Дмитрий Ерыкалов Дмитрий Ерыкалов
Sport24
специально для khl.ru

Вратарь Иван Федотов в интервью KHL.ru рассказал о дебютном чемпионате мира, переходе из «Трактора» в ЦСКА и конкуренции с иностранными голкиперами.

Для 24-летнего вратаря Ивана Федотова прошлый сезон стал прорывным. Уроженец финского города Лаппеэнранта стал первым номером «Трактора», провёл свой первый плей-офф в КХЛ, а в мае отправился на дебютный чемпионат мира. К тому моменту Федотов уже стал игроком ЦСКА. Мы поговорили с Иваном, который вместе с Адамом Рейдеборном должен составить обновлённую вратарскую бригаду московского клуба.

«Пытался максимально проявить себя в сборной, а не просто съездить туристом»

– Вы как сборник вышли из отпуска чуть позже большинства игроков ЦСКА. Этот дополнительный отдых действительно был вам необходим?
– Это приятный бонус, который, я уверен, в дальнейшем сыграет положительную роль. Я действительно поздно закончил сезон. Лишние пара дней на отдых – это возможность побыть с семьей, восстановиться, лучше подготовиться к сезону.

– Вы родились в Финляндии и рассказывали, что любите там отдыхать. В этом году удалось туда выбраться?
– К сожалению, не удалось. Можно было съездить, были варианты, но я решил, что в нынешней ситуации не стоит. Решил отдохнуть на море, а по возвращении проводил время дома в Санкт-Петербурге.

– Нашли ли в России места, которые по умиротворению напоминают вам Финляндию?
– Финляндия во многом уникальная страна, её мало с чем можно сравнить. Разве что с Карелией. В Челябинске, я знаю, есть красивые места, в частности озёра. Да и вообще в России есть где отдохнуть. Ребята-хоккеисты ездят на Алтай, на Байкал. В будущем тоже хочу там побывать, провести время наедине с собой и друзьями. Без телефонов. Это дорогого стоит.

– В мае у вас было необычное путешествие в Ригу. На чемпионат мира. Сидеть несколько недель в «пузыре» и не играть при этом – мучение?
– Если бы можно было выходить на улицу – было бы попроще. Маршрут «отель – арена – отель» сложно назвать комфортным. Даже еду нам приносили в номер, а в это время за окном солнце, люди гуляют, радуются хорошей погоде. Но ничего страшного – это опыт, который закаляет.

01_20210520_RUS_KUZ_14.jpg

– Когда ехали в Ригу, были довольны самим фактом вызова в сборную России или всё же надеялись переиграть Самонова с Бочаровым?
– Каждый хочет поехать на чемпионат мира, проявить себя в матчах за страну. А там уже по-разному может сложиться. Тут не всё зависит от тебя. Что произошло, то произошло. У меня не было особых ожиданий. Пытался максимально проявить себя, а не просто съездить туристом. В любом случае быть среди лучших игроков страны приятно.

– Этот чемпионат мира вам в итоге что-нибудь дал?
– За две недели карантина понял, как сидеть и ничего не делать (смеётся). Если серьёзно, то хоть и не было болельщиков, а без них чемпионат мира полноценным не назовёшь, но я окунулся в эту атмосферу. Прежде всего, в атмосферу раздевалки. Потом ребята из НХЛ приехали, с ними потренировался. Тоже опыт. Опять же, сезон себе продлил: чем меньше отпуск – тем легче потом набирать форму. Так что всё в совокупности.

«Трактор» – серьёзная организация, но переход в ЦСКА – оптимальный вариант для моей карьеры»

– Первый плей-офф, переход в ЦСКА, чемпионат мира. Это самая безумная весна в вашей жизни?
– По насыщенности, наверное, этому отрезку в моей жизни равных и правда нет. Но уверен, что впереди ещё много приятных моментов. Всё это – промежуточные этапы. Это оценка моей работы, что, конечно, приятно. Но главное не останавливаться. Сейчас я воодушевлён и нахожусь в ожидании, что ждёт впереди.

– С одной стороны переход в ЦСКА – это повышение. С другой стороны – «Трактор» в это межсезонье сделал несколько громких приобретений. Не жаль покидать Челябинск, когда команда становится сильнее и сильнее?
– «Трактор» – серьёзная организация. Там очень грамотно выстроено развитие клуба. Так что я не удивляюсь их приобретениям. Тем интереснее в сезоне будут матчи против «Трактора». Я желаю им успехов, но наши пути на данный момент разошлись. Считаю, что переход в ЦСКА – это оптимальный вариант для моей карьеры. Но только время покажет, как всё сложится на самом деле.

– Иван Савин говорил, что «Трактор» вас обменял, потому что в ваших планах был отъезд в Северную Америку. Это так?
– С моей стороны было бы немного некорректно это обсуждать. У меня был ещё год контракта с «Трактором», так что в это межсезонье я в любом случае не мог никуда уехать. Больше ничего про этот обмен сказать не могу.

– Вы переходили в команду Игоря Никитина, а оказались в команде Сергея Фёдорова.
– Это было несколько неожиданно. Всё-таки случилось почти одновременно с выходом команды из отпуска. Но Сергей Викторович давно работает в клубе, знает, что и как устроено. С ним будут работать самые лучшие специалисты. Думаю, все понимают, как должен играть ЦСКА. Я уверен, что руководство клуба знает, что делает.

– Насколько вообще для вас как вратаря важна фигура главного тренера? Всё-таки считается, что игроки вашей профессии держатся немного отдельно от остальной команды.
– Понятно, что главный тренер старается не лезть во вратарские вопросы. Но климат в коллективе, доверие к вратарю, поддержка – всё это очень важно, и всё исходит от главного тренера. Настрой команды распространяется на всех членов команды, вне зависимости от амплуа.

– Всё указывает на то, что ЦСКА при Фёдорове будет пытаться играть в более атакующий хоккей. Для вратаря, наверное, это не самые хорошие новости.
– Да почему же? Я играл в разных командах с разной тактикой. Для меня это не принципиально. Моя работа – ловить шайбы. Ничего не имею против атакующего доминирующего хоккея. Тактика – это дело тренера, а мы лишь солдаты, которые выполняют установки.

«На номер Третьяка не заглядывался, не хотел ничего менять»

– С номером в новой команде уже определились?
– Да, продолжу играть под привычным для меня № 28.

– Не заглядывались, случайно, на № 20?
– Нет-нет.

– Потому что свой номер дорог или брать номер самого Владислава Третьяка – это слишком нагло для новичка ЦСКА?
– № 20, конечно, особенный номер для ЦСКА и всего нашего хоккея. Но дело не в этом. У меня есть номер, который меня устраивает. Я не хотел ничего менять.

– Илья Сорокин, конечно, не Владислав Третьяк, но играл за «армейцев» совсем недавно. Понимаете, что в ЦСКА всех вратарей будут мерить по Сорокину?
– Отчасти так и есть. Я это прекрасно понимаю. Мне это только добавляет мотивации, но не стоит зацикливаться. Надо получать удовольствие от хоккея и тогда все сравнения оправдаются.

– В детстве вы занимались в школе ЦСКА. Какие чувства испытываете, вернувшись в клуб?
– Сейчас многое по-другому. Всё-таки я свои первые шаги в хоккее делал в старом ЛДС ЦСКА. С этим местом у меня и правда связана определённая ностальгия. Теперь мы тренируемся на другой арене. Тем не менее, ЦСКА для меня особый клуб. Играя в школе, мы с пацанами ходили на команду мастеров и смотрели на всё щенячьими глазами. И вот теперь я здесь. Счастлив, что наши пути, которые до этого шли параллельно, наконец-то снова пересеклись.

– Есть ли в нынешнем составе ЦСКА игроки, с которыми вы успели поиграть ещё в детской команде?
– Я играл по году с Андреем Кузьменко, который за ЦСКА уже не играет, и Андреем Светлаковым. Он практически всю жизнь провёл в клубе. Матёрый авторитет!

08_20210126_BAR_TRA_AKM_9.jpg

– У вас на шлеме изображены разводные мосты, Питер. Тогда как СКА – принципиальный соперник вашей новой команды.
– У меня же не нарисована на шлеме эмблема СКА! Так что не вижу ничего в этом предосудительного. Я просто отдаю дань уважения своему родному городу. Но в любом случае буду по-новому перекрашивать шлем, так как сменил команду. Я всегда пытался совмещать: рядом с Питером изображать символы того города, в котором играю в данный момент.

«Развязать себе щиток и завязывать его 5 минут? Это смешно!»

– Не только вы перешли в ЦСКА этим летом, но и другой вратарь Адам Рейдеборн. По сути, вы оба начинаете с чистого листа. Это проще, чем если бы вам пришлось конкурировать с вратарём, который давно в команде?
– Мне абсолютно без разницы. Я за карьеру бывал в разных ситуациях. Сторонние факторы меня не волнуют, я просто прихожу и делаю свою работу. Раз так получилось, что мы с Адамом оба новички, значит вместе будем входить в сезон с чистого листа.

– Раньше вы играли с Юхой Метсолой и Романом Виллом, теперь будете конкурировать с Рейдеборном. Вам с иностранцами просто найти контакт? Служит ли конкуренция с легионерами дополнительной мотивацией?
– Мне главное доказать себе, а не кому-то. Да, так получается, что играю с легионерами, но мне всё равно, русский со мной парень в паре или швед. А что касается общения, то проблем никаких. Иностранцы в большинстве своём - ребята позитивные.

– На ваш взгляд, национальные вратарские стили или какие-то особенности существуют?
– Нет. Все вратари сугубо индивидуальны. Как бы ты ни пытался, ты не сможешь быть на кого-то похожим. Полевым игрокам, на мой взгляд, в этом плане полегче. У нас много зависит от антропометрических данных, моторики. Школа, конечно, даёт определённые навыки, но не уравнивает всех.

– У вас есть финские корни, в «Тракторе» тренер вратарей – финн. Что в хоккейном плане взяли от этой страны?
– Финские тренеры вратарей – очень хорошие специалисты. Обученные. Старался всегда брать от них самое лучше, черпать знания. Не вижу в этом ничего такого. Уверен, мне будет чему поучиться у Сергея Наумова. Он уже и выигрывал в качестве тренера, и работал со многими классными голкиперами.

– Финские вратари часто играют в рациональный хоккей, без суеты и лишних движений. Вы в этом плане с ними похожи?
– Я не согласен, что этот стиль присущ всем финским вратарям. Повторюсь, есть база, но все индивидуальны. Конечно, у меня есть уже определённые навыки и школа, однако я продолжаю учиться. Иногда нужно доставать из себя что-то неординарное. Не всегда умения играть в стандартных ситуациях достаточно.

– Вы производите впечатление спокойного и уравновешенного человека, но когда в серии с «Салаватом Юлаевым» в ваши ворота назначили буллит за сдвиг ворот, кажется, вы пришли в ярость.
– Знаете, здесь уместно выражение «когда кажется – креститься надо» (смеётся). Ни в какой ярости я не был. Я всего лишь усмехался над этой ситуацией. Объективно там даже близко удаления не было. Все ошибаются, в том числе и судьи. Что случилось, то случилось. Главное, что перед собой я честен. Я удивился, что такое в принципе бывает. Так что это тоже своего рода опыт.

– А вообще у вас есть в арсенале какие-то вратарские хитрости?
– Да нет, ну какие хитрости? Если говорить про момент в матче с «Салаватом», то все видели, что никакого акцентированного движения я не делал. Обычный игровой момент, в котором трудно что-то контролировать. А так...какие могут быть уловки?

– Ну, например, задержка времени.

– Сейчас придумали трапецию за воротами. Задержка времени – две минуты. Никто не хочет подставлять команду. Развязать себе щиток и завязывать его 5 минут? Это смешно. У меня бывало, что лопнул шнурок и я продолжал играть. Прятал его прямо по ходу матча. А так, среди судей много понимающих людей, которых, если попросить 10-15 секунд на то, чтобы привести амуницию в норму, откликнутся. Никакой хитрости не нужно.

ДОСЬЕ

Иван Дмитриевич Федотов

Родился 28 ноября 1996 года в Лаппеэнранта (Финляндия).

Карьера: 2013-2016 – «Реактор» (МХЛ), 2014-2016 – «Нефтехимик», 2016-2019 – «Торос» (ВХЛ), 2017-2019 – «Салават Юлаев», 2019 – н.в. – «Челмет» (ВХЛ), 2019 – 2021 – «Трактор», 2021 – н.в. – ЦСКА.

Дмитрий Ерыкалов Дмитрий Ерыкалов
Sport24
специально для khl.ru

Упоминания

ЦСКА (Москва) ЦСКА (Москва)
Поделиться
Прямая ссылка на материал
Распечатать