Дмитрий Ерыкалов Дмитрий Ерыкалов
Sport24
специально для khl.ru

Новичок «Автомобилиста» Дмитрий Шикин в интервью KHL.ru рассказал о выходе из зоны комфорта, самом странном сезоне в карьере, дружбе с Грубецом и конкуренции с Коваржем.

Всего год назад Дмитрий Шикин покинул «Сочи» несмотря на действующий контракт и отправился на просмотр «Куньлунь». Теперь чемпион мира среди молодёжи стал новобранцем «Автомобилиста», где составит тандем с Якубом Коваржем. Мы поговорили с Дмитрием об игре за китайский клуб из Мытищ, разведали секреты Шимона Грубеца и узнали, как чувствует себя вратарь, отбивший 50 бросков за игру.

«Когда в раздевалке «Куньлуня» играло кантри – сложно было оставаться русским»

— Минувший сезон — самый странный в вашей карьере?

— Прежде всего он для меня необычен по той причине, что я вышел из зоны комфорта. Мы расстались с «Сочи», я вынужден был искать новую команду. Я хочу сказать большое спасибо «Куньлуню», где в меня поверили. А так да, сезон нестандартный. Когда команда уже по ходу сезона начала пополняться иностранцами, а в раздевалке всё чаще играло кантри, было сложно оставаться русским человеком. Но это определённый опыт, который сделал меня сильнее.

— Когда говорили знакомым, далеким от КХЛ, что играете за китайский клуб из Мытищ, много удивлённых взглядов ловили?

— Когда у нас ещё был русский состав, мы с ребятами прикалывались, переделывая фамилии на китайский лад (смеётся). Ну и знакомые, конечно, подкалывали.

— Когда состав по ходу сезона меняется больше чем наполовину, полевым игрокам сложно сыграться. А какие сложности существуют для вратарей?

— Всё тоже самое. Вратари — тоже командные игроки. Мы также зависим от сыгранности состава. Когда пошло перестроение, конечно, было очень сложно. Всё-таки мы с русским составом прошли всю предсезонку, сплотились и прониклись друг другом. Когда парней начали расторгать — это не добавляло позитива. Потом тренеры сумели объяснить нам, что хоккей — это тот бизнес, в котором выживают сильнейшие.

— Вам лично в русскоязычной версии «Куньлуня» было комфортнее?

— Лично мне — да. Как минимум из-за того, что не было никакого языкового барьера. А так постепенно и с легионерами нашёл общий язык. Общались, разбирали игры, старались вместе улучшить свою игру. Но получилось так как получилось. Очень обидно, что не попали в плей-офф и так рано закончили сезон. Зато появилось время на анализ. Я разобрал свою игру с тактической точки зрения, да и просто побыл с семьей, что позволило переключиться. Думаю, что в следующем сезоне буду только сильнее.

— С вами ведь изначально заключали пробный контракт. Приезжать на просмотр для многих состоявшихся игроков унизительно. А для вас?

— Я не вижу в этом ничего унизительного. Ребята моего возраста почти все семейные. Нам нужно кормить детей, обеспечивать семью. Нет ничего зазорного в том, чтобы поехать и доказать свою состоятельность как хоккеиста. Знаете, как я попал в «Куньлунь»? Я сам списался с тогдашним генменеджером клуба Скотти Макферсоном. Потому что от агентов он трубку не брал. Мы списались с ним, спасибо Google Translate (смеётся). Он попросил составить резюме, потом я оказался на сборах. В первые же дни отсеяли человек 20! В конце предсезонки нам всем поставили условия, что мы подписываем контракты, которые до декабря клуб может расторгнуть без какой-либо компенсации. В итоге из тех, кто изначально был в команде с первого дня предсезонки, до конца этого просмотрового периода добралось человек пять.

Сергей Плотников и Дмитрий Шикин. Фото: Юрий Кузьмин

«Сочи – город, где я был счастлив. Но встряска мне была необходима»

— Когда от вас отказался «Сочи» — не было тревожных мыслей, что можете и не найти клуб? По крайней мере в КХЛ.

— На самом деле, расставание с «Сочи» напрашивалось и раньше. В начале сезона я провёл 24 игры из 29. Вроде бы был основным вратарём. Но потом пошли изменения в тренерском штабе, другие перемены. И я совершенно не вовремя получил травму колена. Мне сделали операцию 2 января. Представьте, все сидят за столом, празднуют Новый год, а я лежу на операционном столе. После этого агент мне сказал, что «Сочи», скорее-всего, будет меня расторгать, несмотря на оставшийся год по контракту. Конечно, у меня закрались некие опасения. Были предложения, но они в раз срывались. Как только кто-то заинтересовался — по каким-то причинам вариант отпадал. При этом финансовый вопрос с моей стороны вообще не стоял. Для меня деньги в принципе никогда не были целью. Когда два или три варианта в КХЛ сорвались, уже раздумывал уехать в Финляндию или Швецию. Даже начал наводить справки, но тут подвернулся «Куньлунь». Хорошо, что не пришлось далеко уезжать от дома.

— У вас в инстаграме был очень проникновенный пост-прощание с «Сочи». Спустя год эмоции улеглись?

— Сочи — это город, где я был счастлив. Там родились два моих сына. Также я благодарен болельщикам, руководству и ребятам, с которыми пересекался. Но в какой-то степени я даже рад, что всё так получилось. Я расцениваю это не как то, что не дотянул до уровня или стал не нужен. Повторюсь, я засиделся на одном месте. Уход из «Сочи» — это встряска, которая была на тот момент необходима.

— Вы долго играли в клубе, жили в городе и наверняка поняли: хоккей за эти годы стал для Сочи своим?

— Я был в клубе с его первого сезона и видел, как зарождалась культура боления. С каждым годом зрителей на трибуне появлялось всё больше и больше. Поначалу на игры ходили отдыхающие, но как только заканчивался туристический сезон — трибуны пустели. Однако со временем ситуация выправлялась. Теперь в Сочи есть постоянные болельщики, фан-клубы. Это во многом заслуга пресс-службы клуба и маркетингового отдела. Считаю, что нынешнему руководству нужно двигаться в том же направлении.

«После некоторых матчей теряешь до шести килограмм. Однажды у меня свело обе ноги»

— Вы переходите в клуб с большими амбициями, коим является «Автомобилист». Очевидно, шаг вперёд в карьере. При этом в прошлом сезоне вы пропускали почти 3,5 шайбы в среднем за игру. Статистика обманчива?

— Несмотря на не самую выдающуюся статистику, я этот сезон занесу себе в актив. Если посмотреть, как мы двигались по чемпионату, поначалу мы были на свежести. Команда проигрывала в одну-две шайбы, да и у всех ребят была неплохая личная статистика. Потом случился какой-то спад. А если говорить о том, насколько вообще статистика важна при оценке игрока, то я знаю генеральных менеджеров, которые на цифры вообще внимание не обращают. Они смотрят скорее на личные качества. Как человек ведёт себя в коллективе, насколько он боец. Есть много моментов, которые ценятся в профессиональном спортсмене, помимо статистики.

— Что чувствует вратарь, который только что отразил под 50 бросков? У вас таких матчей за «Куньлунь» в минувшем сезоне накопилось немало.

— Килограмм шесть за игру можно потерять. И это притом, что ты пьешь во время игры, пытаешься пополнить баланс в перерыве. Всё равно выходит столько воды. Ну и, конечно, сразу после окончания матча приходится принимать магний, чтобы не сводило мышцы. Помню, как-то раз, я прихожу сделать заминку, начинаю тянуться к одной ноге — её сводит. Пытаюсь потянуться к другой — её тоже сводит. В итоге я просто завалился назад в таком положении (смеётся). Так что такие матчи — это непросто.

— Сколько уходит время на восстановление после подобных игр? Можно ли играть через день в таком режиме?

— Можно! Это работа всего тренерского штаба. В «Куньлуне» тренер вратарей Николай Мишин с нашим тренером по физподготовке принимали решение, готовили программу. Массаж и другие процедуры помогают восстанавливаться. Идёшь и играешь. Вообще, если ты играешь на усталости, ты делаешь меньше лишних движений, игра упрощается. В какой-то мере это даже помогает. Мне об этом говорил не один тренер вратарей.

— Ваш новый напарник Якуб Коварж несколько раз за карьеру проводил сезон от звонка до звонка, не пропуская ни одного матча. Это фантастика?

— Отыграть весь сезон можно. Не вопрос. Другое дело, что невозможно пройти всю дистанцию чемпионата без единого спада. Можно отыграть два матча на высоком уровне, а третий — средне, потому что накопилась некая усталость. Вратарь всё-таки это игрок, который находится на последнем рубеже и должен выручать. Сколько пользы команде принесёт вратарь, который играет без отдыха и права на ошибку? Куда продуктивнее двигаться в тандеме.

— Каково вообще идти под вратаря, который считается одним из лидеров и ветеранов клуба? Готовы навязать Коваржу конкуренцию?

— Ни в коем случае не идёт речи о жёсткой конкуренции. Я не собираюсь во что бы то ни стало вытеснять Якуба из состава. Мы делаем одно дело и должны выполнять работу сообща. При подписании контракта мы общались на эту тему с руководством и тренерским штабом. Я прекрасно понимаю, какие задачи передо мной ставятся.

— Давняя проблема «Автомобилиста» — отсутствие опытного бэкапа. Вы на роль второго вратаря согласны?

— Провокационный вопрос! Нет такого понятия как первый или второй вратарь. Сезон длинный, не всегда ровный. Я себя позиционирую как командный игрок и буду делать всё, чтобы помочь команде. В любой ситуации.

Дмитрий Шикин и Вячеслав Лещенко. Фото: Владимир Беззубов

«Тренер вратарей каждый день подкалывал: «Ну когда уже поедешь в Екатеринбург?»

— Вы в интервью клубному сайту сказали, что перейти в «Автомобилист» вам посоветовал тренер вратарей «Куньлуня» Николай Мишин. Нетипичная история. Как так вышло?

— На самом деле, ещё по ходу сезона, перед дедлайном, прошёл слух, что во мне заинтересован «Автомобилист». Мишин вцепился в это и почти каждый день подкалывал, мол «Ну когда ты уже поедешь в Екатеринбург? Ну когда уже, ну когда? Я баул тебе собрал!». Конечно, мы с ним на эту тему общались. Думали, насколько перспективно было бы перейти в «Автомобилист». Но это были разговоры один на один, не более. А когда уже закончился сезон, Мишин мне рассказал, что ему звонили из Екатеринбурга и наводили справки. Насколько я знаю, и Алексею Ковалёву звонили. В общем, собирали характеристику. А через какое-то время мне сделали предложение и начались переговоры.

— Как понимаю, у вас с Мишиным установились довольно доверительные отношения.

— Это правда. У меня остались только позитивные впечатления от совместной работы. Мишин — очень опытный специалист, который не ломает вратаря. Он делает точечные замечания, которые работают. В дальнейшем я бы с ним с удовольствием поработал.

— Вы говорите, что Мишин не ломает вратаря. А были такие тренеры, которые пытались вас ломать?

— Да, безусловно! Я с таким несколько раз сталкивался. В системе СКА я тренировался под руководством Юсси Парккилы, который сейчас работает в НХЛ. И после финской школы, перейдя в «Атлант», мне пришлось полностью перестроиться. Мне говорили, что я одно неправильно делаю, клюшку не так держу. А за месяц измениться невозможно, это долгий процесс. Тренер должен чувствовать, что пойдёт вратарю на пользу, а из-за чего он будет только загоняться. И только у меня что-то началось получаться в Мытищах с Сергеем Наумовым, как меня возвращают в Питер, а оттуда отправляют в Сочи. Приехав туда, я попадаю к Юрию Александровичу Шундрову — тренеру старой закалки. Царство ему небесное. Он всё видел кардинально по-другому. Опять вернулись полушпагаты. Стиль аля Подомацкий. Не хочу ничего плохого сказать про Егора Геннадьевича. Я это услышал от Яри Каарела. Он говорил, что у русских вратарей есть синдром «Егора Подомацкого».

— Интересно. Что это значит?

— Это максимально энергозатратный стиль. Когда ты носишься от штанги к штанге, ловишь шайбу зубами и совершенно не экономишь силы. В общем, полагаешься не на технику, а на инстинкты. Я ни в коем случае не хочу обидеть Подомацкого, тем более, что скоро поеду к нему на сборы в Ярославль (улыбается). Просто он вот такой один был, неординарный вратарь. Те же финны проповедуют куда менее энергозатратную манеру игры. К слову о том, может ли вратарь отыграть целый сезон. Если ты будешь тратить все свои физические ресурсы — это нереально. Например, играя у Шундрова, я исполнял журавля (смеётся). Потом пришёл Каарела, с которым мне было комфортно на протяжении всех трёх сезонов. С тех пор я двигаюсь примерно в том же ритме, который мне поставил Яри.

— Сегодня наличие тренера вратарей в командах КХЛ — обычное явление. Но помнится в «Югре» Михаил Бирюков был предоставлен сам себе. И наставник ханты-мансийцев Сергей Шепелев не видел в этом ничего эдакого. Может ли вообще вратарь обойтись без специализированного тренера?

— Без сомнения, роль тренера вратарей важна. Наверное, набравшись опыта и в уже зрелом возрасте, сложно радикально поменять технику. Но добавить в твою игру что-то недостающее вратарский тренер может. Когда вратарю под 30 лет и больше — тренер должен быть скорее психологом. Он должен чувствовать тебя. Быть старшим товарищем, с которым вы можете что-то обсудить или, например, сходить поиграть в теннис.

«Говорил Грубецу: «полови рыбу, а «Авангард» финна какого-нибудь подпишет»

— Могли ли подумать, что игравший с вами Шимон Грубец в конце сезона поднимет над головой Кубок Гагарина?

— С первых дней, как Шимон приехал в «Куньлунь», мы с ним хорошо общались. Несмотря на языковой барьер, мы друг друга хорошо понимали. Однажды мы приехали с выезда и у команды был выходной. Решили вместе пойти на рыбалку в Мытищах. Я забираю Шимона рано утром, а он какой-то невесёлый, загруженный. Я интересуюсь в чём дело, а он мне рассказывает про вариант с «Авангардом». Грубец спрашивал, как ему поступить, а я ему говорю: «расслабься, полови рыбу, а «Авангард» финна какого-нибудь подпишет». Порыбачили мы с ним, ничего не поймали, а на следующий день стало известно, что Грубец уходит. Он написал трогательное послание, которое приклеил на моё место в раздевалке. Впоследствии мы поддерживали связь, я ездил на финальную серию. Я очень раз за него! Шимон обещал, что после чемпионата мира мы обязательно встретимся и отметим его чемпионство.

— Когда Грубец выиграл Кубок Гагарина, вы не напомнили ему ту рыбалку, когда он без особого воодушевления воспринял вариант с «Авангардом»?

— Не то что бы без воодушевления. Шимон был не расстроен, а напряжён. Потому что понимал, что «Авангард» — топ-клуб с максимальными задачами. Там совсем по-другому на тебя смотрят. Другой гандикап доверия. Пару матчей сыграл неудачно и всё — добро пожаловать на лавку. Он всё это прекрасно осознавал.

— На момент перехода Грубеца в «Авангард» мало кто понимал, чем он хорош. Можете объяснить?

— Как говорит Женя Кузнецов, он фартожопый! У него шайба то по ленточке проскользнёт, то от спины отскочит, то в шнурок попадёт. Я ещё удивлялся, почему мы с ним одного года рождения, а на уровне сборных никогда не пересекались. А он мне ответил: «Я в том возрасте был очень плохим вратарём. Но выиграл чемпионат Чехии и стал хорошим вратарём». Я ещё удивился, разве такое бывает? Шимон — приятный, но в тоже время немного инопланетный человек. Он, кстати, очень хорошо отзывался о Якубе Коварже. Надеюсь на открытые и доверительные отношения с ним.

— Фартожопость — это важно. Но если говорить про чисто технические моменты, в чём сильные стороны Грубеца?

— Он хорошо технически оснащён, обладает хорошей реакцией. Быстрый, что для вратаря его роста не так часто встретишь. Шимон очень жилистый голкипер. И если возвращаться к финской школе, там из вратарей делают роботов. У них возникает некий застой в стиле баттерфляй. Как только происходит экстра-ситуация, человек теряется. Как только что-то отходит от шаблона — не знает, что делать. Шимми не такой. Он находит космические варианты выхода из сложных положений.

— Грубец находит космические варианты, наверное, оттого, что все чехи его поколения выросли на Доминике Гашеке, чей стиль тоже не назвать правильным. Кто вас вдохновил на вратарское ремесло?

— Было много таких вратарей. И Гашек, и Бродо, и Руа. От каждого, за кем смотрел, что-то взял. Где-то что-то смог применить, где-то — не получилось. Но чтобы кто-то вдохновил меня встать в ворота? Нет, такого не было. Мне в принципе это непонятно. Нормальный человек в ворота не встанет. Либо тебе нравится, когда в тебя кирпичи летят, либо нет.

— Летящие в вас кирпичи, то есть шайбы, притупляют чувство страха в повседневной жизни?

— Не во всех случаях. Взять хотя бы Дубай, где расположен самый большой в мире небоскрёб Бурдж-Халифа. Можно подняться на 148-й этаж, но для меня посмотреть вниз — очень страшно! Хотя дети спокойно подбегают к краю. Наверное, когда надеваешь вратарскую маску — становишься другим человеком.

— Супермэном?

— Как вариант (смеётся). У супергероев ведь как? В костюме они непобедимы, а без него — обычные невзрачные люди.

— То есть в сочинском Skypark вы с тарзанки тоже не прыгали?

— Я могу рассказать историю. Мы снимали ролик для Youtube-канала «Сочи» с Сергеем Кузнецовым. Что-то вроде «Орла и Решки». По сценарию у него было 5000 рублей на три дня, а у меня золотая карточка. Я ни в чём себе не отказываю, живу в дорогом отеле, катаюсь на автодроме. А ещё я должен был прыгнуть с тарзанки. На тот момент у меня была беременна жена. Мало того, что мне и самому было страшно, я не хотел, чтобы она переживала. В итоге я позвонил Кузнецову с его 5 тысячами и попросил прыгнуть вместо меня. Жена мне за это сказала спасибо (улыбается). Всё-таки экстремальные поступки остались позади, где-то в 20 лет.

«Когда сидел без работы – понял, как не хватает общения и горького кофе из раздевалки»

— К слову о возрасте. Ещё год назад вас списывали со счетов, а теперь вы переходите в клуб, который стремится к победе в Кубке Гагарина. На каком этапе карьеры вы сами ощущаете себя на пороге тридцатилетия?

— Вратари вообще позднее созревают, чем полевые. В данный момент я полон сил и до конца не раскрылся. Есть куда расти и к чему стремиться. Очень рад, что удалось добраться до клуба, который ставит самые высокие задачи. Для меня это был главный аргумент при переходе в «Автомобилист». Я очень хочу чего-то добиться на клубном уровне, а не жить прежними заслугами. Победа на молодёжном чемпионате мира — это хорошо, но хочется выигрывать здесь и сейчас.

— Вы, Игорь Бобков и Эмиль Гарипов в это межсезонье синхронно сменили клубы. Более того — все будете играть на Востоке и часто встречаться. Следите за карьерами бывших напарников по золотой молодёжке?

— Конечно, следим друг за другом. Тем более, в этом нет никаких проблем, все на виду. Когда пересекаемся на льду, то интересуемся делами друг друга, можем вспомнить былые годы. Но в нашем возрасте естественным образом больше думаешь о семье, о собственной карьере.

— Большая редкость, когда сразу три вратаря с молодёжной сборной заиграли на высоком уровне. У вас есть этому объяснение? Может быть, помогает та самая золотая медаль?

— Мне уж точно медаль никогда не помогала. Я думаю, кому-то точно была дана возможность проявить себя. Тот же Эмиль получил довольно много игрового времени в «Ак Барсе» вскоре после чемпионата мира. Игорь выбрал другой путь, он пробивался через Северную Америку. У меня процесс вообще затянулся. Кто-то быстрее выходит на этот уровень, кто-то дольше, через работу. Главное — ни о чём не жалеть и двигаться дальше.

— У Бобкова и Гарипова уже по Кубку Гагарина. Судьба так и намекает, что теперь ваша очередь.

— Что я следующий? Ха-ха. Если серьёзно, то очень хочется достичь чего-то такого. Но прежде всего, я хочу помогать команде и быть для неё полезным. Знаете, когда я сидел без работы, а ребята выходили на сборы, я поймал себя на мысли, как мне не хватает горького кофе из раздевалки, общения и своей значимости для коллектива. Сейчас я очень рад, что у меня есть возможность помочь команде стать лучше.

Дмитрий Шикин. Фото: Юрий Кузьмин

Досье

Дмитрий Михайлович Шикин

Родился 28 августа 1991 года в Электростали

Карьера: 2007—2009 – «Кристалл» (ВХЛ), 2009—2010 – «Амурские тигры» (МХЛ), 2010 - СКА-1946 (МХЛ), 2011—2013 - ХК ВМФ (ВХЛ), 2013—2014 – СКА, 2014 – «Атлант», 2014—2015 - «Сочи», 2015 – «Дизель» (ВХЛ), 2015 – Буран (ВХЛ), 2016—2020 – «Сочи», 2020—2021 - «Куньлунь Ред Стар», 2021—н. в. – «Автомобилист».

Достижения: победитель молодежного чемпионата мира (2011).

 

 

Дмитрий Ерыкалов Дмитрий Ерыкалов
Sport24
специально для khl.ru

Упоминания

Автомобилист  (Екатеринбург) Автомобилист (Екатеринбург)
Куньлунь Ред Стар (Пекин) Куньлунь Ред Стар (Пекин)
ХК Сочи (Сочи) ХК Сочи (Сочи)
Поделиться
Прямая ссылка на материал
Распечатать