Пресс-служба КХЛ Пресс-служба КХЛ
специально для khl.ru

Главный тренер «Торпедо», Дэвид Немировски, в интервью KHL.ru рассказал об итогах сезона для «Торпедо» и о перспективах на следующий сезон, который станет для наставника нижегородской команды четвёртым на данном посту.

«В серии с «Ак Барсом» не показали свой максимум»

- Что сейчас, спустя время, можете сказать о поражении 0-4 в серии с «Ак Барсом»?

- Спустя время после вылета из плей-офф, могу подтвердить: мы слишком много смотрели видео игр «Ак Барса» и слишком много готовились к сопернику, забывая про наши действия, про свою игру. Понимаю конечно, что даже если бы мы не делали такой акцент на игру соперника, то шансы на то, чтобы обыграть «Ак Барс» были бы всё равно небольшие. Но тем не менее, играть надо было в свой хоккей. И конечно, выиграй мы первую игру, это придало бы уверенности команде.

При этом наши лидеры, как, собственно, и вся команда, не показали свой лучший хоккей в плей-офф. Если брать прошлый плей-офф, против ЦСКА, то там мы тоже проиграли 0:4, но там был другой хоккей с нашей стороны. Мы были не сильнее ЦСКА, но все игроки выдавали максимум от своих возможностей. Против «Ак Барса» мы не сыграли плохо, но и не показали свой максимум. Можно было затянуть серию до шести или семи игр.

- Почему игроки не оказались готовы к тому, чтобы показать свой лучший хоккей?

- Мы всех перед плей-офф проверили функционально. Все были готовы максимально. Всё дело в головах. Когда лидеры, в моментах, когда что-то не получалось, начинали показывать свои эмоции на скамейке, я пыталcя им объяснить, что нельзя этого делать. Это видит соперник и использует. Нельзя показывать свою панику и свою слабость. Надо быть уверенным, что в следующий раз всё получится. Это особенно явно проявилось в третьей и четвёртой игре.

- Насколько команду сломали те два попадания в штангу в овертайме первого матча серии? Не было желания пригласить в тот момент психолога, чтобы объяснить игрокам, что ничего страшного не произошло?

- Нет, была уверенность, что мы можем играть с «Ак Барсом». У нас был реальный шанс выиграть первую игру. Во второй игре мы были готовы даже больше, чем в первой. Но «Ак Барс» использовал свои три момента и сломал игру. В третьей и четвёртой игре сколько было бросков и моментов, когда уже вратарь «Ак Барса» ничего не видел, шли добивания, но тщетно… А у «Ак Барса» бросок, попадание в чей-то конёк и шайба отлетает прямо на клюшку нападающему. Или пас через несколько клюшек, нападающий «Ак Барса» пытается поймать шайбу, она падает ему на ногу и отлетает на дальний пятак, откуда Тихонов забивает третий гол в четвёртой игре. Или первый гол в третьей игре, когда бросок шёл мимо ворот и попал сначала в ногу, а затем прямо на клюшку сопернику.

- Не возникло ощущения, что была сделана ставка не тех игроков? Что они возможно просто не могут быть лидерами и вести за собой команду? Тот же Антон Шенфельд хороший игрок, но мало похож на игрока, который в трудный момент может «встать из окопов» и повести команду за собой.

- У Шенфельда это первый сезон капитанства. И ему было нелегко. Но он здорово отыграл предыдущий сезон и показывал на своём примере в этом межсезонье как надо тренироваться. Отрабатывал на каждом участке площадке по максимуму. Он был лучший. И до конца сезона мы не сомневались в том, что Антон Шенфельд лучший капитан для этого сезона.

Андрей Тихомиров и Антон Шенфельд. Фото: Роман Кокшаров

- Что можете сказать про легионеров? Которые в отличии от прошлых сезонов, практически абсолютно пропали в плей-офф?

- Нельзя сказать, что они не старались или плохо играли. Нельзя сказать, например, что Энди Миле плохо играл. Не получалась игра у всей первой тройки. У того же Криса Терри в чемпионате шёл бросок, а в плей-офф так бросать у него уже не получилось. Шварц во второй игре плей-офф получил травму плеча и его заменил Джордан Клус, у которого тоже игра не сильно клеилась. Но с ним мы начали выигрывать вбрасывания. Здесь надо отдать должное сопернику. У «Ак Барса» очень сильные хоккеисты на вбрасывание. Патрис Кормье выходит практически на каждое вбрасывание в своей зоне и потом сразу меняется.

- Вы сказали, что год назад в серии с ЦСКА «Торпедо» играло лучше, чем в серии с «Ак Барсом». Можно сказать, что два года назад, когда нижегородцы проиграли «Барысу» в плей-офф 3-4, команда играла ещё лучше?

- Да. Если говорить про результат. Потому что 3-4 лучше, чем 0-4. А если брать в целом, то у нас каждый год одна и та же проблема: не хватает одного нападающего и одного защитника.

- Почему не решали эту проблему, если знали, что она есть? Почему не привлекли более активно молодёжь в условиях тяжёлого сезона?

- Когда Овечкин или Кузнецов начинали играть в командах, то они приезжали в тренировочный лагерь, где были быстрее и сильнее всех. Плюс у них было хорошее игровое мышление. Да, им не хватало игрового опыта, но всё остальное у них было. В нашем случае есть ребята, но у них либо не хватает скорости, либо сил, либо игрового мышления для КХЛ. Давать им шанс и ждать что всё придёт? Не придёт. Если молодой игрок не готов, то с какой стати ему давать шанс? Ждать, что через игровой опыт к нему всё придёт? Практика показывает, что это не работает. Любой тренер в КХЛ сделает также. Если игрок лучше – он будет играть. Но есть много хоккеистов, которые набирают много очков в молодёжном хоккее, но пропадают при переходе во взрослый хоккей по причине того, что они не могут думать на такой скорости. Хоккейное мышление – этот фактор решающий.

- Почему со времён «золотой» молодёжной хоккейной «Чайки» в «Торпедо» пока не появились другие молодые игроки на постоянной основе?

- Давайте посмотрим, сколько игроков уехало в раннем возрасте. Те же Журавлёв и Любчич, которые сейчас играют в «Ак Барсе». Если бы они не уехали, то сейчас играли бы за «Торпедо». Если бы каждый год не забирали игроков с малых лет, возможно, была бы другая ситуация. У нас есть молодые игроки, у которых есть шанс зацепиться за «Торпедо». Но им надо добавлять. Они должны прийти на сборы полностью готовыми. Я готов дать шанс молодому игроку, но только если он сам полностью готов к КХЛ. И это зависит только от игрока.

- В прошлом сезоне вы после серии с ЦСКА говорили, что играли против будущих обладателей Кубка Гагарина. В этом сезоне можете тоже самое сказать про «Ак Барс»?

- У них хорошие шансы. Но есть и другие претенденты. ЦСКА в прошлом сезоне выглядел сильнее. За какой-то конкретный клуб в текущем плей-офф я не переживаю. Буду болеть за хороший и интересный хоккей. Возможно введение жёсткого «потолка зарплат» будет заметно именно на поздних стадиях плей-офф, где нет большого разрыва в бюджетах команд. Топ-клубы стали ровнее – факт. Естественно, в первый год всё сразу не измениться. Большие команды потеряли каких-то игроков. Но по результату первого раунда плей-офф ничего не поменялось. Потому что помимо «потолка зарплат», надо обратить внимание на «пол зарплат». Разброс в бюджетах команд должен быть минимальным. Но в этом сезоне других вариантов не было. COVID-19 ударил по всем. Тяжело было всем по деньгам. Бюджет урезали у всех. Я понимаю, что руководству Нижегородской области было сложно найти даже тот бюджет, который мы в итоге получили. Спасибо им, они сделали максимум, что смогли.

«Страдаю вместе с болельщиками, когда у команды что-то не получается»

- Был момент, когда было непонятно, как вообще команда будет играть в этом сезоне? Ситуация действительно была серьёзная.

- Летом мы все вместе исходя из ситуации пытались найти игроков. На самом верху нам поставили задачу на этот тяжёлый сезон, чтобы мы достойно сыграли. Но вопроса о том, чтобы ни играть не стоял. Руководство клуба выполнило всё что было возможно в этом сезоне. Было понимание, что в ситуации пандемии лишать людей радости хоккея нельзя.

- Помимо бюджета, сам процесс подготовки к сезону был достаточно уникальным. Насколько это было тяжело? Какой опыт это дало?

- Нас не ударило так сильно, как другие команды, потому что мы очень много общались с врачами. Мы не знали, что происходило с хоккеистами, когда они болели коронавирусом. Мы потихоньку втягивали ребят после болезни, не убивая их сразу нагрузками. Это позволило им лучше восстановиться. Не могу сказать про другие команды, но информации много было, что хоккеистов вынуждали сразу после болезни жёстко втягиваться в процесс, максимально форсируя возвращение в состав. Самое сложное было то, что никогда не было понятно, сколько человек в итоге придёт. Каждый день приходилось менять план буквально перед тренировкой. Это научило нас думать наперёд. Не концентрироваться на негативе, а работать на позитиве. Всегда думать не о том, как всё плохо, а о том, что можно сделать в данной конкретной ситуации.

- Вы три сезона отработали в «Торпедо». И продлили контракт ещё на год. Нет ощущения «застоя»? Не было желания сменить обстановку?

- Мне нравится команда «Торпедо», нравится город, нравятся все люди, кто работает в клубе. У нас хорошая хоккейная семья и отличные болельщики. Чувствую себя как дома. Я долго играл в России и сейчас ощущаю, будто бы я родился в Нижнем Новгороде. Я страдаю вместе с болельщиками, когда у нас что-то не получается. Ощущаю их боль. Чувствую, что в Нижнем Новгороде можно сделать что-то хорошее. Меня многие спрашивают, почему я остался несмотря на то, что многие вещи финансово сократили. Ответ простой - Нижний Новгород для меня как родной город, и я хочу принести ему хороший хоккей и хороший результат.

- Но это же совсем не по-североамерикански! В Северной Америке, как правило, спортсмены берут жильё в аренду, зная, что в любой момент могут переехать. Дэвид Немировски сейчас больше русский, чем североамериканец?

- Мой менталитет меняется. Сколько уже лет я играю в России и работаю. Девять месяцев я в России и максимум три месяца я дома. И так уже почти двадцать лет. Но в Северной Америке у меня семья и друзья. Мне нравится туда приезжать. Перевозить семью в Россию сейчас смысла нет. В Нижнем Новгороде я узнавал, нет английской школы, а сын Истон пойдёт учиться уже в этом году. Плюс в Канаде он играет в хоккей в своей команде. При этом там другой менталитет при работе с детьми. Детский тренер всегда с улыбкой. Он для ребят лучший друг. В Канаде нет задачи вырастить звёзд хоккея. Есть задача вырастить хороших людей. Научить ребят работать в команде, в коллективе. Количество юных хоккеистов, которые становятся профессионалами – полпроцента. Если детей нацеливать только на профессиональную карьеру, то они многое потеряют. Поэтому очень важно, чтобы детей прежде всего учили разговаривать и взаимодействовать друг с другом. А талант будет талантом вне зависимости от того, где он вырос и где тренировался. В Канаде до недавнего времени многие тренеры даже кататься не умели. По сути, дети просто играли в хоккей.

Дэвид Немировски. Фото: Григорий Соколов

«В отпуске буду играть в хоккей с Эриком Линдросом»

- Ваш предшественник, Петерис Скудра отработал пять лет в Нижнем Новгороде. Насколько сейчас сравниваете себя с ним и есть ли мысли о том, что можете отработать дольше?

- Я не сравниваю себя с Петерисом Скудрой. Много что поменялось с того времени. Если бы всё осталось как было при Скудре и поменялся только главный тренер, то можно было сравнивать. А в данном случае любое сравнение будет некорректным. Я не смотрю, что было раньше. Предпочитаю смотреть вперёд, в будущее. Мы играли какое-то время со Скудрой в одной команде и даже жили по соседству. Но в последние пару лет мы виделись мало. Шанса посидеть пообщаться не было. Может быть когда-нибудь в будущем мы сядем с ним и поговорим о том, как он и я работали в «Торпедо».

- Что касается фарм-клуба, которым в этом сезоне была тольяттинская «Лада». Насколько вы довольны данным сотрудничеством и есть ли у «Торпедо» планы что-то изменить в этом плане?

- Не думаю, что фарм-клуб вернётся в Нижний Новгород. Не знаю, как происходила договорённость с «Ладой» перед сезоном, но у этого клуба есть деньги и есть большие задачи быть лучшими в ВХЛ и вернуться в ближайшем будущем в КХЛ. На мой взгляд, «Торпедо» не стоит продолжать данное сотрудничество. В качестве фарм-клуба нужна команда, которая не будет ставить высокие задачи и будет давать возможность максимально играть тем игрокам, которых мы им направляем. Нужно чтобы наши хоккеисты получали игровой опыт.

- Сейчас команда продолжает тренироваться?

- Нет. Кто-то, как Дер-Аргучинцев и Чехович уехали в Северную Америку. Иностранцы, которые весь сезон не видели свои семьи, также уже не в России. Тем, кто остается в команде на следующий сезон мы раздали индивидуальные программы, к которым они должны приступить после двухнедельного отдыха. Кто-то будет заниматься на земле, кому-то рекомендовано найти возможность ледовых тренировок.

- Есть понимание, что будете изменять в «Торпедо» на следующий сезон? Костяк остаётся?

- Атакующий хоккей останется в «Торпедо». Я ничего не придумываю нового. Это хоккей 2021 года. Двигаться вперёд будем. Исправлять некоторые моменты. Но стиль останется тот же. По конкретным игрокам пока неизвестно. Ведём работу. Есть игроки, которые думают над нашими предложениями, есть игроки, по которым мы думаем, будем ли мы делать им предложение. Крис Уайдмэн скорее всего уедет в Америку. Он умеет блокировать броски, отдавать передачи, грамотно занимать позицию. Перед сезоном я сразу сказал, что он будет в топ-3 защитников КХЛ. Никто не верил, а теперь он лучший защитник регулярного чемпионата.

04_20210303_AKB_TOR_TKH_9.jpg

- По вратарям есть сейчас какая-то определённость?

- Мы бы хотели оставить всех. У нас три вратаря, с которыми мы пока идём дальше. По ним вопросов у нас нет. Они набрались опыта, и мы будем помогать им сделать шаг вперёд. Думаю, что Андрей Тихомиров в следующем сезоне выйдет на тот уровень, который все от него ждут. Мы с ним много говорили, и он должен хорошо поработать летом, чтобы перед сезоном быть в отличной форме. Он голодный, знает, что надо делать и хочет идти вперёд.

- Ваши планы на отпуск?

- Буду три раза в неделю играть в хоккей. Каждую среду в восемь часов утра мы играем с бывшими профессионалами. Эрик Линдрос является организатором данных спаррингов. Помимо него там есть, например ещё Пол Коффи. И ещё два раза играю за любительскую команду.

- Вы посетили в Нижнем Новгороде оленя в зоопарке. Расскажите о ваших отношениях с животными.

- Мне сказали, что этот олень очень похож на меня. Я люблю животных. И вероятно, года через два, когда сын подрастет, мы заведем собаку. Но такую, которую он сам выберет и с которой он сам сможет гулять. Пока присматриваем что-то похожее на героя мультфильма про Скуби-Ду.

- Кто принимает решение в семье и является главным тренером в доме?

- В семье у нас два главных тренера – я и жена. Мы работаем дружно и вместе. Истону восемь лет и с ним нет проблем. Но родители главные. Жена, естественно, занимается с ним больше и делает всё, чтобы он рос хорошим человеком.

Досье

Дэвид Немировски

Родился 1 августа 1976 года в Торонто

Карьера тренера: «Торпедо» (Нижний Новгород) - 2018 – н.в.

Пресс-служба КХЛ Пресс-служба КХЛ
специально для khl.ru

Упоминания

Торпедо  (Нижний Новгород) Торпедо (Нижний Новгород)
Поделиться
Прямая ссылка на материал
Распечатать