Джиллиан Кеммерер Джиллиан Кеммерер
специально для khl.ru

Новичок «Северстали» Роберт Рооба рассказал о своем удивительном пути в профессиональный хоккей, о коротких разговорах про КХЛ с Яркко Иммоненом и о возможности сделать татуировку в память о времени в России.

Одним из новичков «Северстали» в это межсезонье стал 27-летний нападающий Роберт Рооба, который станет первым игроком из Эстонии в КХЛ. В минувшем сезоне Рооба в 59 матчах в чемпионате Финляндии набрал 41 (30+11) очко.

Сын эстонского хоккея

— Роберт, эстонские СМИ называют ваш переход в клуб КХЛ не иначе как «чудо на льду». Что для вас это значит?
— У меня всегда была мечта играть в КХЛ. Для меня было почетно играть в Финляндии, но теперь меня ждет КХЛ. Это открывает двери для молодых игроков, которые имеют возможность увидеть, чего они могут достичь. У нас не так много хоккеистов, но когда есть пример того, что можно играть в хорошей лиге, это плюс для каждого.

— Видите ли развитие хоккея в вашей стране?
— Конечно, особенно в последние семь-восемь лет. Главная проблема – это катки, у нас их не так много. Страна маленькая, а хоккей – не самый популярный вид спорта. Для катков нужно больше финансов со стороны частного сектора, а не только от правительства. То есть нужно искать людей, которым было бы интересно строить дворцы и вкладывать деньги в хоккей. Думаю, нам нужно просто продолжать работать и делать эти маленькие шажки вперед. В будущем я надеюсь, что хоккей будет более популярным видом спорта. Знаете, все вынесенные матчи КХЛ в Эстонии значили много для страны. Много людей следят за КХЛ, потому что Эстония раньше была частью Советского Союза. КХЛ находится близко к сердцам эстонских хоккейных болельщиков. Я надеюсь, что будет больше матчей КХЛ у нас, и следующим шагом станут катки. Так мы сможем привлечь в хоккей больше детей, и поддержка этого вида спорта станет только больше.

— В какой-то мере любопытно, что «Северсталь» участвовала в KHL World Games в Таллине. Как повлияли эти игры на местный рынок?
— Я слышал, что количество детей, занимающихся хоккеем, стало больше после с самых первых матчей КХЛ в Таллине. Безусловно, для нашего хоккея это большое событие.

— Когда ваша карьера закончится, наверняка развитие хоккея станет важной частью вашей жизни?
— Конечно, я готов помогать любым способами. Это моя ответственность, потому что я сын эстонского хоккея. Сейчас мое время помочь, чем смогу, сделать наш хоккей сильнее и наше будущее ярче. У нас есть несколько совместных проектов. Я даже организую летом лагеря для детей. Конечно, прошлым летом это было тяжело сделать из-за коронавируса, но это важное начинание.

— Вы же уже продлили контракт в Финляндии, когда пришло предложение из КХЛ?
— Да, я продлил контракт с ЮП, но он включал опцию, связанную с КХЛ. Я не переживаю из-за зарплаты, но агенту сказал о необходимости этой опции в моем контракте, чтобы воспользоваться шансом, когда он появится. Меня все устраивало в Ювяскюля. Город и команда близки мне. Но я верил, что наступит время, когда появится возможность подписать контракт в КХЛ.

Подзабытый русский язык

— Ваш новый главный тренер Андрей Разин в интервью говорил о важности русского языка для вас. Это то, что предстоит вспомнить этим летом?
— Забавно, что вы спрашиваете об этом. На днях уже я давал интервью на русском местной радиостанции. Вообще чувствую, что немного подзабыл язык. Но несколько интервью, несколько дней общения – и все вернется. По этому поводу вообще не переживаю.

— Как вообще вы начали заниматься хоккеем?
— В Эстонии хоккей — не самый очевидный выбор для ребенка. Но для меня он был логичным, так как мой папа играл в хоккей. Я ходил на его матчи, влюбился в игру, и сам хотел попробовать. Отец все еще в хоккее. Сейчас он генеральный менеджер национальных команд. Люди его называют «душой эстонского хоккея», потому что с его приходом многое изменилось. Для него хоккей — это вся жизнь, поэтому понятно, почему я здесь сейчас. 

— Читала, что ваш отец работал таксистом, чтобы поддерживать вас в первые годы в Финляндии.
— Мои родители многим пожертвовали ради моей карьеры. Я приехал в Финляндию в 15 лет, и не был готов жить сам по себе. Папа приехал со мной и начал работать таксистом, чтобы было на что жить. Позже он получил другую работу. Маме и папе из-за этого пришлось жить в разных странах несколько лет. Я очень благодарен им за эту возможность, и они также рады, что я смог подписать контракт в КХЛ.

— Они должны гордиться вами.
— Они очень скромные люди, никогда не покажут лишних эмоций, но это общая черта нашей нации. Конечно, они очень рады. Папа сначала порадовался, но потом решил напомнить, что нужно оставаться скромным и продолжать работать.

Истории Иммонена, татуировки

— Расскажите о вашем последнем сезоне в Финляндии.
— Думаю, все мои усилия и работа позволили стать лучше. Все эти пять лет в Ювяскюля я работал над своей игрой, над возможностью забивать. В этом сезоне команда испытывала проблемы, происходила перестройка. Моя роль в команде выросла, тренеры доверяли мне. Уверенность росла, и я просто играл в свой хоккей. Не делал ничего экстраординарного, просто играл в свой хоккей.

— Одним из ваших одноклубников был Яркко Иммонен, игравший в «Ак Барсе».
— Яркко — очень тихий парень, никогда много не говорит. У нас была традиция перед играми: перед тем как пойти на разминку, мы просили Яркко рассказать какую-нибудь историю о КХЛ (смеется).

— Вы следили за финальной серией Кубка Гагарина?
— Я посмотрел все шесть матчей, и был рад победе «Авангарда». В детстве я был, да и сейчас являюсь, большим поклонником Ильи Ковальчука. Мне понравилась энергия команды, да еще были два парня из Финляндии, поэтому мне хотелось, чтобы победил «Авангард».

— Листая ваш Instagram, я заметила большое количество татуировок. Есть ли у вас любимые?
— Они все любимые! Я не делаю татуировки, чтобы просто сделать картинку на своей коже. Большинство из них очень личные. Каждая относится к какому-то событию в жизни. Мы, эстонцы, скорее атеисты, и верим в себя. Татуировки – это моя библия, история моего пути и того, кем я являюсь. В целом они важны для меня, они дают энергию, веру и уверенность. Через неделю будет время, и сделаю еще несколько.

— Вам нужно будет сделать одну, посвященную КХЛ!
— Я уверен, что так и будет. Одна должна будет напоминать о времени в России.

 

Досье

Роберт Рооба

Родился 2 сентября 1993 года в Таллине (Эстония)

Карьера: 2011-2016 – «Эспоо», 2016-2021 – ЮП, с 2021 – «Северсталь»

Достижения: бронзовый призер финского чемпионата (2017), победитель Лиги чемпионов (2018).

Джиллиан Кеммерер Джиллиан Кеммерер
специально для khl.ru

Упоминания

Северсталь  (Череповец) Северсталь (Череповец)
Поделиться
Прямая ссылка на материал
Распечатать