Пресс-служба КХЛ Пресс-служба КХЛ
специально для khl.ru
На КХЛ ТВ вышел новый выпуск программы «Тренерская», в котором главный тренер «Витязя» Юрий Бабенко и ведущий Антон Климанов обсудили сезон подмосковной команды, оценили впечатляющие выступления Нико Оямяки и поговорили о том, каким должен быть лидер коллектива.

Предлагаем вниманию болельщиков запись программы и текстовую версию ответов Юрия Бабенко на вопросы ведущего.

— Давайте поговорим о сезоне, который стал для Вас дебютным в качестве главного тренера. Какую оценку по пятибалльной шкале можете поставить своей команде?

— Неоднозначный сезон. В первую очередь из-за того, что олимпийский год отличается от других. Насыщенный чемпионат в плане количества игр, проведенных в месяц. По большому счету, команды только играют — играешь, переезжаешь, играешь, переезжаешь, на тренировочный процесс остается совсем немного времени. В этом плане, наверное, олимпийский сезон отличается от любого другого сезона. Честно могу сказать, что были немножко завышенные требования к построению игры, к построению тренировочного процесса. Далеко не все удалось сделать. Уже по ходу пришлось вносить коррективы. Было что добавить, было что улучшить, сделал для себя определенные выводы для следующих сборов. Из-за того, что пришёл новый главный тренер, ребятам тоже пришлось перестраиваться. В целом сезон для меня лично получился со знаком плюс. В олимпийском сезоне как бы двойной опыт идёт. Оценка команде — местами была пятёрка, местами была пятёрка с плюсом, а местами мы просто проваливаясь так, будто это была совершенно другая команда. Но задачу не выполнили, в плей-офф не попали, так что оценку никак нельзя поставить удовлетворительную.

— Был матч, на который можно ориентироваться, когда всё получалось? 

— Не бывает так, чтобы совсем всё получалось. Если брать победные игры то первая наиболее солидная игра именно на победу была с «Локомотивом» на выезде, потом хорошая игра с «Динамо» в Москве и третья — тоже на выезде, против «Трактора», солидная по качеству и по содержанию игра была. Но были игры, в которых мы даже проигрывая показывали интересную игру, но где-то чуть-чуть не доработали.

— Первая тройка нападения «Витязя» — Оямяки-Аалтонен-Одетт — была на голову сильнее остальных. Почему получилась такая пропасть в уровне?

— В силу того, как они выглядели в начале сезона, им доставалась львиная доля игры в неравных составах, большое количество очков они набрали именно в большинстве, когда мы шли в тройке лидеров по реализации. Мы старались, чтобы ребята играли от своих сильных сторон. Взять Оямяки — у него классный бросок, вся Лига говорит о нём как раз потому, что он этим броском пользуется. У нас есть ребята которые не хуже бросают и по скорости и по меткости, но единственное — Оямяки уделяет этому дополнительное время, занимается, потому что понимает — это приносит ему пользу. Наши ребята не все делают такой акцент на сильных сторонах. Может быть, видят, что получается у того же Оямяки, верят, что это будет получаться на протяжении всего сезона. В конца соперники разобрали наших легионеров, стали играть поплотнее, десять игр мы прокатились без заброшенных в большинстве шайб.

— То есть, в команде ребята стеснялись подвинуть легионеров с их позиции?

— Боялись взять на себя ответственность и показать что «я ничем не хуже». Это от человека конкретно зависит, нельзя сказать что это менталитет российского игрока. Это то, что у тебя в характере. Если ты готов выйти и доказать что ты лучший — выходи, не стесняйся, доказывай! Надеюсь, что каждый тренер говорит молодому игроку, который приходит в команду: «Никаких авторитетов! Вот твое место, выгрызай его»

— Раз уж начали разговор про Оямяки, расскажите подробнее о работе с ним. Его прошлый сезон в шведской лиге не был очень результативным, а в «Витязе» он стал одним из лучших снайперов сезона — 29 шайб. Почему такой резкий скачок произошёл?

—  Была проведена хорошая селекционная работа. Когда мы знакомились с ним, я уже получил рекомендации от генерального менеджера. Мне сказали, что парень обладает сумасшедшим по точности броском. Он с первых тренировок показал, что броском он обладает действительно классным — и по силе и по точности. Он этим пользовался. Потом получил шанс в большинстве, забил один раз, забил второй и не останавливался на достигнутом, продолжал работать на тренировках и после тренировок. Будем стараться оставить его в команде. Здесь не все всегда зависит именно от нас. Важно, что у него на душе будет лежать, какие планы у него есть. Может, учитывая такой сезон, когда он заявил о себе, он захочет поставить перед собой какую-то другую цель. Но нам, конечно, очень хотелось бы, чтобы он остался.

— Ещё один игрок, о котором хотелось бы поговорить, это Вячеслав Лещенко. В «Витязе» у него была не лучшая статистика, но вот он перешёл в «Нефтехимик» и выдал сумасшедшую серии из семи матчей с заброшенными шайбами подряд. Почему не получилось раскрыть его потенциал в подмосковной команде?

— Когда мы с ним разговаривали еще перед сезоном, я сказал ему о том, что его атакующий потенциал гораздо сильнее всех других. Мы рассматривали его на два первых звена. Может быть, мы где-то не нашли правильную химию. Но он добавлял от игры к игре, это было видно. Вот если бы он чуть-чуть раньше раскрылся… У него было много моментов, но просто не шло. Хорошо для Нижнекамска и плохо для «Витязя», что у него всё заработало, как только он туда перешёл.

— Почему в «Витязе» не сложилась устоявшаяся пара или тройка вратарей?

— Она была на предсезонке, а потом — отвечу коротко, из-за результата. Сказали ребятам, что для того, чтобы всё было более-менее хорошо, им придётся выдержать очень большую нагрузку. Не то, чтобы ребята оказались к этому не готовы, но я думаю, у наших вратарей получился не лучший сезон.

— Очевидная проблема «Витязя» — игра за пределами основного времени, в овертайме и серии буллитов. В овертайма семь матчей проиграно, в булатных сериях — шесть. Это как-то отрабатывается по ходу сезона?

— Конечно. Но, наверное, все уже слышали, что гораздо легче человека научить обороняться, нежели забивать голы. Буллиты — это техника. У тебя должны быть отработаны твои приёмы, которыми ты пользуешься, которые в любой момент будут твоими козырями против вратаря. У нас такого не получилось. В овертаймах не только проигрывали много, но и в целом играли в них больше всех в Лиге —19 матчей. Плюс ещё семь игр, в которых мы проиграли в одну шайбу. Тут не хватило помощи лидерам, на которых ложилась большая нагрузка, от второго, третьего и четвертого звена. 

— Вы стали повторять приём Сергея Федорова в овертайме, когда меняли вратаря на шестого полевого игрока. Этот прием — авантюра или тактический ход?

— Это даёт тебе игру 4 на 3, а владея шайбой ты получаешь колоссальное преимущество. Ты можешь просто укатать соперника. Но когда перед тобой стоит важная турнирная задача — тут уже большой вопрос, стоит ли менять вратаря. Перевалит шайба через крюк — и всё.

— Вы были капитаном «Динамо», выигравшего два Кубка Гагарина подряд. Люди, которые становятся капитанами, они сами по себе такие, или эти качества как-то воспитываются? В «Витязе» есть такие игроки, которые могут завести команду, на своих плечах тащить её?

— Лидерские качества присущи, наверное, очень многим в обычной жизни. В команде — уже тонкая грань. Ты можешь завести команду так, что все вышли на лёд, получили по десять минут штрафа, и всё, до свидания. Лидер должен быть своего рода проводником между тренерским штабом и командой. Какая самая большая проблема у ребят? Когда ты когда ты приходишь со смены и у тебя пульс под 200, то очень тяжело на этом пульсе проанализировать ситуацию. Поэтому и есть тренеры которые тебе подсказывают, когда ты уже успокоился. Здесь наверное очень важное качество лидера  — первым услышать это и где-то помочь тренерскому штабу достучаться, а не просто кричать «давай-давай». 

— Когда вы были капитаном, вам приходилось делать какие то неординарные вещи чтобы помочь команде?

— Да мне даже Олег Валерьевич Знарок говорил: «Слышь, хватит там кричать что-то, давай играй». Я говорю: «Давайте вы кричите, тогда мы играть будем». Ну так, смеялись. Бывало, конечно. 

— Вы как-то сказали, что в детском хоккее мы слишком рано пытаемся привить какие-то тактические схемы. Это большая проблема?

— Огромная проблема. У меня сейчас сын начал заниматься хоккеем. Хочется, чтобы у него это была не искусственная любовь, а чтобы он сам действительно этим загорелся и потихонечку полюбил это. А получается, что детский хоккей у нас сейчас выходит на стадию, как бы правильнее сказать, индивидуального спорта. Раньше было более обширное видение всего игрового, уделялось внимание другим командным видам спорта, расширялся кругозор, периферическое зрение. А сейчас всё заточено на то, насколько индивидуально силён хоккеист. 

— Кто для вас тогда ориентир в профессии, на кого вы хотели бы быть похожим?

— Похожим не надо быть ни на кого. Каждый человек — индивидуальность. Мне посчастливилось поработать со многими людьми, которые не просто меня тренировали, но и давали жизненные советы, что-то подсказывали, были примером во многих ситуациях. Поэтому у меня сложился такой собирательный образ, я стараюсь это все применять.

— Короткий блиц. Победа 6:5 или 2:1?

— 6:5.

— Ради победы все средства хороши?

— Да.

— Качество, которое тренер Юрий Бабенко ценит в хоккеистах больше всего?

— Любовь к хоккею.

— Качество, которого не должно быть?

— Лень.

— Тренер Юрий Бабенко признаёт свои ошибки?

— Да.

— Считаете себя состоявшимся тренером?

— Пока ещё нет.

Пресс-служба КХЛ Пресс-служба КХЛ
специально для khl.ru

Упоминания

Витязь  (Московская область) Витязь (Московская область)
Поделиться
Прямая ссылка на материал
Распечатать