Дмитрий Ерыкалов Дмитрий Ерыкалов
Sport24
специально для khl.ru
Защитник «Ак Барса» Андрей Педан в интервью KHL.ru рассказал, за счёт чего казанцы прошли «Торпедо», и почему он хочет играть против лидеров «Салавата Юлаева».

Андрей Педан в серии против «Торпедо» забросил свою первую шайбу в розыгрышах Кубка Гагарина. Теперь ему предстоит сразиться за выход в финал Восточной конференции с принципиальным соперником. Мы поговорили о видимой лёгкости победы над нижегородцами, жёстком стиле игры и ожидании серии с «Салаватом Юлаевым».

«Жёсткость «Ак Барса» не позволила «Торпедо» чувствовать себя вальяжно»

— «Ак Барс» расправился с «Торпедо» за четыре матча. Кажется, вам первый раунд дался легко.
— Это обманчивое впечатление. Вы же видели, как непредсказуемо «Торпедо» играло в регулярке: могли и проиграть, и победить кого угодно. Первый раунд не был лёгким. Просто мы собранно сыграли, пропустив всего три шайбы за четыре матча. Вратари у нас сыграли отлично.

— Самый сложный матч — первый?
— Наверное, да. Был эмоциональный барьер первой игры. Мы пропустили необязательный гол, после которого счёт стал 1:1. В овертайме у «Торпедо» был шанс: Дер-Аргучинцев угодил в штангу. Хорошо, что всё сложилось в нашу пользу.

— Действительно ли «Торпедо» разительно отличается по стилю от большинства команд в Лиге?
— Это однозначно. У нас у самих с «Торпедо» были проблемы в регулярном чемпионате, даже проиграли им в начале. Это действительно игровитая команда. Даже если взять эту серию, они часто искали лишний пас.

— Был ли какой-то аспект в игре, в котором «Торпедо» было лучше «Ак Барса»?
— Иногда они перехватывали инициативу, больше владели шайбой. Особенно это касается домашних матчей, где болельщики гнали их вперёд. Но я бы не сказал, что в каком-то одном компоненте они на протяжении всей серии были сильнее.

— Насколько то, что вам говорили тренеры перед серией, и то, что в итоге позволило пройти дальше, совпало?
— На 100 %. Основная установка была — играть плотнее. Нужно было не давать им времени на принятие решений. Наша жёсткость не позволила сопернику чувствовать себя вальяжно. Им приходилось строить атаки на скорую руку. Было много перехватов, и они не задерживались в нашей зоне. А когда задерживались — оставались на краях, не проникая в центр.

01_20210309_TOR_AKB_SOK_20.jpg

«Прими Жафяров тот силовой приём — ничего бы не было»

— Можно ли сказать, что эпизод с травмой Дамира Жафярова, которую вы ему нанесли — это следствие той тактики силового давления, которую выбрал «Ак Барс»?
— Если вы обратите внимание на весь сезон, наша команда всегда играла жёстко. Это одно из оружий в арсенале «Ак Барса». Наша игра жёсткая и быстрая. Мы должны были продолжать играть без прокатов, заставлять соперников уставать, а не чтобы они по пустому льду катались.

— То есть привычная для «Ак Барса» модель игры особенно эффективна против такого соперника как «Торпедо»?
— Совершенно верно. Мне просто не хватило красноречия самому так сформулировать (смеётся).

— Возвращаясь к травме Жафярова. Чувствуете свою вину? Или считаете, в плей-офф как на войне?
— А я, если честно, слышал, что с ним в итоге всё нормально. Но вообще это игровой эпизод. Если один из игроков пытается уйти от столкновения, это зачастую приводит к неприятным последствиям. Прими он этот силовой приём — ничего бы не было. И если внимательно пересмотреть эпизод, то можно увидеть: он уходит в последний момент, и удар приходится в бедро, а не в колено. Если бы это действительно был грубый приём, я бы досматривал матч в раздевалке.

— Чем-то это напомнило столкновение Александра Щемерова и Ильи Ковальчука в параллельной серии. Там Ковальчука удалили до конца игры.
— Да, есть схожесть. Там тоже Щемеров уходит от силового, и ему попадают в щиток. Когда раньше в хоккей играли без «рыбок», не было и столько травм, связанных с ногами. Быть может, больше плечи страдали, но колени у людей не вылетали. Когда я играл в Америке, часто слышал такое выражение: прими удар, чтобы отдать пас. У нас же некоторые игроки думают, что после того как ты отдал передачу, эпизод закончен. И расслабляются. Но это не так.

— В интернете, кстати, развернулась широкая дискуссия вокруг другого эпизода из серии «Авангард» — «Автомобилист». Алексея Макеева критиковали за то, что он не принял силовой приём от Клима Костина, а нагнулся, и Костин болезненно врезался в борт. Какова ваша позиция по этом случаю?
— Я сам не большой фанат подобных ситуаций. Я ничего не имею против, если игрок заранее уходит от силового приёма, особенно если этот прём заведомо грязный: например, колено в колено. Но когда ты в последний момент вот так уходишь от вполне обычного силового, понимая, что твой соперник сейчас разобьётся об борт — это не меньшая грязь.

— Вы как-то говорили, что наибольшие неудобства вам доставляют маленькие юркие нападающие. В составе «Торпедо» таковых подавляющее большинство. Связи с этим, вам лично первый раунд наверняка дался непросто?
— Действительно, когда игроки поменьше, с ними нужно аккуратнее играть. У меня рост 196 сантиметров, мой локоть часто оказывается на уровне чьей-то головы. Есть риск удалений — это единственный нюанс, но я не считаю, что кому-то проигрывал в скорости.

04_20210307_TOR_AKB_SOK_7.jpg

«Самый ценный игрок первого раунда — Билялов»

— Кто, на ваш взгляд, самый ценный игрок «Ак Барса» по итогам первого раунда?
— Я думаю, 95 % людей, разбирающихся в хоккее, скажут, что это Тимур Билялов. Он сделал много очень важных сэйвов. Но вклад внёс каждый. Например, Никита Лямкин в последней игре девять бросков заблокировал! А что, если бы он одну из шайб не принял на себя?

— Действительно, этому не всегда уделяют должное внимание.
— И зря. У нас как? Игрок забил — молодец. Никто не смотрит, как он действует в средней зоне, теряет ли он шайбу, помогает ли партнёрам. В плей-офф такие компоненты, как силовая игра, выходы из-под давления и блокированные броски выходят на передний план. Голы — уже как дополнение.

— Но при этом вы в серии с «Торпедо» забросили первую для себя шайбу в розыгрышах Кубка Гагарина…
— Первую я забросил гол назад «Нефтехимику»! Но её не засчитали. Тогда Барулин ворота сдвинул.

— Так неужели для вас первый кубковый гол ничего не значит?
— Конечно, значит. Эмоции присутствовали. В плей-офф без этого никуда. Посмотрите на Ковальчука, когда он забивал «Автомобилисту» во втором овертайме. Не всегда от молодых игроков увидишь столько эмоций! Но моя основная задача — стабильно играть в зоне обороны.

— Мне кажется, или Дмитрий Квартальнов такой тренер, что ему та самая верхушка айсберга в виде заброшенных шайб не особо-то и важна? Бывали ведь случаи, когда игрок забьёт, а его в следующем матче сажают в запас.
— В этом есть доля правды. Дмитрий Вячеславович не разделяет игроков. Нет такого, что кому-то можно не играть в зоне обороны, потому что он забивает. Все должны выигрывать единоборства. Понятно, что на ребятах, выходящих на большинство, лежит ответственность за реализацию. Но точно также своя роль есть у тех, кто выходит на меньшинство.

06_20200922_AKB_AVG_VNB_16.jpg

«Обожаю игры с «Салаватом Юлаевым»: атмосфера, напряжение, интенсивность»

— Вы следили за раскладами на Востоке после завершения своей серии?
— Мы никого не выбирали. Да и в принципе, не могли этого сделать. Так что изначально настраивались на то, что с кем выпадет – с тем и будем играть. Попали на «Салават Юлаев»? Хорошо. Пришлось бы играть с другим соперником — сыграли бы. Я думаю, это будет отличная серия. И у нас, и у них замечательные болельщики. Для обеих республик будет настоящий праздник.

— Нет сожаления из-за того, что в Казани пускают на трибуны меньше болельщиков, чем в Уфе?
— Понятно, что лично я бы хотел играть при 100 тысячах болельщиков, как на «Маракане» в Бразилии. Но не нужно зацикливаться на вещах, на которые ты не можешь повлиять. Раз разрешили 50 % — будем играть при половине стадиона.

— Последние восемь «Зелёных дерби» выигрывали хозяева. Эта статистика что-то значит? Или просто совпадение?
— Не знаю как вам, а мне нравится в своей кровати спать, а не где-то. Дома всё своё: раздевалка, знакомые стены. Существуют разные нюансы. Но когда выходишь на лёд, обо всём этом забываешь.

— Можно сказать, что эта встреча с «Салаватом Юлаевым» — компенсация за прошлый год, когда вашу серию на той же стадии сорвала пандемия коронавируса?
— Сожаление, конечно, было велико. Лично я обожаю такие игры. Атмосфера, напряжение, интенсивность — всё на высшем уровне. «Салават Юлаев» — прекрасный соперник.

— У вас в этом сезоне многовато удалений в матчах с «Салаватом Юлаевым»…
— Это не имеет значения. В последней игре поговорил с судьёй — получил дисциплинарный штраф. Понятно, что в плей-офф я ни с кем разговаривать не собираюсь. Просто тогда были такие эмоции, что не мог не выразить своё мнение.

— То есть вы уверены, что в плей-офф сможете?
— На сто процентов. Здесь уже совсем другие ставки.

— Для вас плей-офф — это время жёсткой игры, или всё-таки предельной дисциплины?
— Всё вместе. Нужно соблюдать эту грань: играть жёстко, но не подвести команду.

05_20191124_SYU_AKB_TKH_21.jpg

«16 побед в плей-офф — это как уровни в компьютерной игре»

— За год с той несостоявшейся серии вы с «Салаватом Юлаевым» как-то поменялись?
— Я бы не сказал. В Уфе по-прежнему отличное большинство. Меняются какие-то люди, Умарк уехал — Гранлунд приехал, но суть остаётся.

— А что насчёт «Ак Барса»?
— Есть некоторые тактически нюансы. Но я вам о них рассказывать не буду (улыбается). Сами понаблюдайте, может, заметите.

— У «Салавата Юлаева» есть Теему Хартикайнен, который в одном из матчей нынешнего сезона забросил в ворота «Ак Барса» четыре шайбы. Наверное, ни вы, ни ваши партнёры по команде не хотят выходить на лёд в его смены.
— Я хочу. Да все хотят! Свою работу надо делать на максимуме. А эти ребята заставляют тебя доставать из себя этот максимум. Они могут создать гол из ничего, поэтому расслабляться нельзя ни на секунду.

— Есть ли в составе «Салавата Юлаева» игрок, которого вы хотели бы видеть в своей команде, а не играть против него?
— А можно я скажу после окончания серии? Почти в каждой команде есть такой игрок, но сейчас об этом рассуждать будет некорректно.

— Каково вам каждый день видеть баннеры в Казани, напоминающие, что «Ак Барсу» для победы в Кубке Гагарина нужно одержать 16 побед?
— Для меня это как в компьютерной игре, где персонаж переходит с одного уровня на другой. Это напоминание для нас, что на одной серии ничего не заканчивается. Но не скажу, что это как-то давит.

— 16 побед — это много, или мало?
— Это нормально.

Досье

Педан Андрей Михайлович
Родился 3 июля 1993 года в Каунасе, Литва.
Карьера: 2010-13 — «Гелф» (ОХЛ), 2013-14 — «Айлендерс» (НХЛ), 2013-14 — «Бриджпорт» (АХЛ), 2015-17 — «Ванкувер» (НХЛ), 2014-17 — «Ютика» (АХЛ), 2017-18 — «Уилкс-Барре/Скрэнтон» (АХЛ), с 2018 — «Ак Барс».
Достижения: бронзовый призёр юниорского чемпионата мира (2011). 

Дмитрий Ерыкалов Дмитрий Ерыкалов
Sport24
специально для khl.ru

Упоминания

Ак Барс (Казань) Ак Барс (Казань)
Поделиться
Прямая ссылка на материал
Распечатать