Джиллиан Кеммерер Джиллиан Кеммерер
специально для khl.ru

Нападающий «Куньлуня» Хантер Шинкарук о своем втором сезоне в КХЛ, о том, как жить на чемоданах, и об украинских корнях.

В текущем сезоне «Куньлунь» идет на предпоследнем месте в Восточной конференции, но при этом подопечные Алексея Ковалева выиграли четыре из семи последних матчей. Хантер Шинкарук набрал в 12 матчах 7 (4+3) очков.

«У каждого из наших тренеров можно учиться»

— Хантер, «Куньлунь» по сути играл двумя разными командами в текущем чемпионате. Расскажите о процессе интеграции и слиянии двух разных коллективов.
— Конечно, это было немного странно в начале. Мы, легионеры, переживали за команду и ее результаты, но мы в тот момент не могли ничем помочь. Как только мы добрались до России, почувствовали, что все, кто был здесь в начале сезона, проделали отличную работу. Потом случился карантин, но я рад, что вся наша команда сейчас здорова и готова играть.

— Вне зависимости от результатов команды лично вы нашли способ быть продуктивным на льду.
— Безусловно, старт сезона у меня получился. Я просто старался поддерживать себя в форме до момента, когда смогу ступить на лед. Сыграл два матча, а потом ушел на карантин. Наш тренер по физподготовке помогал нам сохранять форму в этих непростых условиях. 

— Алексей Ковалев впервые работает в качестве главного тренера. Расскажите о своих чувствах игры под его руководством.
— Думаю, что почти каждый наш хоккеист вырос, наблюдая за его игрой, каждый видел, что он умеет с шайбой и какое влияние имел в НХЛ. У нас отличный тренерский штаб, и у каждого из тренеров можно учиться. Когда они что-то подсказывают, мы уважаем их мнение, так как у них была удивительная карьера, которая включала взлеты и падения. Невероятно, что мы можем учиться у них каждый день.

— Как вы оцените систему игры команды? Можно ли говорить о смешении российского и североамериканского стилей?
— Считаю, это среднее между ними. Прямо сейчас мы как раз много работаем над системой игры. Ребята приезжали в разное время, и было затруднительно собрать всех в одном месте. Сейчас мы выстраиваем свою идентичность, какой командой мы хотим стать. Понятно, что система включает в себя много вещей, но тренеры понимают, что на льду ты должен доверять своим инстинктам. Нам всем нравится тот стиль, который нам прививают.

— Проблема с карантином не обошла и тренеров, как команда справлялась с этой ситуацией?
— Честно говоря, даже не помню, на какой день мы наконец-то встретились с Алексеем Ковалевым. Нам повезло, что тренеры сосредоточены на своей работе, даже когда их нет рядом, они сделают всё, чтобы мы были готовы к выходу на лед.

«С детства знаком с украинской кухней»

— Почему год назад вы решили переехать в КХЛ?
— Дела шли не так хорошо, как хотелось бы, поэтому я был рад, когда поступило предложение из КХЛ. Это старт с чистого листа и возможность показать всем, кто я есть на самом деле. КХЛ — отличная лига, у нас отличная организация и нет никаких проблем.

— Ваша фамилия украинского происхождения. Сохранила ли семья какие-то культурные традиции?

— Когда я посещал бабушку и дедушку, мы всегда ели что-то из украинской кухни, а они рассказывали о своих родителях, которые переехали в Канаду. Конечно, это особенное чувство – играть на другом конце света, откуда мои корни. 

— Большую часть времени в юниорских лигах вы играли с травмой бедра. Почему вы решили играть с этой болью?
— Это была странная ситуация. После драфта я получил очередную травму и мне было тяжело даже кататься. Когда ты молод, ты будешь делать всё, чтобы выходить на лед и показывать себя в игре. Восстановление заняло почти год, и я тут же скакнул в профессиональный хоккей. Это был тяжелый процесс, тяжелые полтора года, но сейчас со мной все в порядке.

— Какие ваши первые воспоминания о хоккее?
— Мои родители приводили меня в разные секции, я благодарен им, что уделяли мне столько времени. Я очень полюбил хоккей и благодарен отцу, он работал дантистом в клубе «Калгари Хитмэн» (WHL), с этой командой, можно сказать, я и рос. Я всегда был около льда, игроки становились моими кумирами. Наилучшие воспоминания — просто быть с мамой, папой, сестрой, чтобы они смогли увидеть, как я расту, как развиваюсь, и чего смогу достичь. 

— В конце прошлого сезона вы стали участником путешествия «Куньлуня», когда команда практически месяц жила на чемоданах.
— Сейчас можно только с улыбкой вспомнить об этом времени. Всё началось как только я присоединился к команде. Было столько часовых поясов, столько перелетов, чтобы просто играть в хоккей. Самое главное, что у нас был отличный коллектив. Конечно, стирать одежду в раковине отеля — не самое веселое занятие. Но теперь мы можем только смеяться над этим. Коронавирус пришел в Северную Америку, когда наш сезон уже завершился. И, мне кажется, с этого времени уже прошло лет десять.

Досье

Хантер ШИНКАРУК

Родился 13 октября 1994 года в Калгари.

Карьера игрока: 2010-2014 – «Медисин Хэт» (WHL), 2014-2016 – «Утика» (АХЛ), 2015/2016 – «Ванкувер» (НХЛ), 2016-2017 – «Калгари» (НХЛ), 2016-2018 – «Стоктон» (АХЛ), 2018/2019 – «Лаваль» (АХЛ), 2019 – «Шарлотт» (АХЛ), с 2019 – «Куньлунь».

Достижения: победитель Мемориала Глинки (2011), бронзовый призер юниорского чемпионата мира (2012).

Джиллиан Кеммерер Джиллиан Кеммерер
специально для khl.ru

Упоминания

Куньлунь Ред Стар (Пекин) Куньлунь Ред Стар (Пекин)
Поделиться
Прямая ссылка на материал
Распечатать