Джиллиан Кеммерер Джиллиан Кеммерер
специально для khl.ru
Нападающий СКА и молодёжной сборной России Никита Чибриков перед стартом МЧМ-2022 поделился своими впечатлениями о «пузыре» в Эдмонтоне и игре за основную команду клуба из Санкт-Петербурга в КХЛ.

«Техничный и креативный игрок должен думать о команде»

— Как проходит ваш день в «пузыре» в Эдмонтоне?
— Делаю все по командному расписанию, особенно здесь не развлечешься. Ледовые тренировки и поход в зал – самое интересное, что происходит в течение дня, в остальное время мы сидим в номерах. В такие моменты мы много общаемся, мы находимся в одном помещении все вместе.

— Насколько жесткие антиковидные правила на МЧМ?
— По сравнению с нашим чемпионатом анитиковидный протокол гораздо жестче. Мы обязаны отсидеть карантин во время которого нам практически нельзя выходить на улицу. Но правила есть правила, и мы их придерживаемся. Я надеюсь, что их соблюдение поможет сдержать распространение инфекции.

— Как вы общаетесь в команде, когда нельзя выходить из номеров?
— Тут это не такая большая проблема. После двухдневного карантина нам разрешили входить в общую комнату, где мы едим и общаемся. Можно и ходить друг к другу в номера, но конечно, не толпой, а по два-три человека. Поэтому у нас нет проблемы в том, чтобы пообщаться с игроками или персоналом команды.

— Расскажи о своем переезде в Петербург и карьере в СКА.
— Не я принял решение перейти в СКА. «Динамо» поменяло меня и двух других игроков на Дмитрия Кагарлицкого. Мой выбор был в том, продолжить ли карьеру в молодежной лиге в Канаде, или же остаться в России в СКА. Тогда бушевал коронавирус, я посоветовался с отцом, агентами и руководством СКА, и мы решили остаться в России. Тем более, клуб предоставил очень хорошие условия, помог мне, и я сейчас развиваюсь в этой системе.

— В прошлом году ты несколько раз играл в КХЛ, в этом тоже появлялся на льду в основной команде. Что ты скажешь о работе с Валерием Брагиным?
— Я провел 16 или 18 матчей, для моего возраста это достаточно большое количество игр за КХЛ. Насчет работы с Брагиным – впечатления только положительные. Мне было интересно. Работа во взрослой команде для меня в новинку, чего-то отрицательного я не могу сказать.

— В чем различия в работе с Валерием Брагиным и Сергеем Зубовым?
— Тренеры тоже люди. У каждого – свой характер, понимание и взгляд. В плане тактики – она схожа в чём-то. Она современная и нам ее преподносят. Не буду раскрывать все секреты, но что с Сергеем Зубовым, что с Валерием Брагиным очень приятно работать, это очень большой опыт. Они придерживаются одной манеры игры, может быть, меняются микроэлементы, но не тактика в целом.

— Антон Бурдасов рассказывал о том, что Брагин дает нападающим возможность созидать и делать что-то свое в атаке. Можешь ли ты сказать то же самое о Зубове с учетом того, что ты очень техничный и креативный игрок?
— Хороший, техничный и креативный игрок должен думать о команде. Если игрок созидает, и это не приводит к провальной ошибке – никто ничего плохого ему не скажет. Сергей Зубов разрешает игрокам творить и креативить, такой современный хоккей, Брагин тоже. Из-за того, что МЧМ — турнир скоротечный, и игры идут на вылет, думаю, будет строже. Цена ошибки очень велика.

«Мы стараемся играть в инновационный хоккей»

— Не все сборные начинают подготовку так рано, как команда России. Вы в уникальной ситуации, вы можете долго привыкать друг к другу. Тебе повезло еще больше – достаточно много твоих одноклубников находятся в сборной. Как ты считаешь, поможет ли команде ваша сыгранность, «химия»?
— То, что у нас длинные сборы — обычное дело для России. Это нужно, потому что во всех клубах — разное видение и тактика, поэтому чтобы успеть перестроиться и сыграться в связке с новыми партнерами, нужно время. Для этого мы собираемся так рано. Что касается моих одноклубников — конечно, от этого только легче. Коллектив здесь хороший и дружный, я не вижу проблемы в том, что кого-то больше, а кого-то меньше. Многие знакомы еще с детских школ.

— В конце декабря российскому хоккею исполнилось 75 лет. Как бы ты рассказал о российском хоккее человеку, который никогда о нем не слышал?
— Трудно описать современный хоккей, в нем очень много компонентов. Сейчас мы стараемся играть в инновационный хоккей, очень быстрый, креативный и контактный. Пять в обороне, пять в атаке. Все взаимодействуют с вратарем, стараемся играть агрессивно. Хоккей сильно изменился по сравнению с тем, что было раньше. Были другие площадки и правила, очень много поменялось.

— Ты был капитаном сборной до 18 лет. Что для тебя значило носить литеру «С»?
— Конечно, роль капитана – это привилегия, но вместе с тем — большая ответственность. Все люди понимают, что капитан – это лидер, управляющий командой. Нужно помогать партнерам, взаимодействовать с тренерами. Должна быть короткая дорога между тренером и командой, и её налаживает капитан. Нужно стараться помогать команде, и в первую очередь нужно показывать хороший хоккей на льду.

— Тебе нравилась эта ответственность? Одни говорят, что она тяжела, других же ответственность мотивирует.
— Это точно не просто, но и не тяжело. Капитан юниорской сборной – это очень круто. Я делал все, что мог и знал, я старался быть максимально полезным внутри команды. У меня была капитанская нашивка, и я старался вдвойне – и в быту, и во взаимодействии с ребятами и тренерами.

«Вся семья будет смотреть игру по телевизору в новогоднюю ночь»

— Какие твои первые воспоминания о хоккее? Кто привел тебя на хоккей, и как ты начал заниматься?

— На каток меня привел отец, он сам увлекался спортом, больше играл в футбол, но и в хоккей тоже. Он сам из Владивостока. В три года я встал на коньки, учился. Я точно не помню, как это было. Но ходил я с удовольствием, и с каждым годом я все лучше понимал, как мне это нравится, и я хочу продолжать. Основные события в моей спортивной жизни происходят сейчас, я только подхожу к большим турнирам. Та работа, которая практически не освещалась в годы детско-юношеского хоккея, она сейчас окупается. Работаешь дальше и видишь, как происходит то, о чем ты думал и мечтал.

— Что сказал отец, когда узнал, что ты попал в молодежную сборную?
— Не только отец, но и вся моя семья участвовала в моем хоккейном развитии. Отец работал, а мама водила на хоккей, в школу, помогала с уроками. Я учился в английской спецшколе, нас сильно ругали за пропуски. Мы с мамой как могли, уделяли время учебе и старались не запускать. А папа все время искал, где я могу потренироваться. У меня есть и старшая сестра, она меня поддерживала. Вся семья очень рада тому, что я играю в сборной, и в новогоднюю ночь они будут смотреть игру по телевизору. Мы смотрели его каждый год с тех пор, как мне исполнилось лет восемь, когда я начал разбираться в хоккее. Отец говорил: «Смотри, учись!». Теперь на экране буду я, и семья будет меня поддерживать. Я думаю, это вызывает только радость у семьи, но отец понимает, что на мне лежит ответственность. Он меня сильно не перехваливает, говорит: «Давай, за страну нужно выкладываться!». Я буду делать все возможное, а родители будут смотреть и поддерживать всю страну!

— Есть ли у тебя увлечения, что ты делаешь кроме хоккея?
— Когда началась профессиональная карьера, я начал уделять больше времени своему делу, своей работе. Я слежу за сном и питанием, стараюсь больше узнавать об этом, чтобы применять инновационные решения в этих аспектах для того, чтобы стать лучше в хоккее, все взаимосвязано. Полдня занимают тренировки, пребывание в «Хоккейном городе» СКА. День игры — святой, к нему нужно готовиться. Когда я нахожусь в Питере, все время занимает рутина – тренировки, восстановление, когда прихожу домой, могу заняться чем-то другим. В мае или июне, когда в сезоне ничего нет, стараемся выбраться с семьей куда-нибудь на море или поиграть во что-то еще, освободить свой разум от хоккея. Что касается хобби, то мне нравится ездить на профессиональную рыбалку. Не могу назвать себя рыбаком, но пару раз ездили – мне понравилось. Люблю кататься на сноуборде, раньше, когда был маленьким, часто ездили на Розу Хутор или в Австрию, жаль, что сейчас это не удается, тем более, что это травмоопасно, поэтому особо этим не занимаешься. За год успеваешь соскучиться по родным, друзьям, и много уделяешь им времени когда приезжаешь в Москву.

— Был в твоей карьере какой-нибудь забавный хоккейный розыгрыш?
— Да ничего особенного. В СДЮШОР кому-то из парней примотали скотч на лезвие, он вышел на лед и упал. Но быстро понял, что случилось, поднялся и поехал играть дальше. Ничего глобального не могу вспомнить.

Досье

Чибриков Никита Дмитриевич
Родился 16 февраля 2003 года в Москве
Карьера: «МХК Динамо Москва» (МХЛ) – 2019 – 2020; «СКА-1946» (МХЛ), «СКА-Нева» (ВХЛ), СКА (КХЛ) — 2020 — настоящее время

Джиллиан Кеммерер Джиллиан Кеммерер
специально для khl.ru

Упоминания

СКА (Санкт-Петербург) СКА (Санкт-Петербург)
Поделиться
Прямая ссылка на материал
Распечатать