Антон Осеев Антон Осеев
специально для khl.ru
В 1977 году Виктор Тихонов возглавил ЦСКА и сборную СССР. Это назначение повлекло за собой изменения не только в тренировочном процессе обеих команд, но и реформы всего советского хоккея.

В 1976 и 1977 годах сборная СССР дважды подряд возвращалась с чемпионатов мира без золотых медалей, занимая второе и третье места соответственно. Да и победа на олимпийских играх 1976 года была одержана скорее вопреки, чем благодаря. Состав сборной был практически неизменным с начала семидесятых годов — и по естественным причинам старел. Требовалась смена поколений, и провести её было необходимо без потери в результатах. В центре всего перечисленного оказался Виктор Васильевич Тихонов.

Одна из главных проблем, с которой столкнулся отечественный хоккей — небольшое количество матчей во внутреннем чемпионате. Начиная с сезона 1970/1971 в высшей лиге было сначала девять, затем десять команд, которые играли четырёх- или пятикруговой турнир. В итоге на каждую команду приходилось 32-36 матчей за сезон. В Швеции и Финляндии с 1975 года в дополнение к тем же 36 матчам добавили плей-офф (поначалу «лайтовый» — увеличивающий количество игр для финалистов лишь на четыре-пять, и ещё для двух команд — на две-три). В Чехословакии 12 команд в основном играли в четыре круга (44 матча), за исключением 1976 года (по 32), и 1971 и 1973 (тоже экспериментировали с плей-офф).

В ходе обсуждения кандидатуры на пост главного тренера сборной Виктор Тихонов предложил расширить высшую лигу до 12 команд, чтобы увеличить количество игр. В сезоне 1977/1978 этого сделать не успели, но сделали в следующем. Ленинградский СКА, занявший последнее место в Высшей лиге и победивший в переходных играх бронзового призёра Первой лиги, «Сибирь», именно поэтому остался в элитном дивизионе, а не потому — как утверждает укоренившаяся байка — что формат лиги изменили специально под ленинградцев.
В итоге количество матчей возросло до 44 на команду. Игровая практика увеличилась, а конкуренция ещё и снизилась.

4 zvena.jpg

Ещё один удар по конкуренции нанесло другое решение руководства и Тихонова — именно в сезоне 1977/1978 ЦСКА окончательно стал базовым клубом сборной. Сегодня это принято объяснять, главным образом, максимализмом тренера, который для достижения результата откровенно шёл на обескровливание других команд. Но были на это и объективные причины. Реформы чемпионата СССР не могли привести к немедленному результату сборной, а именно этого требовало руководство. В этих условиях Виктор Васильевич во многом вынужден был пойти по пути концентрации лучших игроков страны в одном клубе, которым оказался ЦСКА. Таким же способом удалось относительно безболезненно провести смену поколений в сборной команде.

В сезоне 1977/1978 и без того сильный состав ЦСКА пополнили: Михаил Варнаков («Торпедо»), Хелмут Балдерис («Динамо» Рига), Сергей Капустин и Сергей Бабинов («Крылья Советов»). Причем двое последних к тому времени уже были действующими олимпийскими чемпионами, а Балдерис по итогам предыдущего чемпионата был признан лучшим его хоккеистом. Интересно, что из всех перечисленных только Бабинов задержался в ЦСКА надолго, по сути — до конца карьеры. Варнаков провёл всего год, Капустин и Балдерис — три года.

Но такая ротация, очевидно, не смущала руководство ЦСКА. Состав продолжал пополняться, без преувеличения, лучшими и наиболее перспективными игроками. В сезоне 1978/1979 пришли Алексей Касатонов (СКА) и Сергей Макаров («Трактор»), чуть позже к ним присоединились Ирек Гимаев («Салават Юлаев»), Сергей Стариков («Трактор»), Николай Дроздецкий (СКА), Андрей Хомутов (Горький). Да и собственная школа продолжала работать: великие Вячеслав Фетисов и Владимир Крутов вышли именно оттуда.

Тягаться с таким составом было невозможно. Достаточно просто посмотреть на разрыв в очках между первым местом и вторым в начале армейской карьеры Виктора Тихонова. Перед самым его переездом из Риги в Москву ЦСКА оторвался от московского «Динамо» на семь очков. В первом же сезоне отрыв от серебряного призёра увеличился почти вдвое — 13 очков. Естественно, тотальное превосходство одного клуба убивало интригу чемпионата СССР ещё до его начала, и отрицательно сказывалось на посещаемости матчей — в том числе между московскими командами.

4 igry_big.jpg

Результаты реформ получились неоднозначными. Сборная СССР под руководством Виктора Тихонова достигла, пожалуй, наибольшего доминирования на мировой арене за всю свою историю. Советская команда по праву считалась лучшей в мире, в том числе в противостоянии с игроками НХЛ — победа на Кубке Канады в 1981 году говорит сама за себя. С другой стороны, такой принцип комплектования ЦСКА и сборной окончательно убил конкуренцию в чемпионате страны — 13 подряд «внутренних» чемпионских титулов начиная с 1977 года не менее красноречивы. Выиграв на коротком временном отрезке, советский хоккей проигрывал на длинной дистанции. Главные конкуренты по-прежнему развивали именно внутренний хоккей, повышая конкуренцию между клубами, и со временем это обернулось в их пользу.

В восьмидесятых годах руководство советского хоккея пыталось всячески реформировать систему: увеличивалось количество команд Высшей лиги, турнир разбивался на несколько этапов, где в заключительной части лучшие должны были играть с лучшими. Но ввести систему плей-офф решились только в сезоне 1987/1988. Новшество прижилось, но было уже слишком поздно. Даже не со спортивной точки зрения, а с политической. Правда, это совсем другая история.

Антон Осеев Антон Осеев
специально для khl.ru

Упоминания

ЦСКА (Москва) ЦСКА (Москва)
Поделиться
Прямая ссылка на материал
Распечатать