Дарья Тубольцева Дарья Тубольцева
Sport24
специально для khl.ru

К 22 годам Нина Пирогова — один из самых опытных российских защитников. Она уже провела семь сезонов в ЖХЛ, дважды становилась чемпионкой лиги в составе «Торнадо», выигрывала бронзу на чемпионате мира 2016 и ездила на Олимпиаду-2018. В текущем сезоне Пирогова вновь на высоте: набирает очки почти в каждом матче, идет со своей командой в зоне плей-офф и готовится поехать на свою вторые Олимпийские игры в карьере.

«В декрет пока не планирую уходить»

— Как оцените старт сезона для «Торнадо»?
— Первые матчи провели не очень хорошо. Был мандраж, волнение, плюс еще у нас очень молодая команда. Перед девчонками была большая ответственность. От этого первые игры прошли скомкано. Но потом уже вошли в сезон, сняли с себя груз ответственности и начали играть намного лучше.

— Недавние матчи с «Бирюсой» (разговор состоялся в субботу, 23 октября - прим. ред.) прошли в упорной борьбе. Чего не хватило в первой игре?
— В первом матче все складывалось отлично: мы вели в счете 2:0. Но в третьем периоде не реализовали большинство, получилось, что удалили сразу четверых игроков нашей команды, соперник забил, поймал кураж, и довел дело до буллитов. Там уже лотерея. На вторую игру лучше настроились, тренерский штаб сказал молчать и не оспаривать решения арбитров. В итоге выполнили тренерскую установку и сумели победить.

— Вы почти идёте по графику очко за игру. Довольны или это мало для вас?
— Свой сезон пока оценивать сложно, он только начался. Мое дело — работать. Когда тебе партнеры выдают такие передачи — грех не забивать. Для меня в первую очередь важно защищать ворота, начинать атаку. Приходят очки — хорошо, нет — ничего страшного.

— «Торнадо» — одна из самых молодых команд в лиге. Вы в 22 года ощущаете себя ветераном и опытным игроком?
— Есть такое. Если в прошлом году у нас играла Галина Скиба (37 лет - прим. ред.), и у нас в составе был ветеран, то сейчас самому взрослому игроку 27 лет (Евгении Дюпиной - прим. ред.). Поэтому я одна из старших девчонок в команде, немножко ощущаю ответственность.

— Это придает нервозности?
— Конечно. Понятно, что от нас, опытных хоккеисток, ждут большего. Нам дают больше игрового времени, мы выходим в большинстве, меньшинстве. Ответственность есть, но нам надо оправдывать ожидания тренеров.

— Есть объяснения, почему в ЖХЛ вообще много молодых, средний возраст самой возрастной команды «КРС Ванке Рэйз» — 24,55?
— В прошлом году в китайской команде были взрослые девушки из Америки и Финляндии, которым было под 30 лет. Сейчас состав стал моложе. Но у нас в принципе молодой вид спорта. Женскому хоккею в России в прошлом году было 25 лет. В нашей стране всё только начинает развиваться, поэтому и возраст такой.

— В КХЛ Данис Зарипов играет до 40 лет, да и вообще в лиге много игроков за 30. Почему в женском хоккее не так?
— Много факторов: травмы, кто-то хочет с семьей побыть или её создать. Некоторые возвращаются после декрета, кто-то не может или не хочет.

— До какого возраста видите себя в хоккее?
— Сложно сказать. Никто не застрахован от травм, от разных событий в жизни. Насколько здоровье позволяет — столько и буду играть. Я люблю хоккей. В декрет пока не планирую уходить, сейчас в голове только хоккей.

 — В последние годы «Торнадо» не все время попадает в плей-офф. Вы в команде давно, с чем связано это падение результатов?
— Валить все на молодость команды будет неправильно. Мы сами виноваты. Где-то фарт отвернулся, где-то сами игры отдавали, в которых вели в три шайбы. Надеюсь, в этом сезоне все получится, и мы не будем на те же грабли наступать.

«Многие дети не выдержали бы такого натиска»

— Знаю, что вы из хоккейной семьи. Когда папа и брат в хоккее, не было другого варианта, как пойти на каток?
— Да, меня довольно рано, в три года, поставили на коньки. Плохо помню этот момент, помню, что было холодно на коробке и меня поили чаем. Как-то меня отправили на фигурное катание, там была без защиты. Я упала и сразу сказала: «Точно никакого фигурного катания, не хочу этим заниматься». Жизнь в России была не самой простой. Так как старший брат играл в хоккей, мне от него форма доставалась. Почему бы меня и не отдать в этот же вид спорта. Думаю, мои родители точно не ожидали, что из этого что-то может получиться. Мне нравилось играть с пацанами, было весело.

— Вы получается играли в форме брата, из которой он вырастал?
— Да, так было всё время. Я даже не помню, чтобы у меня была новая форма. Поэтому я сейчас реже, чем раз в сезон, форму не меняю. Привычка осталась.

— Как считаете, для девочек реально полезнее в детстве играть с пацанами?
— Конечно. Мальчишки не только физически сильнее, но и скорость мышления у них быстрее. Понятно, что в 12−14 лет, когда они начинают вырастать, становится намного сложнее против них играть. Ну, это уже физиология: не может девочка играть с взрослыми мужиками, которые зашибут и не заметят. А так первое время девочкам лучше с мальчиками играть.

— В детстве мальчики не смеялись над вами, что вы, девочка, в их команде играете?
— Если бы я плохо играла, то меня бы, наверное, гнобили. А так я была не очень конфликтным ребенком, у меня всегда было много друзей, повезло, что парни в команде были хорошими: добрыми и умными. К счастью, проблем в этом плане у меня не было.

— Как на детских турнирах соперники реагировали, что девочка в мужской команде играет?
— Я очень часто прятала косичку под шлем. У меня был такой круглый марки JOFA, мой самый любимый шлем! Было не видно, что девочка играет. Уже после матча, когда гимн звучал или когда из раздевалки выходила, все такие: «О, нифига, там девочка!». Но вообще старалась не афишировать, было некомфортно.

— Дрались в детстве на льду?
— У пацанов драки были постоянно. Я была спокойным ребенком, никогда не лезла драться.

— Ваш брат старше вас на четыре года. Какие у вас отношения были в детстве?
— Брат играл в Подольске в интернате «Витязя», учился там в школе, а мы жили в Ступино, так что виделись редко. Хотя получилось, что я тоже несколько лет с мальчиками играла в Подольске, мы с папой четыре раза в неделю ездили на тренировки. А так отношения хорошие, он много мне подсказывает, смотрит мои матчи.

— Ваш отец уже в то время тренировал?
— Нет, он получил образование и начал работать с 2010-2012 года. Понятно, что папа меня тренировал, но основной тренер у меня был другой.

— Папа был строгим?
— Да, строгим. Мне кажется, многие дети не выдержали бы такого натиска, но мне повезло, что я очень любили хоккей и готова была сколько угодно работать и не собиралась бросать.

— В чем заключалась строгость: он кричал, критиковал, многое требовал от вас на льду?
— Думаю, все в совокупности. Когда хорошие матчи, то мог похвалить. Когда отвратительные, то мы сидели, разбирали игры. Это сейчас можно спокойно все проанализировать, а в детстве я критику болезненно воспринимала.

— Брат не завидует вашей карьере, ведь вы добились куда большего?
— Да тут не угадаешь, в этой карьере. Сейчас со стороны наблюдаю за родителями, которые отводят детей в хоккей… Они пророчат им олимпийские медали, орут на них, заставляют тренироваться. Дети должны хотеть играть в хоккей, насильно заставлять точно не надо, должно быть по кайфу заниматься спортом. И вы никогда не угадаете, будет ребёнок чемпионом Олимпиады или нет. Вот у брата не сложилось, несмотря на то, что он был нормальным игроком. Он сам решил пойти учиться и закончить с хоккеем, поиграв в МХЛ и Высшей лиге. Все прошло безболезненно, сейчас у него всё отлично.

«Раньше думала, что женский коллектив — сплошные интриги»

— Вы перед собой всегда ставили цели дорасти до профессионального уровня?
— Про профессиональный женский хоккей я узнала, когда шла Олимпиада-2010. Я поняла, что, оказывается, есть женские команды, и они выступают. Через несколько лет с папой связался Алексей Чистяков (главный тренер «Торнадо», бывший главный тренер женской сборной России — прим. ред.), пригласил меня на просмотр. И с сезона 2013/2014 я играю в «Торнадо». А так у меня никогда не было целей касательно каких-то турниров, хотелось быть лучше мальчишек, никому не уступать и побольше выигрывать со своей командой. Глобальные цели появились уже в осознанном возрасте.

—  Четыре года назад вы уже ездили на Олимпийские игры. Вам запомнился этот турнир?
— По атмосфере был обычный турнир. Хотя девчонки, которые ездили на Олимпиаду в Сочи, говорили, что вот там действительно все было по-особенному. Но вот по настрою Олимпиада в Корее отличалась от чемпионата мира, там была настоящая борьба.

 — В Корее сборная России показала лучший результат в истории, заняв четвертое место. Вы тогда были рады этому достижению или остаться без медалей было слишком обидно?
—Конечно, была горечь! За четвёртое место медалей не дают. Мы все были очень расстроены. Жалко, что не получилось, но, может, оно и к лучшему — значит есть куда расти.

— Игры в Пекине — главная цель на сезон?
— Всё постепенно. Надо сначала попасть в состав сборной. Сейчас предстоят игры за национальную команду и матчи ЖХЛ. Тренеры будут смотреть, отбирать состав, будет видно.

— Существует стереотип, что женский коллектив — это сплошные интриги, заговоры и так далее. Так ли это?
— Какое-то время я тоже так думала, пока не услышала, как мальчики друг друга полоскают. Некоторые хуже, чем женщины! Так что это все не от пола, а от людей зависит. Я со всеми тепло общаюсь. У меня нет такого, чтобы с кем-то в контрах была. У нас все девчонки адекватные, со всеми можно общаться. У меня есть подруги и в команде, и в сборной, и в других видах спорта.

— За какими видами спорта еще следите?
— Мне нравится футбол, часто езжу на матчи московского «Динамо». Раньше баскетбол смотрела, но сейчас времени нет. Есть подружки в шорт-треке, слежу за ними. А так у меня своих видео-просмотров много, особо свободного времени нет.

— Мужской хоккей смотрите?
— Конечно! Как минимум хайлайты и обзоры матчей. Всегда интересно для себя разные моменты подмечать.

«Надо выбирать: либо развивать соцсети, либо себя в хоккее»

— Вам льстит, что в интернете можно найти материалы, где говорят не только о вашей хоккейной карьере, но и о внешности, восхищаются вашей фигурой и фотографиями в соцсетях?
— Да соцсети у всех есть, это нормально. Ничего такого нет, что я делаюсь кадрами своей жизни. Выкладываю фотки, когда на отдых езжу, с друзьями вижусь или показываю какие-то хоккейные события. Но в сезоне времени на инстаграм особо нет.

— Два года назад к Новому году ЖХЛ выпустила календарь с откровенной фотосессией хоккеисток, там были и ваши фото. Раздеваться на камеру сразу решились?
— У каждого свой уровень откровенности. Я была в майке и боксерских трусах, так что ничего страшного для себя не видела.

— У вас семь тысяч подписчиков в инстаграме. Не думали никогда развивать свои социальные сети, чтобы зарабатывать на них? Рекламные контракты со спортивными брендами и так далее?
— Это все прикольно, думала об этом. Но надо выбирать: либо развивать соцсети, либо развивать себя в хоккее. Я пока выбираю второе. Остальное придет, а если не придет — ничего страшного. В сезоне голова вообще другим забита.

— Как выглядит ваш типичный день в Дмитрове?
— Встаю, иду на собрание по видео, потом раскатка или тренировка, дневной сон, затем собрание, разминка и игра. После этого прихожу домой, ужинаю и ложусь спать. Вот такой у меня день. Родители и друзья обижаются, что я не могу с ними нормально поговорить, а у меня просто нет сил.

— Выходные часто бывают?
— Раз в неделю. Раньше, когда было два выходных, я один день отдыхала дома и готовилась к рабочей неделе, а во второй встречалась с друзьями, ездила куда-то. А сейчас, когда один, я просто лежу и думаю, как бы не умереть (смеется). Шучу, конечно. Но с таким графиком тяжело. Еще надо учебе время посвящать.

— На кого учитесь?
— Сейчас у меня последний, дипломный год. Учусь на тренера-преподавателя в РГУФКе в Москве. Думаю над тем, какое получать второе высшее образование. Еще не решила какое: сегодня я художник, завтра поэт, послезавтра режиссер. Тяжело определиться, пока я в замешательстве.

Дарья Тубольцева Дарья Тубольцева
Sport24
специально для khl.ru
Поделиться
Прямая ссылка на материал
Распечатать