Владимир Мозговой Владимир Мозговой
специально для khl.ru
Сегодня исполнилось 65 лет со дня рождения Юрия Шундрова.

Когда Юрий Шундров после матча снимал маску, на нём лица не было. Были обвисшие усы и запавшие от бесконечной усталости глаза. Через несколько минут в раздевалке он уже улыбался и балагурил — если, конечно, его команда выигрывала. Он странным образом напоминал запорожского казака, хотя никаким боком ни к Запорожью, ни вообще к Украине по месту рождения и происхождению отношения не имел. Киевлянином он стал в 22 года. Через 40 лет киевлянином и умер от остановки сердца.

Судьба для кино. В отечественном хоккее хватает колоритных вратарей, но даже среди коллег — знаменитых и не очень — Юрий Александрович Шундров выделяется не только как легенда «Сокола», за который он отыграл 16 сезонов. А рекорд Александра Пашкова, проведшего в воротах 20 лет, Юрий Александрович повторил в 1999 году, будучи вратарём «Химика». За ним числится и ещё один неслабый рекорд — последний матч на высоком уровне он провёл в без малого 43 года. В более старшем возрасте в качестве действующего вратаря на лёд значительно позже выходил только Доминик Гашек. Да, конечно, нельзя не упомянуть, что дебют сборной Украины в элитном дивизионе чемпионата мира в 1999 году не обошёлся без Юрия Шундрова.

Юрий Шундров ещё будучи действующим вратарём мечтал открыть свою школу. Он говорил, что вратари в отечественном хоккее растут как сорняки, а их нужно выращивать как благородную культуру. Мечта о настоящей «школе Шундрова» по большому счёту так и осталась мечтой, но где бы он ни работал, там как бы сама собой такая школа и возникала — и в ставшим родным Киеве, и в Гомеле, и в Москве, и в Сочи, и в Магнитогорске.

В Магнитке он с середины нулевых начал работать в паре с Виталием Соловьёвым в хоккейной школе, но достаточно быстро начал заниматься и вратарями основной команды. Его вклад есть и в бронзу «Металлурга» в 2006, пусть с Дэйвом Кингом найти общий язык было трудно, и в сенсационное чемпионство-2007 под руководством Фёдора Канарейкина, когда одну из решающих ролей сыграл подопечный Шундрова Трэвис Скотт, и в Кубок европейских чемпионов-2008 в Питере, когда именно Шундров настоял на замене Скотта Андреем Мезиным перед серией бросков в полуфинале со «Слованом» (Валерий Постников не возражал), и две бронзы — в 2008 и 2009.

Но дело даже не в титулах, а в том, что «Магнитка» выпустила в начале столетия нескольких вратарей высокого класса — Антона Худобина, Илью Проскурякова, Александра Печурского, Дмитрия Волошина, Игоря Бобкова. Не все были полностью воспитанниками Шундрова, но все получали от него многое. Он говорил, что недостатки видит со второй тренировки, а с третьей уже знает, как их исправить. Это не было бравадой — семикратный обладатель приза «Лучшему руководителю клуба» Геннадий Величкин назвал Юрия Шундрова профессионалом с большой буквы.

Он, конечно, не был образцовым примером для молодёжи ни тогда, когда играл, ни тогда, когда тренировал. Курил много, мог выпить не только пару рюмок, но ни игр, ни тренировок по этой причине не срывал.

Юра Шундров не собирался сразу вставать в ворота. Скорее, он об этом только мечтал, а его с девятилетнего возраста ставили в нападение: маленький, вёрткий, с хорошим катанием. Но ему очень нравилась вратарская отдельность, и при первом удобном случае он оказался в воротах. На 30 с лишним лет.

В 17 лет в Пензе его признали лучшим хоккеистом сезона. Как-то он сказал, что та награда (кажется, подарили вазу и деревянного петуха) была для него самой дорогой. Его успели оценить и полюбить не только в «Дизелисте». Заметили и на всесоюзном уровне; в середине семидесятых он стал чемпионом Европы среди юниоров, а на следующий год — чемпионом мира среди молодёжи на третьем по счету, ещё неофициальном турнире. В обоих случаях он был дублером Сергея Бабарико, но сам факт призыва в сборные СССР справедливо считался событием.

Конечно, он мог попасть в любой из московских клубов, но Шундров хотел играть, а не протирать штаны на лавке, и переход в «Сокол» оказался оптимальным решением. Так началась его «соколиная» эпопея, в ходе которой он влюбил киевлян в хоккей, а «Соколу» помог дорасти до бронзы чемпионата СССР. Это было в середине восьмидесятых, когда на ледовых аренах безраздельно царил ЦСКА, а за призовые места шла отчаянная битва опять же в основном между столичными грандами. То, что киевляне сделали в 1985, можно было считать выдающимся достижением.

Болельщики «Сокола» поддерживали команду кричалками, в которых Юрий Шундров был выше Третьяка — а порой он и действительно играл сильнее. А походить с детских лет он хотел не на него, а на Виктора Зингера, манера которого была ему ближе. Шундров с его ростом 170 сантиметров и худобой не мог не отличаться своеобразным, ярко выраженным энергозатратным стилем, благодаря которому ему порой не могла забить ларионовская пятёрка. И будь Шундров вратарем «Спартака» или «Динамо», он непременно отправился бы на олимпиаду в Калгари, тем более что форма для него была уже пошита. Но ему было уже за тридцать, подводило зрение, которого он однажды вообще чуть не лишился, и олимпийским чемпионом ему стать не довелось.

За вторую сборную СССР он провёл несколько десятков матчей. За первую — всего два, в том же самом удачном 1985, оба товарищеских, оба со сборной Чехословакии, и один из них Шундров сыграл «на ноль». А с травмами всё драматически курьёзно — три самых тяжёлых он получал на тренировках «Сокола», от своих же партнёров; одну и вовсе сидя на скамейке запасных — шайба сломала переносицу.

В 1986 Шундрова назвали лучшим вратарём Кубка Шпенглера, на котором киевляне уступили только сборной Канады. Серебряный кубок он сдал в первую попавшуюся швейцарскую ювелирку за 200 франков, позже объяснив афронт тем, что первая супруга всё равно бы его выкинула. Кубки он не коллекционировал, сформулировав такое отношение кратко: «Главное — что я след оставил».

Жалел об одном: что играл слишком долго, с перебором. Пошатнувшееся здоровье дало о себе знать уже под первый юбилей, но сидеть из-за этого на месте Юрий Шундров не собирался. И многое успел за двадцать лет после окончания игровой карьеры. В изрядно полысевшем человеке не просто было узнать бравого черноусого казака, но это только со стороны казалось — и юмор, и максимализм, и всегдашняя готовность к работе всегда оставались при нём.

Конечно, в КХЛ он свой след тоже успел оставить. Да, видимо, уставал, несколько раз брал перерывы. Но каждый раз возвращался, потому что остро чувствовал свою нужность.

Перерыв-2018 оказался последним. Было кому уронить слезу по Юрию Александровичу Шундрову и на Украине, и в России.

Он же и не собирался уходить на покой.

Досье

Юрий Александрович Шундров
6.06.1956 — 27.07.2018. Вратарь, тренер, мастер спорта СССР.
Карьера игрока. 1973-78 — «Дизелист», 1978-90, 1994-97 — «Сокол», 1990-91 — «Црвена Звезда», 1991-94, 1997-99 — «Химик», 1999 — «Льдинка», 1999-00 — «Рапид» Бухарест.
За национальную сборную СССР провел две встречи. За сборную Украины на чемпионатах мира — 23 матча, 30 пропущенных шайб.
Достижения. Чемпион Европы среди юниоров (1975), чемпион мира среди молодёжных команд (1976). Лучший вратарь чемпионата мира (1998, дивизион «В»). Лучший вратарь Кубка Шпенглера (1986).
Бронзовый призер чемпионата СССР (1985). Чемпион Украины (1995, 1997).
Карьера тренера. 2002-03 — молодёжная сборная Украины (ассистент), 2003-04 — «Гомель» (ассистент), 2006-08 — сборная Украины (ассистент), 2005-10 (с перерывами) — «Металлург» Магнитогорск, 2010-11 – сборная Украины (тренер вратарей), 2011-13 — ЦСКА (тренер вратарей), 2014-17 — «Сочи» (тренер вратарей).
Достижения. Чемпион Белоруссии (2003), обладатель Кубка Белоруссии (2003, 2004). Обладатель Кубка европейских чемпионов (2008), серебряный призёр Лиги чемпионов (2009), чемпион России (2007), бронзовый призёр (2006, 2008, 2009).  

Владимир Мозговой Владимир Мозговой
специально для khl.ru
Поделиться
Прямая ссылка на материал
Распечатать