Джиллиан Кеммерер Джиллиан Кеммерер
специально для khl.ru

Наставник «Металлурга» рассказал KHL.ru о том, как начал тренировать, о Сергее Мозякине, Даниле Юрове и многом другом.

Илья Воробьёв вернулся в «Металлург» в начале сезона 2019/2020. В прошедшем чемпионате магнитогорцы дошли до второго раунда Кубка Гагарина, где уступил будущему чемпиону.

— Илья Петрович, вы росли сыном тренера. Вы понимали, что пойдете по стопам отца, и какое влияние он оказал на вас?

— Возможно понимал. Когда я начал осознавать, что игровая карьера скоро завершится, то начал смотреть на игру под другим углом. Стал внимательнее смотреть на наши тренировки, как они проходят, какие упражнения даются. Что касается моего отца, то я до сих пор использую некоторые его упражнения. Есть много вещей, которые я помню из детства, когда еще будучи пацаном сидел с ним за одним столом и слушал его рассказы о хоккее. До сих пор что-то из этого я могу привести в пример сегодняшним игрокам. Во многих вещах он был прав.

— Вы играли в хоккей в Германии, что дал вам этот опыт?

— Мои дети родились в Германии, да и мы переехали туда, когда мне было 18 лет. Вероятно, я могу сказать, что это мой второй дом, ведь там мы проводим часть времени. Там другая культура и ментальность, что мне было интересно, да и другой стиль игры в хоккей. В то время у нас в команде было много парней из Канады и США. В обычной жизни мы общались на немецком, в раздевалке на английском, а дома – на русском. Многие тренеры были из Северной Америки и тогда я многому научился. На протяжении некоторого времени это была очень открытая Лига, а после закрытия IHL к нам приехало много игроков, включая топовых хоккеистов! Это был весёлый год, столько драк! У нас подобрался интересный коллектив, характерный, а наша команда до сих пор владеет рекордом по количеству штрафных минут за сезон.

— Как вы используете этот опыт в работе с «Металлургом», тем более что в команде в последние годы стабильно интернациональный тренерский штаб и полный комплект иностранцев?

— У меня были хорошие учителя, начиная с моего отца. Я работал с Полом Морисом, Томом Баррассо, Майком Кинэном, Майком Пелино. Ты всегда берешь понемногу лучших идей, которые можешь использовать в своей работе. Базовые вещи остаются неизменными, а в остальном хоккей меняется.

— Есть стереотип о том, как игроки взаимодействуют с тренером. Мол, иностранцы могут ответить, а российские игроки общаются более почтительно. Это изменилось за последние годы?

— Думаю, что изменилось. Сейчас и русские парни могут мгновенно ответить. Но это процесс. Каким-то игрокам можно сказать: «Заткнись и делай свою работу». Других ты должен выслушать и сказать: «Ладно, давай попробуем сделать иначе». Это процесс, в котором психология имеет большое значение.

— Расскажите о прошлом сезоне. Нельзя сказать, что вам там везло.

— У нас был неплохой старт, а затем, практически последними в Лиге, мы заболели COVID-19 и в какую-то часть сезона у нас было вне состава 16 игроков. Пришлось играть со скамейкой, собранной из ребят молодёжной команды. Лишь после того, как переболела вся основная команда, за исключением двух-трёх парней, мы постепенно стали возвращаться к оптимальному составу. У нас был игрок, который месяц не катался. В лучшем случае я мог использовать его в играх плей-офф. Повторюсь, мы заболели последними в Лиге, а некоторые команды перенесли пандемию ещё во время тренировочных лагерей, в августе.

— Считаете ли вы, что прошлый сезон подтолкнёт тренеров давать молодым больше шансов?

— Частично, наверное, да. В России руководители клубов хотят побед. Для тренера это сложный шпагат – развитие игроков и результат. Это тоже важная часть. По моему мнению, если молодой хоккеист готов к КХЛ, то он должен играть.

— Расскажите о прогрессе Данилы Юрова. Мне нравится за ним наблюдать, он читает игру на шаг вперёд.

— Да, вы абсолютно правы. У него хороший хоккейный интеллект, он понимает игру уже не как юниор. Я действительно верю в него. Я следил за ним целый год, он даже в МХЛ играл, как взрослый хоккеист. У него отличное катание, на которое он не тратит много сил. Он может использовать эту энергию для бросков или других игровых вещей, благодаря этому он достаточно вынослив. Сегодня он играет с Брендэном Лайпсиком и Джошем Карри, и выглядит очень солидно. Единственная проблема с его возрастом – мне нужно правильно распределить его игровое время, когда ему выходить, а когда нет, потому что он всё-таки играет с мужиками.

Данила Юров. Фото: Максим Шмаков

— В «Металлурге» вывели из обращения номер Сергея Мозякина. Каким игроком вы его запомните?

— Он был идеальным игроком. Все знали, что он будет бросать в верхний угол, но всё равно не могли остановить этот бросок – сначала шайба идет низом, а потом непонятно как идет вверх. Никто не понимал, как он это делает. Есть множество причин, по которым он опередил время. У нас была как-то игра со «Спартаком» в Москве. Мы провели очень плохой первый период, просто ужасный. Как только мы зашли в раздевалку, я сказал молодому игроку, который отвечал за музыку: «Мы в Москве, включи музыку погромче и продолжайте вечеринку!» Я вышел из раздевалки и сильно хлопнул дверью. У нас за период было три броска. Единственным, кто понял смысл, был Мозякин. Он забросил три шайбы, и мы выиграли матч. Сергей относится к тому типу хоккеистов, которые меняют игру.

— Заслуживает ли он место в Зале хоккейной славы?

— Да. Тем более, если вспомнить, что по количеству голов он опередил Бориса Михайлова.

— Против кого из тренеров вам тяжелее всего играть?

— Я не скажу этого!

— А если говорить только о прошлом сезоне?

— Что ж, в прошлом сезоне мы выиграли у топовых соперников 66 % матчей. С «Ак Барсом» всегда битвы, тяжелые игры были с ЦСКА и «Авангардом».

— Какой важный жизненный урок дал вам хоккей?

— Чтобы быть хорошим тренером, тебе нужно учиться каждый день. Необходимо саморазвиваться, учиться у ребят, анализировать, искать новые подходы, решения, делать выводы из ошибок, которые были, выжимать максимум из себя и игроков.

Илья Воробьёв. Фото: Максим Шмаков

Досье

Илья Петрович Воробьёв
Родился 16 марта 1975 года в Риге.
Карьера игрока: «Динамо» Москва — 1992–1993, «Франкфурт» (Германия) — 1993–1999, 2007–2010, «Крефельд» (Германия) — 1999–2001, «Маннгейм» (Германия) — 2001–2003, «Лада» — 2003–2006, «Металлург» Магнитогорск — 2006–2007, «Химик» — 2007
Карьера тренера: «Металлург» Магнитогорск — 2015–2018, СКА — 2018–2019, «Металлург» Магнитогорск — 2019–н.в.
Достижения игрока: серебряный призёр чемпионата Европы среди юниоров (1993), серебряный призёр молодежного чемпионата мира (1995), обладатель Кубка Шпенглера (2005).
Достижения тренера: обладатель Кубка Гагарина (2014, 2016), чемпион России (2014, 2016), олимпийский чемпион (2018), серебряный призёр чемпионата мира (2015), бронзовый призёр чемпионата мира (2016, 2017, 2019).

Джиллиан Кеммерер Джиллиан Кеммерер
специально для khl.ru

Упоминания

Металлург (Магнитогорск) Металлург (Магнитогорск)
Поделиться
Прямая ссылка на материал
Распечатать