Владимир Мозговой Владимир Мозговой
специально для khl.ru
Нашему хоккею повезло с Александром Хавановым. Нет, он не стал легендой как игрок, чему много причин, но полезность его не подвергалась сомнению. А после завершения игровой карьеры, к счастью, оказался востребован и его негромкий голос, и интеллект, пусть и в качестве «всего лишь» телеэксперта. Я сознательно закавычил «всего лишь», потому что людей, умевших и умеющих рассказывать о хоккее просто и вдумчиво, у нас немного. Горлом брать нетрудно, но к просветительству это отношения не имеет. Нагонять градус — это одно, приподнимать аудиторию — совсем другое. Хаванов в меру своих сил и умений именно приподнимает аудиторию «КХЛ ТВ» и «Матч ТВ», а это дорого стоит в наше время, когда интерес к тому или иному явлению определяется уровнем шума.

Наверное, Хаванова иногда просят добавить эмоций, и вообще он не такой уж бесстрастный, каким порой может показаться. Но не зря говорят, что стиль — это человек, натуру голосом за кадром не спрячешь и не зашифруешь. Александр Хаванов в своей другой профессии практически столько же лет, сколько был в большом хоккее. Насколько могу судить, приходил он в неё совершенно сознательно, ученичества не стеснялся, знатока хоккейный тайн из себя не изображал, азы постигал постепенно, но зато основательно. С тех уже сравнительно давних пор «трёп у микрофона» — это не про Хаванова. Крайних оценок избегает, размашисто не судит, уничижительных характеристик не дает, за ошибки не закапывает. А всё потому, что сам прошел непростую школу: гладкой дорога в большой хоккей не бывает, а потом из одних побед вовсе не состоит.

По его собственному признанию, профессиональным хоккеистом Саша Хаванов ощутил себя достаточно поздно. Очутившись на исходе семидесятых в динамовской спортшколе, попаданием в клуб, а тем более в сборную, не грезил, кумиров не имел и, похоже, относился к своему увлечению отнюдь не фанатично. Соответственно, и на него ставку не делали — мало ли таких ребят, у которых хоккейное образование завершается одновременно со школьным? Понятно, что парню из профессорской семьи пристало думать о чём-то более серьёзном, чем игра. Поэтому и, поступив в МИСИ, о хоккее Саша Хаванов практически забыл.

Если бы не Николай Семёнович Эпштейн — может, получила бы страна еще одного инженера-строителя с неизвестно каким будущим, а благодаря тому, что великого и тогда уже невостребованного тренера попросили позаниматься со студентами, помимо диплома Хаванов выпускался уже перспективным защитником. В «Алисе» собрались ребята, которых никуда не брали, но команда стала студенческим чемпионом Москвы, что заставило по-другому взглянуть на этот «хоккейный мусор», а самих студентов — заново поверить в свои силы. Благодаря перезагрузке Саша Хаванов на сезон оказался в Северной Америке, поиграл всего-то в двух командах низших лиг, но эта ознакомительная «командировка» очень ему помогла в будущем.

Девяностые — не самое удачное время, чтобы выбрать хоккей делом всей жизни. Даже больше — хуже времени для хоккея придумать было трудно, но мы же не выбираем, когда нам рождаться, и что может случиться со страной, когда приходится определяться в жизни. В СКА Хаванов попал в некоторой мере случайно, но это уже была серьёзная ступенька, а достаточно серьёзная выстройка карьеры началась уже с «Северстали».

Возвращение в «Динамо» не было предопределено, но ничего даром не проходит, а для молодого защитника, который не привык к спонтанным решениям, главным было окончательно увериться в том, что хоккей — именно то, что ему нужно. И не только ему. Помогло, что «Динамо» в конце столетия было одним из островков надёжности, здесь можно было прогрессировать, тем более что Хаванову повезло стать напарником Андрея Маркова — одного из немногих игроков, которые могли читать игру на два шага вперёд. Бело-голубые драматически уступили мощной «Магнитке» и в памятном финале Евролиги в феврале 1999, а весной и в финальной серии чемпионата страны, но через год все-таки взяли чемпионство.

В «Динамо» Александр Хаванов уже выглядел вполне маститым игроком, а привлекать в национальную сборную его начинали ещё с «Северстали», только опять же не в лучшие для главной команды страны времена. Его заметили в НХЛ, но «Сент-Луис» выбрал его под общим 232 номером, что не сулило лёгкой жизни в Северной Америке уже немолодому хоккеисту. Однако новоиспеченный чемпион страны рискнул — и отправился в «Сент-Луис».

Шансов пробиться в основу почти не было совсем, но всё опять же сложилось практически идеально для полноценного дебюта — травмировались трое защитников, напарником оказался Крис Пронгер, исполнительный и аккуратный новобранец не подвел. Хаванову не пришлось испытать счастье ссылки в фарм-клуб ещё и потому, что в легендарном матче в Торонто гости отыгрались в третьем периоде со счета 0:5, а Александр стал одним из героев камбэка, забросив две шайбы. Всё наконец-то складывалось лучше некуда, из обоймы Хаванов не выпадал, пусть «Сент-Луис» и не претендовал реально на Кубок Стэнли ни в этом, ни в последующих трёх сезонах.

Хаванов не сыграл за олимпийскую сборную ни в Солт-Лейк-Сити-2002, ни в Турине-2006, разве что осенью 2004 принял участие в Кубке мира. Начинался локаутный сезон, и он завершился для Александра слишком быстро — после трёх матчей, проведённых за СКА, он снялся с пробега. Об этом казусе много тогда писали, а Хаванов сделал выбор в пользу семьи — проводить столько времени на базе он был совершенно не расположен. Он снова поступил нестандартно, но это был его путь.

Кажется, перед тем, как перейти в «Торонто», Хаванов не исключил возможность, что после окончания игровой карьеры займётся журналистикой — он назвал такой вариант вполне реальным. Последний свой сезон он провел в «Давосе», выиграв Кубок Шпенглера и став чемпионом Швейцарии, а после, как и предполагалось, оказался на «НТВ плюс».

Это была совершенно другая жизнь, но в чём Александр Хаванов остался верен себе, так это в том, что хоккей, как и раньше, не превратился для него в трудовую повинность. Ему было у кого поучиться, но он и сам не хотел довольствоваться имевшимся багажом. В принципе, хоккейного опыта было бы достаточно для разовых появлений на экране или за кадром в качестве эксперта. Но «разовым» Хаванову быть не хотелось, а для телевизионной работы на постоянной основе требовались иные, не менее серьезные основания. У него всё шло в дело, только теперь уже целенаправленно — и книги, и музыка, и фотография. Со временем стал востребованным и его аналитический талант — в середине десятых Хаванов помогал сборной России в качестве скаута.

Человек занимается тем, что ему нравится — что ещё надо для полноценной творческой жизни? Авторитет у Александра Хаванова не дутый, его уважают специалисты, любят коллеги, ценит начальство, и я не знаю людей, которые отключают звук, когда он заинтересованно, всегда предметно и со знанием дела рассказывает о хоккее. А если шире — делится своей любовью.

Если это превратится в рутину — он уйдёт с ТВ, не раздумывая. Я и говорю — счастливый человек.

Досье

Александр Павлович Хаванов

Родился в Москве 30 января 1972 года. Защитник, мастер спорта международного класса, телеэксперт и телекомментатор.
Карьера: 1993-96, 2004 — СКА, 1996 — ХПК (Финляндия), 1996-98 — «Северсталь», 1998-00 — «Динамо» Москва, 2000-04 — «Сент-Луис», 2005/2006 — «Торонто», 2006/2007 — «Давос» (Швейцария).
Достижения: Чемпион России 2000, серебряный призер 1999. Финалист Евролиги 1999. Чемпион Швейцарии 2007, обладатель Кубка Шпенглера 2007.  

Владимир Мозговой Владимир Мозговой
специально для khl.ru
Поделиться
Прямая ссылка на материал
Распечатать