Владимир Мозговой Владимир Мозговой
специально для khl.ru

В свой последний сезон Юрий Пантюхов провел совсем немного матчей за ленинградский СКА, а дюжину предыдущих сезонов он неизменно заканчивал с медалями. Достижение можно считать уникальным – ведь форвард выступал за три команды, причем первая в конце сороковых в ударную тройку отечественного хоккея еще не входила. А вошла только тогда, когда «Крылья Советов» пополнили ребята из молодежного состава, которых заметил и вывел в люди тренер Владимир Егоров. В числе этой бригады, жившей неподалеку от стадиона «Юных пионеров», был и Юра Пантюхов.

Иногда создается ощущение, что район СЮПа был основной кузницей кадров не только для ведущих московских клубов, но и для сборной, и не только хоккейной. Стадион обладал поистине притягательной силой, его не могли миновать короли футбола и хоккея из близлежащих дворов, а также из бараков за Боткинской больницей. По соседству с Юрой Пантюховым жили Анатолий Кострюков, Борис Запрягаев, Юрий Баулин, Юрий Волков, Эдуард Иванов, Виктор Якушев, Виктор Кузькин, Борис Спиркин, Генрих Сидоренков, и список этот можно продолжать долго. Жаль, нет книги про уникальный комплекс стадиона «Юных пионеров», о котором остались разве что легенды…

Пантюхова первым заметили «русачи», причем динамовские, три года он феерил в динамовской «молодежке», но все равно вернулся в родные места – друзья настолько хорошо осваивали новый для них вид спорта, что чуть ли не всем составом заявились за «молодежку» «Крыльев Советов». Они и переманили Юрку, чему Пантюхов не сильно сопротивлялся.

Конечно, решающая роль в поднятии «Крыльев», да и сборной страны, принадлежит Владимиру Егорову. Как его позже охарактеризовал Анатолий Кострюков, у Егорова был «приметливый на таланты взгляд и нюх». При этом Владимир Кузьмич оказался в тени других первопроходцев, прежде всего Аркадия Чернышева и Анатолия Тарасова, поэтому приходится напоминать, что дебютный для сборной СССР чемпионат мира-1954 сборная СССР выиграла под руководством Чернышева и Егорова, и в том же составе тренерского дуэта взяла первое олимпийское золото-1956 в итальянском Кортина д-'Ампеццо.

Первую бронзу егоровские пацаны завоевали в 1950-м, через год прибавили и вторую. Мало того – в феврале 1951-го «Крылышки» вышли в финал Кубка СССР, где не испугались «летчиков» Василия Сталина во главе с Всеволодом Бобровым. Уступали 1:3, но забросили три безответных шайбы, и впервые стали обладателями титула. ВВС после страшной авиакатастрофы в январе 1950-го под Свердловском не прекратил свое существование, но усиление требовалось, и польза от поражения в кубковом финале все-таки была – в частности, присмотрели 19-летнего Юру Пантюхова.

Звезд в новом ВВС хватало, а вот с работягами высокого уровня было непросто. Пантюхов отвечал всем требованиям – бесстрашный, целеустремленный, физически сильный, не жадный, всегда готовый пахать «от и до». Не знаю, колебался ли Пантюхов, когда его пригласили в ВВС МВО, но новому клубу он определенно помог сохранить набранную высоту. Правда, через два года идиллия закончилась расформированием, но армейскую стезю уже поздно было менять. К середине 50-х ЦДСА не без помощи звезд бывшей ВВС вернул себе звание главного клуба страны, Пантюхову было комфортно и здесь, оставалось попасть в основу сборной СССР.

Легко сказать, трудно сделать. Юру вызывали и в сборную Москвы, и в сборную клубов, но мимо двух чемпионатов мира он пролетел. А вот с Олимпиадой-1956 ему, наконец, повезло. Владимир Кузьмич Егоров зла за «предательство» не таил, а определили они с Чернышевым новобранца в спетую тройку «Крыльев» - вместо Михаила Бычкова. За пять лет старые связи с Алексеем Гурышевым и Николаем Хлыстовым не забылись, звено выглядело единым коллективом, снайпер Гурышев успешно забивал, края   подносили «снаряды» исправно, да и сами забивали – тот же Пантюхов открыл голевой счет в матче с Италией, а ближе к финишу забросил по шайбе сборным Чехословакии и США. Олимпийский дебют стал золотым, 24-летний Юрий Пантюхов получил звание «заслуженный мастер спорта», и обеспечил себе место в сборной на несколько лет вперед.

Другое дело, что продолжению победной поступи сборной СССР в Москве-1957 неожиданно и очень обидно помешали шведы, а затем за дело взялись канадцы. Три подряд серебра уже не сильно радовали, звено Гурышева вышло на первые роли, но успеха это не принесло, как и перевод Пантюхова на чемпионате мира-1959 в Праге в тройку к Константину Локтеву и Вениамину Александрову. Дуэт был звездный, а трио ожидало настоящего центра, каким позже и стал Александр Альметов. Можно сказать, что Пантюхов упустил великолепный шанс перезапустить карьеру на уровне сборной, но при той сумасшедшей конкуренции упрекать в чем-то молодого ветерана было трудно.

И вот ведь парадокс – Михаил Бычков, которого пять лет не брали на крупные турниры, в олимпийский Скво-Вэлли-1960 отправился, а Юрия Пантюхова не взяли. Мало того – через год его вовсе попросили из ЦСКА, ровно после того, как ему исполнилось 30 лет. По нынешним временам – вполне боеспособный возраст, это же не сорок лет, а тогда «тридцатник» считался критическим возрастом для действующего игрока, продолжать выступать на четвертом десятке дозволялось немногим. Так Юрий Пантюхов оказался в Ленинграде, где тихо и закончил игровую карьеру. До нового взлета сборной СССР оставалось всего ничего, но ветеранам уже не было в ней места.

Я нигде не встретил каких-либо сетований на судьбу со стороны Юрия Борисовича Пантюхова. Он был адекватен своему времени, своей роли не преувеличивал, и, похоже, считал, что все идет свои чередом. Может, поэтому после работы в СКА МВО спокойно распрощался с мечтами сказать свое слово в тренерском деле, а другие его чиновничьи должности отношения к хоккею почти не имели.

Прожил он до обидного мало, так и не успев рассказать, почему в молодости ему дали прозвище «Джон». Он же не Иван, а Юрий, в крайнем случае Георгий, так что к имени прозвище отношения не имеет. На немногих оставшихся фотографиях Пантюхов выглядит стильно, но это опять же не повод. Где-то промелькнуло, что Джоном его прозвали, когда он учился на повара на фабрике-кухне, что располагалась напротив стадиона «Юных пионеров».

Каким бы он стал поваром, неизвестно, а вот нападающего Юрия Пантюхова из истории отечественного хоккея не вычеркнуть. Хотя бы потому, что на клубном уровне каждый сезон завершать с медалями дано было далеко не каждому. Даже великим.

Досье

Юрий Борисович ПАНТЮХОВ. 15.03.1931, Коломна Московская область – 22.10.1982, Москва.

Карьера игрока: 1949-1951 – «Крылья Советов» (Москва), 1951-1953 – ВВС МВО, 1953-1961 – ЦДСА/ЦСК МО/ЦСКА, 1961-1962 – СКА (Ленинград). В чемпионатах СССР – 250 матчей, 122 заброшенных шайбы. 1955-1959 – в сборной СССР. На чемпионатах мира и Олимпийских играх – 28 матчей, 13 голов. Всего за сборную – 72 игры, 32 заброшенных шайбы.

Достижения: олимпийский чемпион и чемпион мира 1956, серебряный призер чемпионатов мира 1957, 1958, 1959. Чемпион СССР 1952, 1953, 1955, 1956, 1958-1961, серебряный призер 1954, 1957, бронзовый 1950, 1951. Обладатель Кубка CCCР 1951, 1952, 1954-1956, 1961.     

Владимир Мозговой Владимир Мозговой
специально для khl.ru
Поделиться
Прямая ссылка на материал
Распечатать