Дмитрий Ерыкалов Дмитрий Ерыкалов
Sport24
специально для khl.ru

Вратарь «Торпедо» Пётр Кочетков в интервью KHL.ru рассказал о супергероях в кино и жизни, миссии нижегородской команды, сейвах в стиле Гашека и непростом периоде после МЧМ.

Лучший вратарь молодёжного чемпионата мира – 2019 после завоевания бронзовой медали со сборной России сменил уже три клуба. В какой-то момент казалось, что карьера Петра Кочеткова затормозилась и он не оправдает выданных авансов. Однако перейдя в «Торпедо», Пётр воссоединился с тренером вратарей Владимиром Куликовым, с которым уже работал в молодёжке. Результат не заставил себя долго ждать. Перед перерывом на Евротур 22-летний Кочетков был признан лучшим вратарём недели в КХЛ.

«У меня нет такого, что обычной жизни я Кларк Кент, а на льду Супермен»

— Знаю, что вы недавно посмотрели нового «Человека-паука». Хочется рецензии.

— Мне показалось, что фильм — сплошной фан-сервис. Было прикольно увидеть других пауков и старых злодеев. Но какого-то месседжа фильм не несёт. Хотелось увидеть больше драматизма. Хороший фильм на раз, под попкорн. Не более. Наверное, у меня были завышенные ожидания. Я в детстве пацаном ходил на «Человека-паука», для меня этот фильм кое-что значит.

— Не потому ли, что хоккейный вратарь тоже носит маску и в целом выдаёт трюки, на которые способны только супергерои из комиксов?

— Сам себя я на этой мысли никогда не ловил. Только сейчас, когда вы спросили, задумался об этой параллели.

— Супергерои в маске и без, как правило, разные люди. А вы?

— Мне кажется, кто как живет, тот так и играет. У меня нет такого, что обычной жизни я Кларк Кент, а на льду Супермен.

— Но ведь с той концентрацией, что нужна в воротах, в обычной жизни можно с ума сойти.

— В воротах я точно пытаюсь не разбазариваться на эмоции. Хотя в раздевалке я только за то, чтобы поактивничать и посмеяться. В игре же нужно ловить фокус.

— Вам лично тяжело даётся сдерживание эмоций?

— От судейских решений иногда, бывает, подкипаю. А что соперники там говорят, я вообще не замечаю. В любом случае стараюсь ловить волну между концентрацией и расслабленностью.

— Что в действиях нападающих раздражает больше? Ледовая крошка в лицо? Или, может быть, когда по ловушке бьют?

— Когда меня закрывают. Думаю, трафик не нравится любому вратарю. Так себе удовольствие. Всякие тычки — это обычное дело. Не нравится, когда нападающий на высокой скорости в тебя врезается. Ты ведь и уйти от столкновения не можешь.

— Кто из нападающих в КХЛ самый неудобный в плане трафика перед воротами?

— Найт, Тихонов, ребята из «Ак Барса» тоже закрывают с умом.

— Высоким вратарям, наверное, полегче.

— Не обязательно. Я смотрю как Лёха Мурыгин на тренировках играет. Он не гигант, но ему с трафиком отлично получается справляться. У нас с ним разные техники. Или взять Васю Кошечкина. Да, ему с высоты его роста всё видно, но нужно ведь вовремя сложиться, не потерять ворота. В общем, игра при трафике — это целая наука.

— В матче «Динамо» — «Трактор» Тему Пулккинен сказал Андрею Миронову, что будет бросать ему в лицо. А как вратари воспринимают броски в шлем?

— Если шайба попала в шлем, значит я отбил, значит я сделал сэйв, значит я самый счастливый. Главное, что она не в сетке.

Пётр Кочетков. Фото: Юрий Кузьмин

«Как Гашек сейчас не поиграешь, его трюки нужно держать на чёрный день»

— Известно, что в хоккей вы начинали играть на позиции защитника. Это вам чем-то помогает? Например, лучше катаетесь, чем другие вратари.

— Нет-нет, что вы (смеётся). Напротив, я встал в ворота именно потому, что очень плохо катался. У меня всегда проблемы с этим были. Да и по-вратарски я не очень хорошо катаюсь. Сейчас в перерыве над этим работали. Некоторые упражнения мне тяжело даются, аж голеностопы отваливаются.

— Несмотря на то, что начинали играть в поле, по каким-то вратарям в детстве фанатели?

— Бродо хорошо помню в игре, Гашека. Когда стал постарше — нравился Семён Варламов. Но больше всего мне всё-таки импонировала манера Гашека с его безумными «мельницами». Он всегда играл до конца. Много подчеркивал для себя, что-то удавалось повторять. Но сейчас так уже не поиграешь. Подобные трюки нужно держать на чёрный день. Когда такой бросок, что больше ничего сделать нельзя.

— Ваш сэйв в матче с «Сибирью» был, кажется, как раз из арсенала Доминатора.

— Пожалуй, да (улыбается).

— А бывает, что пересматриваете свои сэйвы и думаете «как я это сделал?».

— Мне нравится, когда я выпрыгиваю и достаю шайбу клюшкой. А ещё, когда удаётся предотвратить бросок. Например, нападающий опустил голову, немного замешкался, а я сыграл на опережение. Но обычно к сэйвам спокойно отношусь.

— В одном из своих интервью вы сказали, что вместе с Владимиром Куликовым (тренером вратарей «Торпедо») работаете над тем, чтобы вы стали тем вратарём, каким вратарём он вас хочет видеть. Раскройте мысль.

— Он ни в коем случае меня не ломает. Нет каких-то кардинальных перемен. Но, безусловно, у меня есть бреши, которые надо закрывать. Владимир Николаевич их прекрасно видит, и мы вместе над этими мелочами работаем.

— Перед паузой на Евротур вас признали вратарём недели в КХЛ. Нащупали свою игру?

— Могу единственное сказать: мне сейчас нравится играть в хоккей! Я получаю удовольствие от игры. А то, что меня признали лучшим вратарём, это результат того, что мы всей командой стали лучше действовать.

— Вы подчеркнули, что сейчас вам нравится играть в хоккей. Значит был период, когда не хотели идти на тренировки?

— Последние два сезона были для меня довольно тяжёлые. Кайфа от хоккея я не получал. Наверное, это связано с тем, что я немного неправильно относился к хоккею. В тот момент я потерялся. Были разные жизненные обстоятельства. Было непросто. Всё это переносилось на хоккей.

— Николай Хабибулин, который работал с вами в лагере развития СКА, первым делом отметил ваш характер. Когда его приходилось применять?

— Я не Next One какой-то, который родился, встал на коньки и сразу всё стало получаться. Всегда так или иначе приходится себя преодолевать, терпеть, ждать.

— Время в «Витязе» хочется поскорее забыть?

— Каждый период в жизни дан нам почему-то и зачем-то. Наверное, надо было через такое пройти.

— Причина была в недоверии со стороны тренеров?

— Да нет. В основном я сам виноват. Объективно плохо играл. Находился не в лучшем расположении духа. Если бы играл хорошо, то 99% возникших в Подольске проблем не было бы. Я стараюсь анализировать происходящее и становиться лучше как вратарь и как человек.

«После МЧМ появилась гиперответственность, а лучше бы была звёздная болезнь»

— Была ли у вас звёздная болезнь после того, как вас признали лучшим вратарём МЧМ?

— Лучше бы она была. Вместо того, чтобы стать поспокойнее и увереннее в себе я начал перетренироваться. Загонял себя разными мыслями. Повторял себе «надо работать, работать, работать». Взяли в СКА — значит надо соответствовать. Была своего рода гиперответственность. Может, если небольшую корону бы надел, было бы полегче.

— Не боялись остаться звездой молодёжного чемпионата мира? Таких ведь много, кто в 20 лет что-то выиграл и больше ничего не достиг.

— На самом деле, когда МЧМ закончился, я постарался забыть обо всём, что было. Решил, что надо доказывать с нуля, закрепляться в КХЛ. Посмотрим, какие победы ждут впереди. Надеюсь, что они ещё будут и не одна.

— Куликов, который до «Торпедо» работал в молодёжной сборной России, сравнивал вашу пару с Даниилом Тарасовым с тандемом Сорокин-Шестеркин. В том числе по взаимоотношениям во вратарской бригаде. Сейчас поддерживаете отношения?

— Мы с Даней на связи. Может быть, не так часто удаётся общаться, но мы хорошие приятели.

— На МЧМ-2019 вы были первым номером, Тарасов — вторым. Но есть ли что-то, в чём он сильнее вас?

— Я, если честно, вижу в Дане невероятный потенциал. С его огромными габаритами и длинными конечностями он обладает отличной техникой. Рефлексы, навыки...Всё при нём. В чём он сильнее меня? Мы разные вратари и играем за счёт своих сильных качеств. У него масса моментов, которые можно подчерпнуть.

— После отъезда Ильи Сорокина и Игоря Шестёркина в КХЛ наметился некий дефицит российских вратарей. Рассматриваете ли это как шанс попасть в первую сборную и в целом заявить о себе?

— Я не вижу дефицита русских вратарей в КХЛ. Правда. Может быть, уровня Сорокина и Шестёркина голкиперов и нет, но много сильных парней. Вы посмотрите, сколько только 1995 г.р. вратарей в лиге! А что касается попадания в сборную, то надо было бы пытаться и при Сорокине с Шестёркиным.

«Верю, что мы выполняем глобальную миссию, чтобы болельщики приходили на трибуны»

— «Торпедо» известно тем, что играет в атакующий и где-то даже авантюрный хоккей. Каково вратарю в такой системе?

— Мне нравится наш хоккей, философия клуба. Мы на правильном пути. Думаю, состав так и подбирался, чтобы все ребята были играющие, умели держать шайбу. Верю, что мы выполняем глобальную миссию, чтобы болельщики приходили на трибуны и смотрели хоккей с интересом. Я не понимаю этой игры от обороны. При таком стиле ведь и вратарю сложнее. Когда твоя команда забивает одну-две шайбы, то ответственность совершенно иная. Зачем это в регулярном чемпионате? Да, надо уметь перестраиваться, не спорю. В плей-офф это точно пригодится. Но играть 56 игр по схеме «выброси шайбу из зоны и надейся, что Жафяров забьёт гол»? Так мне точно бы не хотелось. Слава богу, мы так и не играем.

— Выступление за «Торпедо» в прошлогоднем плей-офф дало вам какой-то импульс?

— Я получил колоссальный опыт! До этого никогда не играл в плей-офф КХЛ. Вроде бы всё тоже самое, но особая аура играет свою роль.

— Рассматриваете ли вы приглашение в «Торпедо» как некий спасательный круг от тренера вратарей Куликова, который вас прекрасно знает и решил вам помочь?

— В какой-то степени, да. Вариантов было не так много. Не получил бы приглашение из «Торпедо» — поехал бы в Вышку. Это был симбиоз: Владимир Николаевич знает меня, я — его, «Торпедо» после отъезда Мельничука нужен был вратарь, а мне — новый вызов.

— Можно сказать, что вы обязаны многим Куликову? Он же вас и в молодёжную сборную позвал из «Капитана», который шёл на последнем месте в МХЛ.

— Скаутская работа! (улыбается). Я ему и правда очень благодарен и пытаюсь платить той же монетой. «Капитан» тогда действительно был на последнем месте, но надо понимать, что у нас была новая молодая команда. Пацаны были без опыта игры в МХЛ, многие учились играть. Зато некоторые сейчас выступают в КХЛ, например, Гараев в «Сочи» или Старков из «Витязя».

— Когда играешь в Ступино чувствуешь себя на обочине?

— Я с теплотой вспоминаю те годы. У меня осталось много друзей из той команды. Обочина? Я об этом не задумывался. Я ведь и сам не из Лос-Анджелеса родом.

— Алексея Мурыгина приглашали в «Торпедо» в том числе и как наставника для вас с Тихомировым. Он как-то проявляет себя в этой роли?

— Определённо. Лёха вообще человек с большой буквы. И в житейском плане, и как профессионал. Даже не могу слова подобрать. Просто очень рад, что он с нами. Классный мужик.

— С какими эмоциями читали интервью Мурыгина, в котором он рассказывал как победил рак и спустя полтора года вернулся в большой хоккей?

— Это правда невероятно. Он демонстрирует своим примером, что можно вернуться в хоккей даже после таких трудностей. Лёха — пример для всех. Мы начали разговор с «Человека-паука». Так вот Мурыгин — супергерой не из фильма, а из жизни.

Пётр Кочетков. Фото: Григорий Соколов

Досье

Пётр Анатольевич Кочетков
Родился 25 июня 1999 года в Пензе
Карьера: 2016—2017 – «Дизель» (ВХЛ), 2017—2018 – «Капитан» (МХЛ), 2018—2019 – «Сочи», 2019 – СКА, 2019—2020 – «Витязь», 2020—н. в. – «Торпедо».
Достижения: бронзовый призёр молодёжного чемпионата мира (2019), лучший вратарь молодёжного чемпионата мира (2019).

 

 

Дмитрий Ерыкалов Дмитрий Ерыкалов
Sport24
специально для khl.ru

Упоминания

Торпедо  (Нижний Новгород) Торпедо (Нижний Новгород)
Поделиться
Прямая ссылка на материал
Распечатать