Людмила Гегер Людмила Гегер
специально для khl.ru
Главный тренер московского «Динамо» Владимир Крикунов подвёл итоги выступления бело-голубых в 13-м сезоне КХЛ, назвал главные причины неудачи в плей-офф и поделился ближайшими планами в эксклюзивном интервью КHL.RU.

— Наверняка эмоции после поражения ушли на второй план, и можно дать оценку серии против СКА. В чём причина того, что на этом этапе сезон для «Динамо» закончился?
— В первую очередь, это травма Димы Кагарлицкого. У нас было лучшее звено лиги: Кагарлицкий — Шипачёв — Яшкин, которое позволило занять третье место в регулярном чемпионате. Такое звено составить не так просто, надо чтобы сошлись все звёзды, как говорится. А у нас получилось создать его и в прошлом сезоне, и в нынешнем. Но, к сожалению, так и не удалось создать второе, потому что Андре Петерссон ушёл в Ярославль, и мы остались с одной забивной тройкой. Но и её бы хватило, если б не тяжёлая травма Кагарлицкого.

— Но перед серией со СКА вы сами говорили, что такого соперника одним звеном не обыграть.
— Да. Но думаю, что такой тройкой как наша, мы бы могли это сделать. Когда идёт плей-офф, всегда можно противника немного успокоить, дать поверить, что они сильнее, а не раздражать, как в той статье, которая вдруг появилась на одном из хоккейных сайтов, где было написано, что «Динамо» — команда никакая, игроки никакие. Скажу так: у нас ребята выходили заряженными, нацеленными на ворота соперника. Возвращаясь к причинам поражения в серии, назову и вторую причину. Потеряв первую тройку, мы не очень хорошо сыграли в большинстве, и не смогли переиграть вратаря соперника. А он же буквально поймал кураж со второго матча серии, когда мы уступили на последних минутах. За оставшиеся матчи мы забросили ему всего три шайбы.

— Почему в итоге не удалось создать хорошее второе звено? В регулярке им иногда удавалось давать результат.
— Не очень-то удавалось, я скажу. Сначала мы пробовали там Тему Пулккинена, но он не такой игровой. Умеет забивать, и он будет забивать в любом звене, куда его ни поставь, но в третьем звене он играть не хотел, только в первом или во втором. Но как игрок — он не играет в хоккей обдуманно, он находится на своей волне, и подстроиться под него очень сложно. В «Локомотиве» его ведь тоже убрали из первого звена, он не играет в командный хоккей. Мы подумали, что швед со шведом сыграют лучше, и взяли Магнуса Пяярви-Свенссона. Думали, у земляков получится лучше взаимодействовать, тем более что у Магнуса солидный послужной список: и под десятым номером на драфте ушёл, и был хорошим игроком, о котором те, кто помнят, как он начинал, говорили, что это приличный хоккеист. Хотя мы могли и для Тему сделать тройку, чтобы два молодых игрока на него работали, а он только бросал — как пытаются использовать его сейчас в Ярославле. Но мне такие игроки не очень нравятся.

05_20200812_AVG_DYN_KUZ_8.jpg

— Но все ведь смотрят на статистику, и если Пулкинен сразу стал набирать очки, то шайбы Пяярви-Свенссона пришлось ждать больше месяца…
— У Тему очень сильный, хороший бросок, и все голы он забивает благодаря этому, плюс играет на пятаке. Магнус тоже играет, но с пятака ничего не забивает. В «Авангарде» есть Рид Буше, у которого с пятака вообще всё залетает, хотя у ворот всегда много ребят работают. Но вот у Буше отличное чутьё на отскок, он буквально за секунду предвидит, куда отскочит шайба, и он её обязательно в ворота отправит. В общем, есть забивные ребята, а есть незабивные.

— Всё же на финише регулярки команда смотрелась великолепно, выиграв 11 из 12 последних встреч. Почему такую игру не удалось перенести на плей-офф? Даже серия с «Северсталью» далась вам непросто, несмотря на 4-1.
— Потому что это плей-офф. Говорю вам, говорил ребятам, что это совсем другие игры. Это матчи, которые процентов на тридцать жёстче, злее, нацеленнее, тут больше борьбы. Это то время, когда игроки выкладываются полностью, до остатка. У нас было одно стабильное звено, которое, в общем-то, может давать результат, поэтому было сложно с «Северсталью». К тому же Андрей Разин сделал хорошую команду в Череповце. Я и сам сталкивался с таким же подходом, когда работал с «Нефтехимиком». Если у тебя нет классных игроков, ты больше уделяешь внимания физическому состоянию ребят, чтобы они весь матч могли хорошо двигаться, бороться. Поэтому я знал, чего ждать от такой команды, но в то же время понимал, что мы всё равно выиграем, несмотря на то, что серия получилась сложной. «Северсталь» — хорошая команда, но в ней не хватает классных игроков. То же самое у нас произошло со СКА, там классных игроков побольше, а у нас ещё и первое звено развалилось. То же самое случилось вчера, в серии между ЦСКА и «Локомотивом»: у ЦСКА больше классных игроков. Да, боролись, все боролись, но дальше прошли всё равно СКА и ЦСКА, потому что в этих командах сумма мастерства выше, чем у остальных команд.

03_20210310_DYN_SST_KUZ_17.jpg

— Какое настроение вообще было в раздевалке — ребята хотели идти дальше? Пару сезонов назад, в серии против ЦСКА, вы говорили, что мыслями они были одной ногой в отпуске, ведь во второй раунд уже прошли, задача выполнена. А сейчас они были настроены иначе?
— Да, на этот раз мы бились. После первой победы проиграли 0:1, потом 0:2 уступали, но сравняли счёт и проиграли в овертайме на своих глупостях: выбросили эту шайбу, Яшкин взял и проехал мимо. И в последнем матче парни выходили заряженными, в первом периоде сделали десять бросков против четырёх в наши ворота, и пропустили гол за пять секунд до перерыва. Но все были настроены, бились и боролись весь матч, мы даже в начале третьего периода снимали вратаря, пробовали забить вшестером при удалении у СКА, но не получалось.

— Схожа ли ваша ситуация с поражением «Салавата Юлаева»? Две лучшие тройки чемпионата, но почти идентичные поражения в плей-офф.
— С одной стороны, похоже, наверное, но у каждой команды по-своему складываются матчи, я особенно за ними не следил. Хотя некоторые матчи смотрел, и знал, как «Салават Юлаев» играет. Думаю, если б Дима Кагарлицкий был в строю, наша тройка сыграла бы лучше, чем тройка уфимцев.

— Можно ли говорить, что другим игрокам не хватало характера, то есть другие звенья слишком рассчитывали на то, что первая пятёрка обеспечит результат?
— Они привыкли, что это звено берёт на себя почти всё, особенно в тяжёлые моменты. И когда нужно играть втроём, выходит тот же Шипачёв, потому что умеет это делать, а у остальных не такой высокий уровень мастерства. Третье и четвёртое звенья за десять игр в плей-офф забросили всего одну шайбу, а когда такие показатели, то о чем мы можем говорить? Это только уровень мастерства и уровень таланта. Степень одарённости у людей вообще разная: Сергей Мозякин в свои сорок лет продолжает колотить шайбы, а если не забивает молодой парень в 20, 23, 24 года, то он уже и никогда не будет много забивать. Скачок, когда хоккеист начинает раскрываться после 25 лет, бывает редко.

03_20181210_DYN_SKA_BAB_3.jpg

— Почему в итоге Иван Бочаров сыграл больше Александра Ерёменко, ведь в последних матчах регулярки Ерёменко был в игре чаще?
— Честно говоря, я в это особенно не лезу, тут всё решает Виталий Еремеев, который с ними работает. Я, конечно, говорю ему свои доводы, а он мне говорит свои, сообщая, кто сегодня лучше. Я доверяю Виталию; своим коллегам вообще нужно доверять, тем более что он этим делом непосредственно занимается.

— Как коронавирус сказался на вашей работе, организации тренировок, построении команды, ну и впоследствии — на её результатах? Можно ли утверждать, что этот сезон — один из особенных в вашей карьере?
— Заметно сказался, этот год вообще всё перемешал и перепутал. Засадили нашу команду, в том числе здоровых хоккеистов. В итоге из шести недель подготовительного периода отработали девять дней в Нижнем Новгороде, а потом пять дней перед чемпионатом. И всё пошло кувырком. Мы же начинали очень тяжело, всё никак не шло, нужно было разобраться с ребятами. Естественно, сидя дома на карантине, они физически были не готовы к сезону.

— Кто из игроков вас приятно удивил?
— Определённо Ваня Игумнов, честно говоря, даже не ожидал. Он здорово отработал в атаке, два гола забил в серии со СКА, и в обороне хорошо действовал.

— Удивил ли вас Андрей Сергеев, который смог стать лучшим бомбардиром среди защитников, хотя в команде были такие мастера как Хиетанен, Чайковски?
— Андрея знаю с его детства, при мне он становился чемпионом мира среди молодёжи. Андрей может играть очень хорошо, всё от головы зависит. Если взять Пулккинена и Сергеева, пусть они в разных амплуа, но Андрей — игрок, а Тему — беги и бросай. Сергеев играет головой. Гол, который он сделал, когда обыграл двоих и отдал Ване Игумнову на дальний угол в пустые ворота — красота!

— Дмитрий Кагарлицкий, вернувшись в «Динамо», довольно долго «вкатывался». Почему так получилось, и как это удалось переломить?
— Я долго с ним разбирался, пытаясь выяснить, что происходит. Знал, что у него больная спина, но не знал, какое нужно лечение. А когда разобрались, что необходимо специальный укол сделать под рентгеном, он и ожил. Поэтому тут ему мешала травма, а не какие-либо другие причины. Кагарлицкий — боец, и он бы вышел дальше в плей-офф, спустя десять дней после травмы. Говорил, что маску наденет и будет играть, а человеку челюсть сломали, и десятью днями обойтись не получилось.

— Что скажете о Данииле Тарасове? Что мешает ему играть более стабильно? Может быть, отсутствие постоянных партнёров?
— Не знаю, больше не к нему вопрос, а к его характеру, нужно больше работать, и всё будет нормально у него.

— Приход Эмиля Гарипова, кажется, подстегнул Ивана Бочарова и Александра Еременко…
— Очень подстегнул наших вратарей, сразу же. Помните, какую игру выдал Саша Ерёменко, когда Эмиль появился? Он один нам вытащил игру с «Салаватом Юлаевым» — что он там творил! Как в лучшие свои годы! Такую игру выдал, которой я давно от него не видел.

— Молодёжка «Динамо» вышла в полуфинал Кубка Харламова, а игроки из неё, если подключались к составу, то чаще в роли тринадцатого нападающего. Олег Зайцев набрал восемь очков — столько же, сколько у многих нападающих, у которых игрового времени было в два раза больше. Почему вы не рисковали ставить почаще молодых ребят?
— Они у нас играют пару матчей, а потом силёнки кончаются. Повторю, когда уровень мастерства не такой высокий, как у большей части хоккеистов, доверяют более опытным игрокам, потому что молодых ребят нужно готовить. Это хорошо, что Олег Зайцев прошёл с нами через все сборы, плюс молодые играли в регулярке, когда у нас появились больные и травмированные. Молодые хоккеисты не составляют основу команды, только из молодых никогда не сделать полноценной команды во взрослой лиге. Это всё сказки рассказывают. К примеру, берёте вы в этом году игроков двухтысячного года рождения, в следующем — 2001, и так далее. И что, у вас будет три звена с хоккеистами в возрасте 21-23 года, а в четвёртое звено вы возьмете девятнадцатилетних? Таким составом ничего не выиграть. Это хорошо, когда ЦСКА выкупает молодого Кирилла Капризова за сто миллионов, или СКА выкупает Грошева в Нижнекамске за сорок миллионов, но это лучшие из лучших. И даже при таких условиях в любой команде максимум играла одна молодая тройка, и всё. А это лучшие хоккеисты со всей страны. А когда у тебя хоккеисты только из одной школы — это большой вопрос. Я знаю, как это делать. Я в Белоруссии давно взял двенадцать человек 1968 года, и работал с ними по пять часов. У нас с ними была часовая зарядка на льду, потом ещё два часа днём и полтора вечером, спустя пять дней начинаются головные боли от такой работы, но иного варианта не было. В итоге с этими ребятами я спустя год вышел в Высшую лигу. Их было двенадцать, не все заиграли, но многие потом стали тренерами.

01_20200209_TREN_DYN_BAB_4.jpg

— То есть вы сторонник постепенного введения молодых игроков в состав?
— Да, вводить надо, но когда это нужно, а не так: мол, давай сейчас из молодых сделаем команду! Это сказки для дураков и блеф, но многие не понимают этого, и верят в непонятно что. А так… все всё равно берут опытных, иначе у кого учиться-то молодым? У самих себя?

— В целом довольны ли вы тем, как команда провела сезон? Ведь если смотреть на результаты, они определённо лучше, чем в два предыдущих года.
— Конечно лучше: мы же работаем, всё время идём вперёд, все мои помощники — грамотные ребята, трудились каждый день, не сачковали. Поэтому и есть прогресс, команда движется вперёд, поэтому поставлю положительную оценку за этот сезон.

— Все ли ваши пожелания выполнило руководство клуба и менеджмент?
— Помню, когда сменилось руководство, у меня Кровопусков спросил: «Чего это ты не просишь у нас игроков?» Хотя ещё до перемен в клубе говорили, что средств на новых игроков нет, и что деньги — не моя забота. Но при Евгении Анатольевиче оказалось, что деньги всё же есть. Тогда я и предложил взять Андрея Сергеева; как видите, он в клубе.

— Лучший и худший матч сезона?
— Тяжело вспомнить, у нас много классных матчей получилось. Наверное, со «Спартаком», когда играли на их арене и победили 6:0. А худший, наверное, четвёртый матч против СКА, когда мы играли дома, и было непонятно, что творилось на льду, игроков в чувство никак не могли привести.

— У вас в этом сезоне было множество личных юбилеев, например 1400 матчей в качестве главного тренера, половина из которых в КХЛ. Какие из игр вспоминаете больше всего?
— Матч, когда я был тренером сборной Белоруссии, и мы обыграли шведов, а на следующей Олимпиаде — игра против канадцев. Но как интересно бывает в хоккее: на Олимпиаде в Солт-Лейк-Сити обыграли шведов, и они выпали, имея лучший состав. А на Олимпиаде в Турине — правда, когда я уже был главным тренером сборной России — мы обыграли Швецию 5:0, обыграли канадцев. А шведы в итоге стали олимпийскими чемпионами, мы же — четвёртыми. И всю жизнь ведь так: сначала тебе судьба что-то преподносит, потом отбирает и отдаёт другому.

01_20200423_DYN_BAB_19.jpg

— В качестве главного тренера «Динамо» вы провели уже более 400 матчей. Здесь какие игры запомнились?
— Матч, когда мы обыграли «Ладу» и стали чемпионами России, когда выиграли 1:0 у «Авангарда» в Омске и прошли дальше, а там была очень хорошая команда. И, конечно же, тот матч, когда выиграли Кубок европейских чемпионов. Помню, зарплаты не было пять месяцев, и мы те 75 000 швейцарских франков разделили на всех.

— Чем планируете в ближайшее время заняться? До пандемии вы говорили, что любите путешествовать на машине, а сейчас?
— Да, люблю ездить по Европе каждый год, а сейчас всё перекрыли. У меня есть квартира в Хорватии на острове, а я не могу пока туда попасть. Наверное, сейчас буду отдыхать и займусь книгой. В принципе, у меня уже к ней всё готово, и, наверное, через шесть-восемь месяцев вы сможете прочитать.

— Уже думали, продолжите ли работать в хоккее, или наконец достроите забор на даче?
(смеётся) Да, у меня есть участок земли, где было непонятно что, и мне сказали: ну ты хотя бы забор поставь там. Я и поставил. Что делать буду? Посмотрим, опыт у меня большой, всё видно, где и чего не хватает команде, какому тренеру и в чём нужно добавить, чтобы эта команда начала играть. Может, буду консультантом.

Досье

Владимир Васильевич Крикунов
Родился 23 апреля 1950 года в Кирово-Чепецке
Карьера хоккеиста: «Олимпия» (Кирово-Чепецк) — 1968-72, «Кристалл» (Саратов) — 1972-75, «Крылья Советов» — 1975-76, «Динамо» Рига — 1976 -82, «Динамо» Минск — 1982-84.
Карьера тренера: «Динамо» Минск —1985-91, «Акрони» (Словения) — 1991-93, «Целе» (Словения) — 1993-95, сборная Словении — 1995-96, «Динамо-Энергия» — 1996-99, «Ак Барс» — 1999-01, 2011-12, сборная Белоруссии — 2001-03, 2014, «Нефтехимик» — 2001-04, 2008-11, 2013-16, сборная России — 2004-06, «Динамо» Москва 2004-08, с 2018, «Барыс» — 2012-13, сборная Казахстана — 2012-13, «Автомобилист» — 2016-18.
Достижения: чемпион России (2005), обладатель Кубка европейских чемпионов (2006), чемпион Словении (1992), бронзовый призёр чемпионата мира (2005).

Людмила Гегер Людмила Гегер
специально для khl.ru

Упоминания

Динамо (Москва) Динамо (Москва)
Поделиться
Прямая ссылка на материал
Распечатать