Дарья Миронова Дарья Миронова
специально для khl.ru
Защитник «Трактора» Ник Бэйлен и его супруга Шелби – уникальная семейная пара. Согласитесь, мало найдётся семей, в которых оба супруга профессионально играют в хоккей. Более того, Шелби в какой-то степени удалось обойти Ника и сыграть за сборную Канады! На днях подписавший новый контракт с «Трактором» Ник присоединился к команде.
2
10
3
11
4
12
5
6
7
8
1
9

Мир постепенно возвращается в свой привычный ритм, сотрудники в офисы, а спортсмены готовятся к открытию тренировочных лагерей. Многим хоккейным семьям пришлось перекроить свои межсезонные планы. Ник и Шелби Бэйлен не стали исключением, но время в изоляции они провели максимально продуктивно, будучи профессиональными спортсменами, держали себя в форме весь отпуск, готовились к полумарафону, записывали кулинарные видео для клубных аккаунтов «Трактора» и делились своими будничными делами в социальных сетях.

Карантин

- Ребята, сначала расскажите, где вы были, когда официально начался карантин?

Шелби: Да мы уже три раза были на карантине! Первый - в марте, когда вернулись из России в США. Сидели дома с родителями Ника в городе Фредония, штат Нью Йорк. Сразу же после истечения срока отправились на очень-очень длинную пробежку… Во второй раз попали в карантин, приехав к себе домой во Флориду, и третий - в Канаде. Теперь, если вы пересекаете границу США и Канады – готовьтесь к обязательной двухнедельной самоизоляции. 

Мы ехали на машине из Флориды в Канаду 35 часов. Выдалась очень длинная, но весёлая неделя под названием «3401 километр и 20 кроссвордов». Путешествовать на машине сейчас безопаснее, чем летать. Границу разрешают пересекать канадцам и ближайшим родственникам. Я – гражданка Канады, так что Ника со мной впустили. 22 июня я увиделась, наконец, с семьёй. Мы были в разлуке с октября 2019-го, общались только по видеосвязи.

Ник: В межсезонье самое важное - побыть с родными, ведь мы так много времени проводим вдали от них... Это непростое испытание, но, наверное, нашим родителям ещё сложнее . Их жизнь идёт в привычном ритме с праздниками и днями рождения, но без нас. У братьев и сестёр Шелби есть дети, а мы толком не видим, как растут наши племянники. Когда возвращаемся домой, малыши даже не узнают дядю Ника. Так что семья на первом месте. Обычно сразу после сезона мы едем к моим родителям, проводим с ними две недели, потом переезжаем на пару недель к семье Шелби в Канаду. Навестив всех, возвращаемся к себе. Но этой весной пришлось изменить планы.

- Вам не было страшно в начале пандемии?

Шелби: Я переживала за семью, очень скучала, но мы чётко соблюдали карантин. Поэтому сильного страха не было.

- В России самыми популярными вещами на самоизоляции были гречка и туалетная бумага. Чем запасалась семья Бэйленов?

Шелби: Ничем сверхъестественным, просто очень много попкорна. В Северной Америке туалетная бумага кстати тоже пользовалась спросом. На специальной диете мы не сидели, за вес не переживали, потому что любим быть активными.

- Однако вы успели удивить болельщиков своими акробатическими трюками и семейным аккаунтом в соцсетях. Откуда появилась идея заняться развлекательным контентом?

Шелби: Интернет кипел разными челленджами. Моя сестра подала нам идею открыть совместную страницу, на которой мы могли бы показывать что-то интересное из нашей жизни: спорт, путешествия и так далее.

Некоторые наши трюки выглядели рискованно, но обошлось почти что без синяков (смеётся). Мы собираемся продолжать этот проект, просто сейчас все время отдаём родственникам. Соскучились в изоляции.

- До карантина были хоккеистами, в результате стали акробатами. Но признаюсь, что солнечные пейзажи и фоны ваших видео радовали глаз. А почему вы выбрали именно Флориду для семейного очага? С одной стороны, там тепло, но с другой - крокодилы или пресмыкающиеся могут загорать на газонах.

Ник: Так и медведи встречаются в нашем районе. Я ни одного не видел в России, а вот в Неаполе (город во Флориде – прим.авт), где мы живём в межсезонье, их много. Один даже пытался вломиться в наш дом прошлым летом. Я выносил мусор, услышал, что соседский бак упал. Я считаю себя хорошим соседом, решил поднять его. Поставил бак на место, почувствовал что-то за спиной, оглянулся, а там двухметровый медведь стоит во весь рост и рычит... Я побежал в дом со всех ног, хотя бежать-то 200 метров. Мой пульс точно подскочил до 200 ударов в минуту. Шелби удивлённо спросила, что со мной. «На меня чуть медведь не напал!». Я думаю, что самое грамотное решение в таких ситуациях - выключить весь свет в доме и затаиться. И что делает Шелби? Она наоборот всё включила и побежала на улицу посмотреть на медведя. И конечно он направился в сторону нашего дома, подошёл к двери, разглядывал всё пару минут, но ушёл. Я такого вообще не ожидал.

- Необычная история для Флориды.

Шелби: Да, что там медведь?! Во Флориде всегда светит солнце, можно играть в гольф и теннис, растянуться у бассейна. Мы долго не могли решить, где же нам обосноваться. Большую часть года мы проводим в России, поэтому после возвращения хочется чувствовать себя и дома, и в отпуске. Всё сошлось. Обычно летом к нам постоянно приезжают друзья, родственники, гости. Мы шутим, что у нас не дом, а мини-отель. Солнце - всегда приятный бонус.

Экспаты

- Отличная новость для вашей семьи: Ник подписал новый контракт с «Трактором» на три года, с чем вас и поздравляю. Это говорит о том, что и в Челябинске вам нравится.

Ник: Спасибо. Да, в Челябинске очень любят хоккей и хорошо знают игроков «Трактора». Меня узнавали на улицах, в ресторанах и торговых центрах. Сейчас я уже хорошо понимаю русскую речь, мне проще в общении, могу заказать еду, что-то купить. Люди знают, что русский не родной для меня, я могу делать ошибки, запутаться в глаголах. Но серьёзных языковых казусов со мной не случалось, ведь гугл-переводчик всегда под рукой.

Шелби: Языковой барьер - всегда смех сквозь слёзы. Ник отлично понимает русский, а я только начала его учить. Забавная история произошла с нами . Слова «курица» и «корица» для нас, иностранцев, звучат абсолютно одинаково. Как-то в ресторане я заказала салат и попросила положить курицу отдельно. Но похоже, что официантка услышала «корицу». Мне принесли салат и миску корицы.

- То есть своего рода школу выживания вы прошли и можете давать советы новичкам КХЛ?

Ник: Самое главное - научиться общаться с людьми, быть в социуме, понимать культуру и стандарты. Я уже давно в КХЛ, знаю, как здесь всё работает. Новичкам не нужно бояться просить помощи. У жён иностранцев есть свой крепкий союз, все поддерживают друг друга. Большинство североамериканских игроков пересекались друг с другом до КХЛ, поэтому все общаются. 

- Наверняка, у вас есть какие-то истории, связанные со стереотипами и русскими традициями.

Ник: Сначала я не понимал, зачем люди жмут друг другу руки каждый день. Зимой так это вообще небезопасно из-за ОРВИ. Я до сих пор делаю это очень редко, просто из-за того, что рукопожатие - это лёгкий способ передачи вирусов. Я постоянно использую антисептик, лосьоны, мою руки 50 раз в день. Но я понимаю, что в России жать друг другу руки - традиция.

Шелби: Я родилась и выросла недалеко от Виннипега. Людей в моей канадской провинции называют «дружелюбные манитобцы». Может быть, зачастую мы уж слишком дружелюбны (смеётся)... Но я привыкла к тому, что все вокруг улыбаются, здороваются с незнакомыми людьми из вежливости. Я всегда выгляжу счастливой. Если вам открыли дверь - вы благодарите, спрашиваете: «Как дела?». Общаться в лифте - тоже привычное дело. Маленькая беседа (small talk) - лучше молчания. Но с России я научилась не ждать, что все будут улыбаться, открывать двери и благодарить. Это не значит, что русские поголовно угрюмы и невежливы. Просто традиции везде разные.

Хоккеисты

- Шелби, тебе всего 26, но ты уже на «спортивной пенсии», завершив хоккейную карьеру. Насколько сложно найти себя, и не хочешь ли вернуться? К примеру, сыграть за какую-нибудь из команд ЖХЛ?

Шелби: На данный момент я не испытываю трудностей, ведь Ник играет, я смотрю хоккей, постоянно живу в нём. Но вот когда и Ник решит завершать карьеру, меня может накрыть тоска, осознание того, что всё... Я бы, может, и попробовала себя в ЖХЛ, если бы в Челябинске была женская команда.

- Ник, если жена решит вернуться в хоккей, как отреагируешь?

Ник: Мы это обсуждали! В Челябинске когда-то была женская команда. Сто процентов Шелби выступала бы за неё. Она скучает по играм, так что вероятность её возвращения на лёд есть, пока мы не стали родителями.

Шелби: Я считаю, что женский хоккей заслуживает такого же уважения, как и мужской. Не знаю, как к в России воспринимают женщин-хоккеисток, но, когда я занимаюсь фитнесом, на меня часто смотрят, будто бы у меня две головы. Вот случай. В Челябинске моё утро начинается с тренировки. Я выполняла в зале жим гантели из-за головы, рядом двое мужчин делали это же упражнение. Замечая, что я работаю с большим весом, чем они, мужчины злились, в итоге не выдержали и ушли. Это показалось мне забавным. Женщины в фитнесе тоже смотрят на меня с удивлением. Поэтому я прекрасно понимаю, как чувствуют себя хоккеистки.

- Ник, о твоём мастерстве болельщики, причём не только челябинские, знают хорошо, а что ты можешь рассказать о хоккейных навыках жены?

Ник: Трудоголик! Она хороша на вбрасываниях, идеальный центральный нападающий, отлично работает в бригаде меньшинства! Думаю, что дисциплина помогала ей преуспеть и сыграть за сборную Канады.

- Вы когда-либо играли вместе или тренировались? 

Ник: Иногда летом катаемся вместе с Шелби и её папой, у которого своя хоккейная школа в Манитобе, или с её сестрой Бэйли . В общем, наслаждаемся летними тренировками по-семейному. Кроме того, одно время мы оба жили и играли в Швеции, но в разных городах. В свободное время я садился в поезд, приезжал на игры жены. Это здорово - меняться ролями, смотреть на хоккей со стороны, поддерживать её в любимом деле. Горжусь Шелби и её достижениями.

Шелби: Помню тот сезон: Ник открыл его в Минске, а завершил в Швеции. 5-6 часов на поезде - не преграда, мы часто виделись. Как только мой сезон закончился, я переехала к нему в Векше.

- А познакомились вы часом не благодаря хоккею?

Шелби: Отчасти. Я играла в Баффало, а друг Ника жил по соседству. Ник, выступая за минское «Динамо», получил травму и прилетел в гости к этому другу. Тот стал твердить, что Ник обязательно должен познакомиться с одной хоккеисткой-блондинкой. И так получилось, что я выходила из дома, собиралась на свою игру, а Ник в это же время выходил от соседа. Так мы и встретились. Просто судьба!

- Ник, даёте жене хоккейные советы?

Ник: Шелби больше сама подключается с советами, я не успеваю спрашивать (смеётся). А вообще она сама чётко понимает, когда, что и как делать. Если у меня была плохая игра, она не будет доставать, ведь я и так расстроен. Она отлично знает, как поддержать меня в сложных ситуациях и не даёт зазнаться, когда всё очень хорошо.

Шелби: Я родилась в большой семье. Мой брат-близнец и я - самые младшие из восьми детей. Все, кроме старшей сестры, играли в хоккей. Папа построил коробку во дворе, так что все дети играли каждый день. Это лучшее воспоминание детства, и это помогло мне преуспеть в карьере.

- Шелби, одна из твоих сестёр - известная хоккеистка, серебряный призёр Олимпийских игр. Наверняка, это что-то особенное - выступать вместе за сборную.

Шелби: Бэйли старше меня на три года, и в юности мы никогда не пересекались на льду. Но потом играли в одной университетской команде и даже за сборную Канады на Турнире шести наций в Германии в 2012-м году. Это невероятное чувство: представлять свою страну, тем более в одной команде с сестрой. Никогда этого не забуду.

Бакалавры

- Кстати, про университетский хоккей. Перед вами когда-нибудь по ходу карьеры стоял вопрос: хоккей или образование и другая работа?

Ник: После того, как я закончил университет, вполне мог найти «настоящую» работу в офисе. На другой же чаше весов был контракт с клубами в Финляндии, Германии, Австрии или возможность остаться в Американской лиге. Я с детства мечтал стать хоккеистом и решил, что поеду в Европу на год, поиграю, присмотрюсь: если всё пойдёт хорошо, то получу предложения ещё лучше, в КХЛ или в НХЛ. А если ничего не выйдет, вернусь домой и сменю работу. Всё сложилось в лучшем виде.

- У вас очень много общего: оба имеете степень бакалавра, закончили университеты, играли за студенческие команды. Планируете использовать высшее образование в будущем?

Ник: Я изучал финансы и экономику. Эти знания помогают мне понимать, как и что работает в мире, как меняется курс валют, как макроэкономика влияет на фондовую биржу и глобальную позицию. Также я сам занимаюсь инвестициями, открыл вместе со знакомыми небольшую компанию в прошлом году, приобрёл коммерческую недвижимость, офисы.

- Шелби, твоё высшее образование - в области кинезиологии. Звучит очень сложно и серьёзно. Как тебе удалось и учиться и добиться карьерных высот? 

Шелби: Я получила стипендию в Мерсихерсте (университет в штате Пенсильвания – прим. авт.) благодаря хоккею. Иногда было тяжело находить баланс, но наши преподаватели понимали, что спортсменам периодически приходится пропускать занятия. Образование помогает мне в спортивном зале. Я сама себе составляю тренировочный план. Очень хотела бы работать в России, но пока что есть мощный языковой барьер. Может быть, однажды я заговорю по-русски бегло...

- Вы однозначно одна из самых динамичных и ярких хоккейных пар. Будем следить за вашим семейным творчеством в @fithockeycouple. А как вы готовитесь к новому сезону?

Шелби: Мы следим за ситуацией в мире. Я как обычно хотела бы прилететь в Россию в конце августа, надеюсь, к тому времени это станет возможным.

Дарья Миронова Дарья Миронова
специально для khl.ru

Упоминания

Трактор  (Челябинск) Трактор (Челябинск)
Поделиться
Прямая ссылка на материал
Распечатать