудшилась, на первый план вышли другие вещи. Надо было думать о том, как уберечь себя и своих близких. Быстро переключились с хоккея на жизненные проблемы, которые в тот момент были более важными.

— Ваша серия с «Динамо» получилась одной из самых ярких в первом раунде. Как вы себя ощущали после первой игры и счёта 1:5?
— Эта была лишь первая игра, поэтому мы не чувствовали себя ни раздавленными, ни подавленными. В общем, никаких негативных эмоций не было. Это плей-офф, серия длинная, нельзя зацикливаться на какой-то одной игре. Так что мы сразу забыли этот матч и начали готовиться к следующему. В «Спартаке» была нормальная, рабочая атмосфера, все понимали, что нужно делать дальше.

— Массовые драки, инициаторами которых всё-таки стали игроки «Спартака», были правильным ходом в концовке первого матча?
— Это плей-офф, эмоции, накал, поэтому как случилось, так случилось. Никто не хотел проигрывать, поэтому вот так произошло.

— Третий матч серии – самый поразительный. Отыграться в плей-офф с 0:3 и выиграть — это что-то! Поделитесь секретом?
—Тот матч мы неудачно начали, пропустили быстрые голы. Все прекрасно понимали, что так игры плей-офф начинать нельзя. Здорово, что в итоге вытащили эту встречу. Это, в первую очередь, характер, дух нашей команды. Без этих вещей победы не было бы. Мы сумели дальше продолжить играть в тот хоккей, о котором говорил тренерский штаб. Потихоньку сумели отыграться и вырвать победу в овертайме. Хорошо, что неудачный старт нас не сломил. В этом и есть наш главный секрет.

02_20200306_SPT_DYN_KUZ_16.jpg

«Знарок всегда говорит и делает по справедливости»

— Вы довольны своей игрой в плей-офф?
—Я никогда не бываю доволен своей игрой, поэтому лучше у тренеров «Спартака» спросить, как они её оценивают. Я всегда жду большего от себя. То, что мы уступили в первом раунде, конечно, не может радовать.

— Чего не хватило «Спартаку» для выхода во второй раунд?
— Мы не смогли нейтрализовать первую тройку «Динамо», которая забила большую часть голов и сделала результат. Их мастерство было на высоком уровне, они нас просто переиграли. Если бы мы сыграли лучше против звена Шипачёва, то могли бы выиграть серию.

— На моей памяти ни один русский хоккеист, работавший с Олегом Знароком, не отзывался о нём плохо. В чём его феномен?
— Он настоящий. Он искренний, правильный человек. В этом и есть его феномен. Знарок всегда говорит и делает по справедливости, поэтому в его командах всегда такая хорошая атмосфера.

— Вы немного работали с ним в сборной и встретились спустя шесть лет. Как за это время изменился Олег Валерьевич?
— Не скажу, что он сильно изменился. Требования остались теми же, Знарок всегда делал упор на морально-волевые качества хоккеистов. Серьёзных изменений в работе с ним я не заметил.

— Вас тогда отправили из Новогорска домой, не взяв на чемпионат мира. Не затаили обиду?
— Нет, у меня никогда не было обиды на тренеров. Если не взяли, значит, я объективно был слабее того, которого взяли. Причины неудач надо искать только в себе.

— Вы говорили, что переход в «Спартак» по ходу сезона стал для вас глотком свежего воздуха. Вы попали в свою команду, просто вырвались из заточения, или что это было?
— Да, я попал в свою команду, в свой коллектив, к тому тренерскому штабу, с которым я знаком и успешно работал. В «Спартаке» знали, на что я способен и как меня использовать. Плюс — атмосфера в команде была потрясающая, я сразу почувствовал себя комфортно.

— В каком моральном состоянии вы были, переходя в «Спартак»? Всё-таки предыдущий сезон в «Ак Барсе» из-за травм у вас не сложился, в «Тракторе» тоже не пошло…
— Я надеялся и верил, что это переход поможет мне перезагрузиться. Благодаря доверию тренерского штаба получилось вернуть физические и моральные кондиции, которые были раньше. Шёл в «Спартак» с положительными эмоциями. В итоге я получил хороший опыт.

— Ваш контракт истекает 30 апреля. Останетесь ли в «Спартаке»?
— Пока понимания нет, всё на паузе. Переговоры с клубом не начинали.

01_20190811_TRA_SST_TAB_6.jpg

«Был уверен, что у «Трактора» всё будет хорошо»

— Переход в «Трактор» был ошибкой?
— Нельзя так сказать. На тот момент это было оптимальным решением, лучше варианта не имелось. Да, в Челябинске что-то не получилось, но сейчас уже не хочу в этом копаться. Всё прошло неудачно, но тогда я считал, что контракт с «Трактором» пойдёт мне на пользу.

— Перед началом сезона Петерис Скудра говорил про вас: «Я видел его потенциал в атаке, помню, как он играл в «Автомобилисте», и сейчас у нас есть возможность больше использовать его впереди». Почему же не получилось?
— Не знаю. Когда начинался регулярный чемпионат, у него были свои взгляды. Может быть, перед началом сезона были одни мысли, а потом они поменялись. В итоге всё вышло не так, как мы планировали.

— Говорили, что у Скудры не было контакта с игроками. Что происходило внутри команды?
— Всё было в порядке, никаких конфликтов между главным тренером и командой не было. Нормальная рабочая атмосфера. Не могу сказать, что коллектив распадался изнутри.

— Почему же тогда у челябинцев всё с самого начала пошло наперекосяк?
— Честно говоря, нет ответа на этот вопрос. Ожидания от сезона были другими, перед стартом я был уверен, что у нас всё сложится хорошо. После предсезонных турниров мне казалось, что дела идут нормально, и мы сможем улучшить игру. Но стабильность так и не наступила.

— Что поменялось с приходом Владимира Юрзинова?
— У каждого специалиста свой подход к тренировкам, поэтому естественно, кое-какие изменения произошли. Например, в плане тактики.

— Как появился вариант со «Спартаком»?
— Не хотел бы углубляться в детали, но всё произошло буквально за один день. Позвонили, сказали, что есть такой вариант, и мы с агентом начали вести переговоры с «Трактором» по расторжению контракта. Нормально договорились и остались в хороших отношениях.

— Какие цели ставите на будущий сезон?
— Для начала надо определиться с командой, а там уже будем думать. Но пока есть более насущные вопросы.

— Допускаете, что это будет не «Спартак»?
— Всё возможно. Пока у меня понимания насчёт будущего клуба нет. Я ещё ни с кем не вёл переговоры.


Досье

Фёдор Михайлович МАЛЫХИН

Родился 13 ноября 1990 года в Екатеринбурге
Карьера: «Авто» (МХЛ) — 2009-12, «Автомобилист» —2010-14, «Ак Барс» — 2014-19, «Трактор» — 2019, «Спартак» — с 2020.
Достижения: Обладатель Кубка Гагарина (2018).

Дарья Тубольцева Дарья Тубольцева
Sport24
специально для khl.ru

Упоминания

Динамо (Москва) Динамо (Москва)
Спартак (Москва) Спартак (Москва)
Трактор  (Челябинск) Трактор (Челябинск)
Поделиться
Прямая ссылка на материал
Распечатать