Антон Осеев Антон Осеев
специально для khl.ru
Большим количеством заброшенных шайб в матче лидера против аутсайдера и сегодня сложно кого-либо удивить, а уж во времена чемпионата СССР тем более. Однако за сухими цифрами итогового счёта можно разглядеть целую историю, иногда не одну. 

Работая над проектом восстановления истории отечественного хоккея, порой встречаешь протоколы игр, один итоговый счёт которых вызывает непреодолимое желание узнать подробности. Если же начать копать глубже, то выяснится, что помимо потрясающей внутренней драматургии самого матча, вокруг него сплетены в клубок несколько интересных сюжетных линий. Об одном таком матче сегодня и вспомним, 22 октября 1981 года рижские динамовцы уступили на домашнем льду ЦСКА с нечасто встречающимся счётом 7:8.

С турнирной точки зрения встреча рижан с ЦСКА не имела большого значения. Для армейцев это была десятая победа подряд с начала чемпионата, для рижан очередное поражение — восьмое в тех же десяти матчах. Лидер играл с аутсайдером. Вроде бы — ничего необычного. Но давайте вместе вспомним о некоторых предшествующих событиях. Для усиления драматического эффекта.

Руководили соперниками Виктор Тихонов и Владимир Юрзинов. Два друга, два динамовца. Тренерскому ремеслу учились под руководством великого Аркадия Чернышёва. Тихонов на десять лет старше Юрзинова, в 1968 году возглавил рижское «Динамо», вывел его из Второй лиги в Высшую. В 1977 пошёл на повышение, возглавил ЦСКА и сборную СССР. Сборную, в которой уже три года работал ассистентом главного тренера Юрзинов. Владимир Владимирович, завершая карьеру игрока, в 1972 году отправился в Финляндию, где два сезона провёл играющим тренером. После возвращения в СССР сразу получил пост главного тренера одной из ведущих команд страны — московского «Динамо», и одновременно должность ассистента Бориса Кулагина в сборной СССР. К 1977 году — когда Тихонов пришел в сборную — его более молодой ассистент уже был олимпийским чемпионом и прошёл три чемпионата мира. А спустя год карьера Юрзинова дала сбой — его уволили из «Динамо». На целый сезон он остался без работы в клубе, да и из сборной чуть было не вылетел. Вот что вспоминал об этом Тихонов: «Когда Юрзинова отстранили от руководства московского «Динамо», пытались вывести и из сборной. Знаете, каких сил стоило его отстоять? Вызывает меня председатель Спорткомитета СССР Марат Грамов, и говорит: «Ну зачем тебе в сборной Юрзинов? Он же теперь без работы». Рядом с ним был Тарасов. Я говорю: «Нельзя топить человека, иначе не будет тренера». Отстоял его!»

Так что в сборной Юрзинов остался, а в сезоне 1980/1981 возглавил рижское «Динамо» — команду, с которой его старший коллега и друг Тихонов добился успеха.

riga_protokol.jpg

Лидером рижан был Хелмут Балдерис. В сезоне 1976/1977 он стал лучшим бомбардиром (63 очка) и снайпером (40 шайб) чемпионата СССР, был признан лучшим хоккеистом года, а также лучшим нападающим чемпионата мира. И, вместе с Тихоновым, перешёл в ЦСКА. Там его результативность несколько снизилась (что неудивительно, учитывая подбор исполнителей), но всё равно он оставался одним из наиболее грозных форвардов — и в команде, и в сборной. Однако олимпийское серебро 1980 года подвигло Тихонова на изменения в обеих командах. В рамках этих изменений Балдерис вернулся в Ригу, да и место в сборной потерял (через три года вернулся, но только на один турнир).

Тихонов же начал делать ставку на следующее поколение, и как раз в сезоне 1981/1982, с приходом Игоря Ларионова, окончательно сформировалась будущая суперпятёрка советского и мирового хоккея. С самого начала чемпионата она набирала очки почти в каждом матче, хотя и остальные армейцы не сильно уступали в результативности. Во всяком случае, до встречи с рижанами.

В ней пятёрка Ларионова забросила семь шайб из восьми; особенно блистал Сергей Макаров, набравший 3+3. После матча Тихонов сказал: «Тот факт, что судьбу матча решила пятёрка Ларионова (подчёркиваю — пятёрка, потому что действия тройки нападающих успешно дополняют и защитники), не случайность. Против этого звена наши соперники пробовали разные тактические варианты, и ни один из них по-настоящему так и не принёс успеха. Причём это звено, состоящее из молодых ребят, конечно, будет ещё прогрессировать».

riga_gazeta.jpg

Балдерис же отличился лишь одной результативной передачей. Впрочем, его партнёры времени зря не теряли: они ещё к первому перерыву четырежды заставили капитулировать Александра Тыжных. Он тогда рассматривался ни много ни мало как преемник Владислава Третьяка. Сезоном ранее, когда Третьяк выбыл на несколько месяцев, дублёр Тыжных уверенно заменил его. К чемпионату 1981/1982 Владислав Александрович восстановился уже полностью, но Тихонов уже готовил Александра ему на смену, и играли они практически в очередь — до встречи в Риге у Третьяка было пять матчей, у Тыжных — четыре.

После первого перерыва Третьяк заменил своего молодого коллегу, но получилось у него ненамного лучше — в течении десяти минут он трижды вынимал шайбу из ворот. Обратную замену вратаря Тихонов проводить не стал, да и Третьяк собрался: за вторую половину матча больше не пропускал. А вот Тыжных после этого матча из разряда «преемника» перешёл в просто «сменщика»; об игре в очередь речь уже не заходила.

Юрзинов несмотря на очередное — уже восьмое — поражение, остался у руля «Динамо». Не подкосили его следующие три поражения с общим счётом 4:15. После которых динамовцы разгромили «Крылья Советов» (11:4) и с одинаковым счётом 7:5 обыграли «Трактор» и «Сокол». А в 1988 году Юрзинов привёл рижан к высшему в их истории достижению — серебру чемпионата СССР.

Вот такие нерядовые истории можно увидеть в протоколе вполне рядового матча между лидером и аутсайдером.

Антон Осеев Антон Осеев
специально для khl.ru
Поделиться
Прямая ссылка на материал
Распечатать