Дмитрий Ерыкалов Дмитрий Ерыкалов
Sport24
специально для khl.ru

Защитник «Локомотив» Александр Елесин в интервью KHL.ru рассказал о возвращении в Ярославль после двух сезонов в Северной Америке.

Александр Елесин – автор самой быстрой шайбы в истории Континентальной хоккейной лиги. В сезоне 2017/18 в игре против «Салавата Юлаева» юный защитник уже на 5-й секунде пробил Бена Скривенса. Тот гол стал для ярославского защитника дебютным в лиге. Сегодня Елесину 25 лет и он вернулся в «Локомотив» после двух сезонов, проведённых в системе «Калгари».

«Пока играл в Канаде, следил за каждым матчем «Локомотива» с ЦСКА»

— По каким моментам вы соскучились за эти два года, проведённые вне родного города?

— В первую очередь, конечно, по семье и друзьям. По «Арене-2000» и болельщикам ярославским соскучился.

— На днях «Локомотив» вышел из отпуска. Какие первые впечатления от возвращения в Ярославль?

— Всё замечательно. Всех очень рад видеть. В принципе, мало что поменялось. Только тренерский штаб и несколько игроков. А так будто и не уезжал.

— И всё же, за два года порядки и партнёры по команде, которых вы знали раньше, должны были измениться.

— Мне кажется, команда в целом окрепла. Те ребята, которые два года назад были «лимитчиками», теперь на ведущих ролях в «Локомотиве». А так прошло всего несколько дней с выхода из отпуска. Так что вся работа впереди, как и выводы.

— Как прошло ваше знакомство с Андреем Скабелкой? Объяснял ли он вашу роль?

— До выхода команды на сборы мы с ним не общались. Познакомились только сейчас, когда встретились лично. В ближайшее время мне предстоит погрузиться в командную тактику и понять свою роль в ней. Но пока разговор до этого не дошёл, ещё слишком рано.

— Пока «Локомотив» отчаянно бился с ЦСКА в розыгрыше Кубка Гагарина, у вас шёл сезон в АХЛ. Удавалось следить за родной командой?

— Я следил за каждым матчем! Всё-таки это моя родная команда. Переживал за каждого из ребят и «Локомотив» в целом. Часовые пояса мне особо в этом не мешали.

«Джиордано говорил, что ничего не понимал в «Динамо» и вспоминал баллоны»

— Когда вы переходили из «Локомотива» в «Калгари», то уезжали с концами или понимали, что рано или поздно вернётесь в Ярославль?

— Я не загадывал так далеко. Просто ехал туда и хотел проявить себя. На руках был контракт на два года, стремился отработать его по максимуму. Я не давал никому никаких обещаний, в том числе самому себе.

— Представители «Локомотива» держали с вами связь на протяжении этих двух лет?

— Этими вещами занимается мой агент. А так с некоторыми ребятами из команды я, разумеется, общался.

— Вы дебютировали в НХЛ, когда травму получил Марк Джиордано – один из сильнейших защитников лиги, который в сезоне 2007/2008 выступал за московское «Динамо». Встретив вас, он вспоминал те времена?

— Я разговаривал с ним. Он действительно вспоминал те годы. Рассказывал, что ничего тогда не понимал, что происходит вокруг. Запомнил же, прежде всего, баллоны.

— Можно ли сказать, что в «Калгари» вы попали в ситуацию, в которой Джиордано когда-то был в «Динамо»?

— Не совсем так. Всё-таки он прилетел в Россию один, без знания русского языка. Никто ему ничего не переводил. Я всё-таки английский понимаю. Мне попроще пришлось.

— Читал, что комментаторы «Калгари» по ошибке называли вас Ельциным. Приходилось кого-то поправлять?

— Да, я слышал про это. Но поправлять кого-то — это мне моя работа. Понимаю, что для североамериканцев наши фамилии немного сложны для произношения.

Александр Елесин. Фото: Юрий Кузьмин

«Во втором сезоне за «Калгари» коронавирус сыграл злую шутку»

— В первом сезоне вы сыграли за основу «Калгари» четыре матча, во втором – ни одного. Что изменилось на второй год?

— Мне кажется, коронавирус сыграл злую шутку. Появились эти маленькие группы запасных игроков, так называемые «такси». Количество игр в регулярном чемпионате урезали, предсезонку тоже. Была какая-то спешка. Так что так сложились обстоятельства. Наверное, мне нужно было больше работать.

— Правильно ли понимаю, ваше место в основе «Калгари» во втором сезоне занял Никита Нестеров, у которого был односторонний контракт?

— Сейчас об этом бессмысленно говорить. Что было, то было. У меня не было такой позиции, что Никита занял моё место. Так в принципе неправильно рассуждать.

— Русские за рубежом обычно держатся вместе, а тут конкурент-соотечественник.

— Я на этом не зацикливался. В КХЛ русские ребята каждый день конкурируют с русскими за место в составе. Так что ничего необычного.

— В фарм-клубе «Калгари» помимо вас было несколько ребят из России. Как проводили время вместе с Артёмом Загидулиным, Дмитрием Завгородним и Яном Кузнецовым?

— На самом деле, особо никак. Во время пандемии коронавируса в Канаде были предприняты достаточно жёсткие меры. Всё было закрыто, никуда не сходишь. Сидели по домам.

— С ума такой затворнический образ жизни не сводил?

— А что делать? Приходилось выполнять требования. С друзьями и родными тоже особо не поговорить. Когда ты просыпаешься — в России уже все ложатся спать.

— Когда вернулись в Ярославль, то, наверное, вздохнули полной грудью?

— Конечно. В Ярославле сейчас нет особых ограничений. В целом, всё хорошо, не так как в начале пандемии.

— Сезон в АХЛ начинался позже, чем в НХЛ, а ваша команда и вовсе стартовала последней. Это нервировало?

— Мы приехали в Канаду и вместо того, чтобы начать сезон в течение недели-двух, тренировались ещё полтора месяца. Сидели и ждали старта чемпионата. Не самая приятная ситуация, конечно.

«Иногда улетал из +20°C и в −30°C. В Канаде зима, а я в спортивном костюме»

— «Стоктон» только в минувшем сезоне переехал в Канаду, а до этого фарм-клуб «Калгари» базировался в Калифорнии. У вас это вызывало диссонанс?

— Иногда это было как снег на голову! Тебе говорят, что нужно ехать в главную команду, а там, мягко говоря, другая погода: из +20°C и в −30°C. В Канаде зима, а ты в лёгком спортивном костюме. Порой о вызове объявляли за день до поездки, а иногда ставили перед фактом: «ты едешь через час». Быстро собираешь чемодан и спешишь в аэропорт.

— У вас хотя бы были тёплые вещи?

— Нет. Однажды, когда мы были на выезде в Сан-Хосе, меня вызвали в основу «Калгари». Полетел с тем, что было. В таких случаях ребята покупают куртки и пальто уже на месте, по прилёту. Всякое бывает.

— Когда поняли, что это ваш последний сезон в Северной Америке?

— Наверное, в середине второго сезона. К тому моменту я уже понимал, что к чему.

— Не было ли варианта приехать в «Локомотив» аренду, как это сделал Илья Любушкин?

— Я считал должным и нужным подготовиться как можно лучше к сезону. Сезон очень долгий, предсезонок в Северной Америке нет. Думал, что так будет правильнее. Как получилось, так получилось.

— Правильно ли мне показалось, что и в «Калгари», и в «Стоктоне» ваши атакующие навыки использовали недостаточно?

— У каждого человека своё видение. Я играл в тот хоккей, который мне говорили. Для того, чтобы заслужить вызов в основу, ты должен исполнять то, что от тебя требуют.

— Я посмотрел все три ваших гола в АХЛ. Все - мощными щелчками от синей линии. Забить больше не удалось, потому что не везло или партнёры не так часто выводили на бросок?

— И то, и другое. Всё вместе.

«Ни разу не пробовал повторить гол от красной линии – это была случайность»

— Первый гол в КХЛ вы забили вратарю «Салавата Юлаева» Бену Скриверсу аж от красной линии. В дальнейшем пробовали повторить нечто подобное?

— Ни разу. Ни в коем случае! Вы же прекрасно понимаете, что это была случайность. Я просто вбросил шайбу, чтобы мы как можно быстрее оказались в зоне атаки. А бросать с расчётом на гол от красной линии...Это невозможно.

— Но ведь Андрей Кутейкин забивал из-за красной линии по несколько раз за сезон.

— Кутейкин немного по-другому бросает. Да и сила там иная. Я всё-таки тогда забил Скривенсу не с щелчка, а просто набрасывая на ворота.

— Часто вспоминаете тот гол? Вы ведь вошли в историю КХЛ как автор самой быстрой шайбы.

— Приятно, что это произошло. Хорошая память. Но не более того.

— В России вы считались игроком жёстким, который может и в силовую борьбу пойти, и подраться. Как с этим обстояли у вас дела в Северной Америке?

— Там всё-таки площадки везде маленькие, плюс некоторые ребята нацелены именно на силовую борьбу. Так что стыков поболее. А если говорить о драках, то каких-то серьёзных ситуаций за эти два года не было.

— Проясните, почему контракт с «Локомотивом» вы заключили только на один сезон?

— Никак не могу это прокомментировать.

— Сейчас «Локомотив» укрепляется так, что выглядит одним из фаворитов предстоящего сезона. А у вас какие ощущения?

— Я не смотрел на то, как усиливается команда. Несмотря на те или иные приобретения, хотел в любом случае быть в «Локомотиве». У нас собирается отличная команда. Здесь прекрасная организация. Считаю, что предстоящий сезон — это шанс для всего Ярославля.

— А каковы ваши личные амбиции?

— Личные амбиции уходят на второй план. И у меня, и у ребят только одна цель.

— Какая именно, я думаю, уточнять не стоит.

— Совершенно верно.

Досье

Александр Михайлович Елесин

Родился 7 февраля 1996 года в Ярославле

Карьера: 2013—2015 – «Локо» (МХЛ), 2015—2016 – «Рязань» (ВХЛ), 2016—2017 – «Амур», 2017—2019 - «Локомотив», 2019—2021 - «Стоктон» (АХЛ), 2020 – «Калгари» (НХЛ), 2021—н.в. – «Локомотив».

Достижения: Обладатель Кубка Харламова (2016).

Дмитрий Ерыкалов Дмитрий Ерыкалов
Sport24
специально для khl.ru

Упоминания

Локомотив  (Ярославль) Локомотив (Ярославль)
Поделиться
Прямая ссылка на материал
Распечатать