Дмитрий Ерыкалов Дмитрий Ерыкалов
Sport24
специально для khl.ru

Лучший новичок первого раунда Кубка Гагарина Алексей Протас в интервью KHL.ru рассказал о работе с Грабовским, мотивации от Вудкрофта, совете Овечкина и желании сыграть за взрослую сборную Беларуси.

Нападающий минского «Динамо» Алексей Протас признан лучшим новичком первого раунда Кубка Гагарина. Приехав из Северной Америки вместе с другими молодыми белорусскими хоккеистами, он помог «зубрам» выйти в плей-офф, а в серии со СКА набрал 4 (1+3) очка в 5 матчах. Мы поговорили с 20-летним нападающим о его первом сезоне на взрослом уровне, работе с Вудкрофтом и Грабовским, а также о перспективах всего белорусского хоккея.

«Серия со СКА – событие для всей Беларуси, люди приезжали с разных городов»

— Вы признаны КХЛ лучшим новичком первого раунда розыгрыша Кубка Гагарина, но при этом минское «Динамо» вылетело. Эмоции наверняка противоречивые.

— Конечно, обидно. Даже не за себя, за команду. Есть некая недосказанность. Не хочется говорить, что счёт в серии не по игре. Мы все бились, старались. Обидно, что не выстояли в концовке последней игры. Хотелось пройти как можно дальше, но нам противостоял серьёзный мастеровитый соперник.

— Не было ли какого-то пиетета или излишнего уважения к СКА?

— Наверное, нет. Во-первых, мы встречались с ними в регулярном чемпионате. По той игре мы поняли, что с этой командой можно играть. У них очень хороший сплав молодых ребят и ветеранов. Но мы настраивались в каждой игре только на победу.

— Если попытаться оценить объективно, без эмоций, был ли шанс у «Динамо»?

— Был. Мы верили даже при счете 0-3. Могли вырывать своё за счёт характера, никогда не сдавались. К тому же, у нас был заложен хороший физический фундамент. За счёт этого давали бой такому сопернику со СКА.

— Домашние матчи в серии с «Динамо» вы проводили при почти полных трибунах. Сильным ли был контраст по сравнению с регулярным чемпионатом?

— Начну с того, что последний матч в регулярном чемпионате мы проводили в Санкт-Петербурге. И тогда меня поразили болельщики СКА. Особенно то, как они всем стадионом пели гимн. Когда стало понятно, что мы попадаем на них в плей-офф, я сразу подумал, что классно было бы иметь и в домашних матчах такую же поддержку. Рад, что удалось забить «Минск-Арену» почти до отказа. В детстве я бывал на матчах, но сыграть при такой аудитории — это нечто невероятное! Поддержка и правда ощущалась. Я думаю, по зрелищности наша серия была одной из лучших в первом раунде.

— Вы когда-нибудь играли при таком количестве фанатов?

— Когда я играл в Западной хоккейной лиге в Канаде, арена была почти всегда заполнена. Люди даже ночевали перед игрой, чтобы купить билеты. Разбивали палатки. Но там вместимость максимум — 3400. А в Минске 15000! Это, конечно, другие ощущения. Для команды и города это был большой праздник.

— Наверняка, на игры со СКА приезжали люди из других белорусских городов. Например, из вашего родного Витебска.

— Разумеется. Как минимум из Витебска приезжала поболеть моя семья. Тоже самое касается родственников и друзей других ребят. Да и в принципе среди болельщиков было много не минчан. Детские команды были на трибунах. Это событие для всей Беларуси, всё-таки «Динамо» давно не играло в плей-офф.

— Франсис Паре рассказывал, что он и вас, и других молодых игроков «Динамо» успокаивал на лавке. Помогало?

— Это было со стороны не только Франсиса, но и всех наших лидеров. Волнение присутствовало. Если не у всех, то у многих. Более опытные ребята помогали в эти моменты. Благодаря этой поддержке удалось влиться в серию с первых смен.

Алексей Протас и Василий Подколзин. Фото: Илья Смирнов

«Речи Вудкрофта перед матчами никогда не повторяются, если надо – может накричать»

— При этом Крэйг Вудкрофт не кажется тренером, который будет успокаивать. Он, напротив, создаёт впечатление мотиватора, который скорее эмоционально накачивает игроков.

— Крэйг — сумасшедший мотиватор! Я и раньше об этом слышал, а теперь испытал на себе. Его речи перед матчами никогда не повторяются. Всегда находит нужные и уместные в данный момент слова. Если надо — может накричать и это помогает.

— Вы несколько лет играли в канадской юниорской лиге. Если сравнивать со специалистами, с которыми довелось работать ранее, Вудкрофт — типичный канадский тренер?

— У него есть типичная черта всех успешных тренеров — он требовательный, где-то жёсткий. Крэйг просит от нас чётко выполнять установку и выкладываться на сто процентов.

— Крэйг рассказывал о вашем с ним разговоре, который состоялся в декабре. Раскройте его содержание.

— Инициатором разговора был тренер. На тот момент у меня был небольшой спад, многое не получалось. Это был мой первый сезон, не всё складывалось гладко. Крэйг мне помог если не избежать спада, то пройти его как можно быстрее и безболезненнее. После того разговора я начал прибавлять. Диалог получился очень мотивирующим и помог мне хорошо провести концовку сезона.

— Помню, вы пару лет назад говорили, что вам нужно работать над скоростью, улучшать катание. Смогли ли сделать шаг в этом направлении?

— В такой серьёзной лиге как в КХЛ очень важно катание. Здесь много скоростных игроков. Если не хочешь уступать им в движении — нужно работать над собой. Чувствую, что прибавил за последние два года, но ещё есть, куда расти.

— Есть мнение, что с вашими внушительными габаритами вам нужно продуктивнее их использовать.

— Мне тренеры тоже говорят об этом. Я не большой спец по части силовых приёмов, но в современном хоккее без этого никуда. Стараюсь по возможности пользоваться габаритами. Это очень помогает контролировать шайбу.

— Кто для вас ориентир в «Динамо» в плане силовой борьбы?

— Роб Клинкхаммер. Это наш лидер. Мне повезло с ним поиграть в одной тройке, быть рядом с таким мастером. Он уверенно играет и в большинстве, используя габариты, и в своей зоне. Смотря на него, ты уверен, что он заберёт нейтральную шайбу. Или взять Илью Усова. У него тоже первый сезон в КХЛ, но он не волновался, не переживал, а штамповал один силовой приём за другим.

03_20201213_KNL_DMI_KUZ_10.jpg

«Благодаря Грабовскому у меня перед глазами есть пример белорусского игрока»

— Что вам дал сезон работы с великим белорусским хоккеистом, а ныне тренером, как Михаил Грабовский?

— Михаил Юрьевич мне действительно много помогал. Мы с ним постоянно смотрели игры. Он многого добился, хотя травмы ему помешали себя полностью реализовать. Зато теперь Грабовский стал тренером, подсказывает различные нюансы. У меня перед глазами пример белорусского игрока, который выступал на самом высоком уровне.

— Считается, что Грабовский ещё не до конца убил в себе игрока. Вы это чувствовали?

— Конечно. Михаил Юрьевич кипит на тренировках. В нём есть игроцкий азарт. Сколько бы ты ни играл в хоккей, когда уйдёшь — ты будешь по нему скучать. Я думаю, если бы не травмы, он до сих пор играл. «Динамо» он бы точно помог. Но сейчас он помогает в качестве тренера.

— У вас в плей-офф не самый выдающийся процент выигранных вбрасываний. С кем из центральных нападающих СКА пришлось тяжелее всего?

— Больше всего проблем доставил Морозов. Молодой парень, но уже хорошо играет на «точке». Тяжеловато было с Кемппайненом. Мне есть куда стремиться. Вбрасывания были моим слабым местом по ходу сезона. Старался учиться у Клинкхаммера и Митчелла.

«Легионером себя не чувствовал, но английский помогал общаться с иностранцами»

— Как вообще родилась идея приехать в минское «Динамо» и были ли у вас альтернативы?

— У вируса были свои планы на сезон, в хоккей на тот момент играли только в КХЛ. Я с удовольствием принял предложение от «Динамо». Здорово, что клуб собрал всех молодых белорусских ребят и позволил нам развиваться на родине.

— Вы сразу стали бандой?

— Сразу тяжело стать настоящей командой. Какое-то время ушло на сплочение. В начале сезона был своего рода тимбилдинг, мы ездили с ребятами на природу. Вскоре мы стали гораздо ближе друг другу, что отразилось на результатах. Сказалось и то, что в команде было много молодых ребят примерно одного возраста со схожими интересами.

— У «Динамо» канадский тренер, много североамериканских легионеров, да и молодёжь с опытом игры за океаном. Можно сказать, что вы были эдаким североамериканским филиалом КХЛ?

— Такова была философия «Динамо» в этом сезоне. Мы действительно играли в агрессивный хоккей, большинство ребят понимали английский язык. Что-то в этом есть, вы правы.

— Учитывая, что вы из Беларуси в Канаду уехали в 14 лет, не чувствовали себя в «Динамо» легионером?

— Нет, нет, нет! Действительно, я уезжал в 14 лет, но через восемь месяцев уже вернулся обратно и несколько следующих лет развивался в Беларуси, играл в хоккей на родине. Легионером точно себя не чувствовал, но опыт жизни в Канаде помогал при общении с нашими иностранцами.

— Почему вы остались до конца сезона КХЛ, в отличие от Егора Шаранговича, Ивана Лодни и Максима Сушко?

— Изначально была такая договорённость между клубами. Из-за коронавируса и ситуации в мире сложно было предсказать развитие событий за океаном. Так что для моего развития было лучше провести весь чемпионат в составе «Динамо».

— Без этой троицы шансы «Динамо» на проход первого раунда сильно упали?

— Конечно, Шарангович был одним из лидеров команды. Лодня проводил много времени в ведущих звеньях. Макс тоже был полезен. Но после их отъезда появился шанс показать себя для других игроков. Взаимозаменяемость — это плюс нашей команды. Это проявилось ещё во время коронавируса, когда одни ребята выпадали, а другие их подстраховывали.

«Хочется стать тем, кто поможет преодолеть смену поколений в белорусском хоккее»

— Ваш бывший одноклубник Лодня больше американец или белорус?

— Он знает русский язык — это могу вам сказать точно (улыбается). Интересно, что я раньше познакомился не с Ваней, а с его отцом. Я работал под его руководством в тренинг-кэмпе. Потому Ваню уже знал заочно. Приятно было познакомиться лично и поиграть в одной команде.

— Пи Кей Суббан, поздравляя Шаранговича с голом, назвал его русским. А вашу национальность часто путали в Северной Америке?

— Конечно, я с таким сталкивался. Но каждый раз я старался делать акцент на том, что — я белорус. И через два года в городе, где я играл, люди уже намного больше знали о моей стране.

— Чем отличаются русские от белорусов, если говорить не о хоккее, а о менталитете?

— Хороший вопрос. Трудно сказать, но мне кажется, белорусы в целом миролюбивее. Взять, например, Рому Горбунова из нашей команды. Он всегда бился за команду, вступался за партнёров. В хорошем смысле агрессивный игрок. Для меня он воплощение русского характера.

— Вы поиграли вместе со сверстниками на уровне КХЛ, теперь следующая остановка – взрослая сборная Беларуси?

— Безусловно. Со многими ребятами я пересекался ещё в молодёжной сборной. Надеюсь, все увидимся в первой сборной. Думаю, это цель для всех нас.

— Есть ли понимание, что вы можете стать тем поколением, которое выведет белорусский хоккей из кризиса?

— Мне кажется, этот сезон стал хорошей возможностью для болельщиков, функционеров и всей хоккейной общественности увидеть молодых белорусских ребят, разглядеть их потенциал. Конечно, хочется стать тем, кто поможет преодолеть смену поколения, за кого будут переживать белорусские болельщики. Надеюсь, что наше поколение поможет подъему сборной.

— Александр Овечкин вам как-то сказал: «работай и всё будет». Следуете этому совету? Работает «формула Овечкина»?

— Да, я всегда вспоминаю этот совет. Нужно верить в себя, работать и не сдаваться. Тогда всё будет хорошо.

— Слова то в принципе банальные. Или из уст Овечкина звучат иначе?

— Конечно! Такие слова воспринимаются совершенно иначе, когда их слышишь от человека, который в хоккее добился всего. Точнее – почти всего. Я знаю, что Александр очень хочет выиграть Олимпиаду.

Алексей Протас. Фото: Илья Смирнов

Досье

Протас Алексей Владимирович

Родился 9 января 2001 года в Витебске, Беларусь

Карьера: 2018 – 2020 – «Принс Альберт» (WHL), 2020 – 2021 – «Динамо» Минск.

Достижения: чемпион Западной хоккейной лиги (2019).

Дмитрий Ерыкалов Дмитрий Ерыкалов
Sport24
специально для khl.ru

Упоминания

Динамо  (Минск) Динамо (Минск)
Поделиться
Прямая ссылка на материал
Распечатать