Дмитрий Ерыкалов Дмитрий Ерыкалов
Sport24
специально для khl.ru
Главный тренер «Сибири» Андрей Мартемьянов в интервью KHL.ru рассказал о подготовке к сезону, годе без хоккея и умении построить коллектив.

После победы на Мемориала Ромазана новосибирцы выступили на Кубке губернатора Челябинской области, где сумели обыграть «Локомотив». После непопадания в плей-офф в прошлом сезоне они намерены вернуться в восьмёрку, и вывести их должен Андрей Мартемьянов — тренер, который выводил в плей-офф «Амур» и «Автомобилист».

«Шашков получил травму, борясь за команду, партнёры его очень уважают»

— «Сибирь» выиграла мемориал Ромазана, но турнир в Челябинске начала с двух поражений. Стоит ли беспокоиться болельщикам?
— Я не думаю, что болельщикам стоит беспокоиться. Содержание игры — это плюс, который мы увидели. Команда сражается, неважно какой счёт. Соперники у нас серьёзные, возможно где-то более мастеровитые.

— Что сейчас важнее: получить уверенность перед чемпионатом, или пищу для размышлений? Не слишком ли мощных соперников вы выбрали для финальной стадии предсезонки?
— Я за то, чтобы играть с сильными соперниками. Многие вещи проверяются, сразу видны недостатки.

— Что вам, как тренеру, дал Кубок губернатора?
— Конечно, я увидел недостатки. Но говорить о них не буду, уж извините. Впереди нас ждёт шлифовочный микроцикл в Новосибирске, будет время немного подкорректировать.

— Никита Шашков выбыл на месяц. Вам есть кем его заменить?
— Конечно. С нами в Челябинск приехали 16 нападающих. У нас есть в резерве Сергей Дубакин, Никита Сетдиков, другие ребята. Возможно, полноценную замену и трудно найти, всё-таки у Никиты свои мощные козыри. Шашков получил травму, борясь за команду. Весь третий период команда сражалась за него, партнёры его очень уважают.

— Согласны, что Шашков — это во многом олицетворение нынешней Сибири?
— Пожалуй, отчасти можно так сказать.

— Вы раньше видели, чтобы 22-летний игрок пользовался таким авторитетом в команде?
— В моей хоккейной карьере такое было. Дмитрий Попов, начальник команды в «Автомобилисте», был самым молодым капитаном в чемпионате СССР. И моё уважение к нему по-прежнему не падает ни на грамм. Он честнейший человек, трудяга. Никита такого же плана. Люди, которые бьются не за финансовые блага, а за команду, всегда вызывают уважение.

01_20191018_AVT_AVG_BAS_8.jpg

«Моя задача сделать так, чтобы ребята шли в раздевалку с удовольствием, а не как на каторгу»

— Считается, что ваш главный козырь — умение создавать сплочённые коллективы. Назовите слагаемые.
— У меня это идёт от сердца. Если честно, во мне хоккеист ещё не умер. Я переживаю за парней. Понимаю, насколько это тяжёлая профессия. Мы с помощниками задали направление и дали понять, что двери в тренерскую всегда открыты. Но атмосферу в команде должны создавать сами хоккеисты. Я им доверяю, а как получится — увидим в конце сезона. Моя задача сделать так, чтобы ребята шли в раздевалку с удовольствием, а не как на каторгу. Ведь там их друзья-коллеги, с которыми они этот чёрствый хлеб вместе грызут. Я сам переживал такие времена, когда ноги не идут в команду. Ощущение просто безобразное.

— Когда ноги не идут в раздевалку, за это несёт ответственность тренер?
— И тренер, и те, с кем ты играешь. Меня воспитывала советская система, где на первом плане был коллективизм. Три месяца летом играли на улице футбол, где подлость не прощалась. Знали, что если упадёшь — тебя поднимут, помогут. Подлецам не место в коллективе. Даже эгоисты перестраивались. Придя в «Сибирь», я сразу сказал: привилегий не будет никаких. Неважно где ты родился, сколько тебе лет, где живёшь. Надел майку — соответствуй.

— Вы говорите, что в коллективе нет места подлецам. А в профессиональном спорте?
— К сожалению, есть. Встречаются ребята со своеобразным характером.

— Вы готовы закрывать глаза на поведение игрока, если он даёт результат?
— Меня это раздражает и отвлекает от работы. Любой командный вид спорта — это коллектив, а не отдельные индивидуумы. Мы должны думать о нашей любимой игре, а не о сторонних раздражителях. У каждого тренера свой стиль работы. Кто-то любит выводить на эмоции, сталкивать игроков лбами. И такой подход тоже даёт результат.

— Придя в «Сибирь», вы встретили таких игроков со своеобразным характером?
— Нет. По крайней мере, я не увидел. Здесь ещё до меня самими парнями была создана правильная атмосфера.

— Не брать в команду подлецов — это один из принципов комплектования «Сибири» в это межсезонье?
— Отчасти, да. При подборе игроков мы это обсуждали. Я получил от руководства исчерпывающую информацию, которую добывали из совершенно разных источников. Созванивались даже с людьми из-за океана, наводили справки. Старались узнать, каков игрок не только в хоккейном, но и в человеческом плане. Ребята знают, что будет тяжело, впереди нас ждут трудности. Надо быть стойкими и держаться вместе.

— В «Сибири» отстроить струны коллектива проще или сложнее, чем в «Амуре»?
— В Хабаровске у нас похожая ситуация. Команда играет на Дальнем Востоке, рядом океан. Ехать дальше уже некуда. Там компания была очень разношёрстная, но парни справились с ситуацией. Прошли серию поражений, руководство проявило терпение. Хотя я уже, если честно, собирал чемоданы. Как говорил Александр Сергеевич Асташев: работа тренера такова, что две игры выиграл — две рубашки из чемодана достал, две проиграл — сложил обратно.

— А в «Автомобилисте»?
— Там, конечно, другая ситуация. В Екатеринбурге была россыпь звёзд. Каждый со своим характером, амбициями, задачами. До многих было сложно достучаться, не скрою. Первый сезон, считаю, сложился неплохо. Мы установили рекорд по количеству побед, «Автомобилист» впервые финишировал первым на Востоке. Увы, в плей-офф некоторые нюансы вмешались в нашу жизнь. А на следующий год было ещё сложнее. Я с себя вину не снимаю. Если где-то плохо сработал — всегда хватит духа признать это, смотря в глаза. Но в «Автомобилисте» были посторонние факторы. Врать не буду, был период, когда ноги на работу не шли.

03_20191113_AVT_SCH_BAS_18.jpg

«Год без хоккея пошел на пользу. Отвлёкся, пожив гражданской жизнью»

— Год без хоккея вам был необходим?
— Были предложения посреди сезона. Причём не одно. Я отказался, потому что не знал команду, не я её готовил. А этот год и правда пошёл на пользу. Однозначно. Я начал глядеть на многие вещи немного иначе, спокойно смотрел игры. Видел почти все домашние матчи «Сочи». На год старше стал. Надеюсь, мудрее. Отвлёкся, пожив гражданской жизнью. Голова стала свежее. Правда, хватило меня месяца на четыре. Потом опять потянуло в хоккей.

— Каким вам показался хоккей с точки зрения зрителя?
— Хоккей становится более прагматичным. Стало меньше наигранных комбинаций. То, что проходило на большой площадке, на маленьких уже не работает. Приходится идти другим путём. Но хуже хоккей не стал и зрелищности не потерял. Как болельщику мне это нравится. Я убеждён, что хоккей — самая зрелищная игра, которая только есть на свете. Голы, столкновения, скорость, азарт, борьба! Я с большим наслаждением посмотрел серию «Ак Барс» — «Авангард». Там было и мастерство, и самопожертвование, и всё что угодно. Считаю, это лучшая серия за всю историю существования КХЛ. Я её смотрел от начала и до конца, а потом ещё пересматривал. Прекрасный был хоккей.

— Если хоккей движется в сторону прагматизма, «Сибирь» при вас будет двигаться по течению или против него?
— Против течения сложно двигаться. В завершающей стадии атак я ребятам даю право на ошибку. Можно импровизировать, договариваться между собой. Тем и хорош Паша Дацюк, что он за весь матч отдаст одну или две передачи, но такие, что все потом будут вспоминать.

— Чужая синяя линия — поле для импровизации?
— Скорее это минное поле. При выходе из своей зоны, в средней или при входе в чужую сразу получаешь контратаку в случае ошибки. Но где начинаются закругления кругов вбрасывания — пожалуйста. Вылезайте из углов, играйте на скрестном движении.

— Работа с таким мастером как Павел Дацюк может разбаловать тренера?
— Не думаю. Меня — точно нет. Честно говоря, удовольствия от работы я больше получаю в Новосибирске. Парни слушают, стараются. Не всё получается, но мы всем тренерским штабом думаем вместе с ребятами, как это преодолеть.

— Понятно, что Дацюка в «Сибири» нет. Но кого вы можете назвать мастером с большой буквы?
— Не буду никого называть. На самом деле, у меня всегда, ещё со времён карьеры игрока, были прекрасные взаимоотношения с вратарями. Мы часто жили вместе на сборах, в гостиницах. Лучший друг защитника — это вратарь. И наоборот. Сначала ты подстраховал, потом он подчистил. Так что я выделил бы нашу вратарскую линию. В матче с «Трактором» шайба попала в голову Антону Красоткину. Я со скамейки слышал звон! Решил поберечь парня. Сам, будучи отцом, очень переживал за него. Вскипел. И молодец Харри Сятери, который сыграл с листа. Его ведь сразу окатили душем из бросков. Не подвёл.

— Ярослав Аскаров говорил, что Игорь Ларионов его друг. В вашем понимании, игрок может дружить с тренером?
— Тёплые хорошие человеческие отношения? Да. У меня со многими парнями, с которыми работал в предыдущих клубах, хороший контакт. Со многими созваниваемся, могут пригласить на ужин. Это нормально. Но есть грань, которую переходить не надо. Панибратство неуместно. Если игрок что-то не выполняет — я среагирую сразу, как бы мы ни общались. Нужно быть честным по отношению ко всей команде. Если начнешь лукавить, это сразу заметят.

— Вы говорили, что двери в тренерскую для всех открыты. Кто-то туда уже стучался?
— Да. Приходили и с просьбами, и с обсуждениями. Кто-то отпрашивался — не проблема, пожалуйста. Изначально я всем ребятам доверяю. Но главное — не подводите. Я человеку даю полтора шанса.

— Илья Хохлов сам попросился, чтобы его отпустили?
— Нет-нет. Так решили мы с руководством. Сложно держать в ротации игрока в зрелом хоккейном возрасте. Ему играть надо, входить в топ-6. Лучше парень пусть дальше прогрессирует, если у нас ему места не нашлось. Тут ведь и семья может страдать, когда муж, здоровый пацан, сидит на трибуне. Я не хочу этого.

— Многие тренеры наверняка не поймут вас. Для них игроки — это солдаты, во многом даже расходный материал.
— Есть такое. Я другой.

04_20200310_AVT_SIB_BAS_22 2.jpg

«Парни, которых я позвал в «Сибирь», без ног на локтях поползут, они бойцы»

— Со стороны выглядит так, что Мартемьянов пришёл со своими людьми, чтобы укрепить порядки. Правильно ли понимаю, что Денис Бодров, Вячеслав Литовченко и Денис Голубев — это те игроки, на которых вы будете опираться?
— Да, но не только они. Олег Ли, Женя Чесалин, Егор Миловзоров — это тоже игроки, которых я ранее уже держал в руках. Да, с Егором в Екатеринбурге где-то не получилось, но по тем же причинам, по которым мы отпустили Хохлова. Он вернулся в «Сибирь» и заблистал. Это команда, в которой ему комфортно. А что касается ребят, о которых вы говорите, то я знаю, как они ведут себя в разных ситуациях. Я точно могу на них опереться. Почему бы нет?

— Но разве нет риска, что хоккеисты, которые вам хорошо известны и когда-то были хороши, по прошествии лет уже не будут показывать прежнюю игру? Многие тренеры на этом обжигались.
— Такой риск и правда есть. Но пока опасения не оправдываются. Я знаю, что эти парни и без ног на локтях поползут. Они бойцы.

— В матче с «Трактором» Денис Голубев жёстко встретил Алексея Потапова, подрался с Марселем Шолоховым. Вы от него подобного и в чемпионате ждёте?
— Да. Это его стиль игры. И ведь он не бьёт никого исподтишка. Даже если взять эпизод с Потаповым — чистый приём! Денис настоящий заводила в раздевалке, он горит на поле, выжигает пятак, отдаёт душу команде.

— В «Автомобилисте» вы отказались от Егора Миловзорова. Нет ли предпосылок к повторению истории уже на новом месте?
— Я не вижу таких предпосылок. В «Автомобилисте» тогда была просто сумасшедшая конкуренция в атаке. Сами знаете, кто там играл, кого брали на первые роли. Парни, которые были лидерами в предыдущем сезоне — Миловзоров, Кучерявенко, Крикунов — немного растворились на фоне новичков. Это жизнь профессионального спортсмена. У меня тоже такое было в карьере.

— Не было ли у вас напряжённости при первой встрече с Миловзоровым?
— Егор очень воспитанный и порядочный мужчина. Когда он уезжал из Екатеринбурга, то сам мне позвонил, сказал хорошие слова. Потом в Новосибирске после игры встретились, поговорили. Никаких недомолвок не осталось.

— В «Автомобилисте» вас в плей-офф подводили североамериканские легионеры. Приглашая Тревора Мёрфи и Ника Шора в «Сибирь», вы этот опыт не проецировали?
— Конечно, всё проецируешь. Но я не делаю из них безоговорочных лидеров, от которых будет зависеть жизнь команды. Плохо, когда команда зависит от одного-двух игроков. Я хочу стереть грань между иностранцами и россиянами.

— У вас полно игроков, которые в теории могут сыграть в центре, но нет ли недостатка габаритных центральных с уверенной игрой на вбрасываниях?
— Есть такое. Это проблема всего нашего хоккея. Почему некоторые команды в КХЛ держат по три-четыре центра-иностранцев? Мы исходим из того, какими возможностями располагаем. Будем работать с теми, кто есть.

— На пресс-конференции «Сибири» вы говорили о том, что в стране дефицит центров, но при этом вы не хотите использовать на этой позиции талантливого центра Дмитрия Овчинникова. Нет ли в этом противоречия?
— Это огромный риск. На этой позиции нужно много играть в обороне и быть физически сильным. Против тебя выходят 100 килограмм тренированных мышц. Парня могут просто задавить. Если клуб не ставит никаких задач, то ещё можно попробовать. Игрок будет расти, безусловно. А если есть задачи, то у команды просто будет выпадать одна позиция. Мы себе это позволить не можем.

04_20191001_AVT_LKO_BAS_14.jpg

«Звали Шафранова в «Сибирь», но он выбрал другое направление»

— Предстоящий чемпионат будет специфичным из-за олимпийской паузы?
— Специфика в том, что за 70 дней мы сыграем половину чемпионата. В связи с этим мы кое-что пересмотрели в физической подготовке. А в феврале нас ждёт, по сути, вторая предсезонка. Хоккеисты и отдохнут, и мини-сборы проведут с контрольными матчами.

— Как вы относитесь к изменениям правил в КХЛ?
— Отлично, что решили убрать захваты. А если у тебя плохая коньковая подготовка — бери тренера по катанию и работай. Раньше габаритным парням было проще пользоваться своими преимуществами.

— Когда вы формировали команду, держали в голове изменения в правилах? В составе «Сибири» много маленьких юрких игроков.
— Тогда мы не знали об этих изменениях. Но анализируя сейчас, понимаем, что для «Сибири» в этом есть плюсы. На тренировках, когда идут контактные упражнения «один на один» и «два в два», даём иногда защитникам в руку шайбу, чтобы играли в отборе по правилам и вторую руку не использовали. Это работает! Привычки тяжело вытравливаются, но их нужно вытравливать.

— Кирилл Фастовский обычно работает с молодыми тренерами. Через него прошли Дмитрий Квартальнов, Андрей Скабелка, Николай Заварухин, Павел Зубов. Вас, как опытного специалиста, он не пытался по привычке учить и наставлять?
— Я бы не назвал себя опытным. В КХЛ я провёл всего четыре сезона. А если говорить об отношениях с Кириллом Валерьевичем, то на первой же встрече мы расставили все точки над i. Он свою точку зрения высказал, я свою. Пришли к общему знаменателю. Никого он не наставляет, а скорее наблюдает как руководитель. Это нормальное явление. Никакого давления я не испытываю. Вообще!

— Не все менеджеры в КХЛ летают с командой на каждый выезд. Постоянное присутствие руководителя не мешает вам как тренеру?
— Ни в коем случае. Это только плюс. Кирилл Валерьевич всегда с командой, может поговорить с игроками после матча. Он с теплотой относится к ребятам.

— У вас есть азарт обучить начинающего тренера в лице Виталия Атюшова?
— Почему нет? Виталий Георгиевич — молодой пытливый специалист. Я думаю, из него вырастет тренер.

— Атюшов уже убил в себе игрока? Или вы от него этого не требуете?
— Жизнь показывает, что игрок в тренера окончательно превращается спустя три года работы. Владимир Владимирович Юрзинов как-то задал на семинаре этот вопрос, все выдавали разные версии, и только я сказал: три года. Попал, как оказалось, в цель. Я буду рад, если мои помощники пойдут наверх. Посмотрите, Константин Шафранов теперь в сборной работает. Не будут говорить, что это моя заслуга, но я ему дал простор для творчества. Он работу честно выполнил, и пошли предложения. Приглашали мы его и в «Сибирь», но он выбрал другое направление.

— Новосибирск известен как хоккейный город. Успели это прочувствовать на себе?
— Конечно! Я ещё игроком часто приезжал в Новосибирск. Знаю, что это хоккейный город. Для меня это не новость. Атмосфера на трибунах сумасшедшая. Я парням сразу сказал, что мы можем проиграть, но бездушие и безразличие нам точно не простят!

Досье

Андрей Алексеевич Мартемьянов
Родился 30 марта 1963 года в Свердловске
Карьера хоккеиста: «Автомобилист» — 1981-83, 1985-91, 1995/1996, ЦСКА — 1984, «Олимпия» Любляна — 1992, «Металлург» Магнитогорск — 1993, 1996/1997, «Кёльнер Хайе» — 1993/1994, «Ратинген» 1994/1995, ЦСК ВВС — 1997-99.
Карьера тренера: «Сокол» — 2013-15, «Южный Урал» — 2015, «Амур» — 2016-18, «Автомобилист» — 2018-20, «Сибирь» — с 2021
Достижения: чемпион мира среди молодёжных команд (1983), чемпион мира среди юниоров (1981), чемпион СССР (1984).

Дмитрий Ерыкалов Дмитрий Ерыкалов
Sport24
специально для khl.ru

Упоминания

Сибирь  (Новосибирская область) Сибирь (Новосибирская область)
Поделиться
Прямая ссылка на материал
Распечатать