Владимир Мозговой Владимир Мозговой
специально для khl.ru

Если бы 13-летний Толя Семенов не перешел однажды на другую сторону Ленинградского проспекта с мыслью что-то поменять, то мог бы, наверное, перетерпеть первые трудные недели в армейской хоккей школе, и остался бы в ЦСКА. Если бы 18-летний Анатолий Семенов не выполнил бы инструкции знаменитого динамовца Виталия Давыдова, и отозвался бы в райвоенкомате на свою фамилию, то оказался бы подопечным Виктора Тихонова. Если бы не жизненные обстоятельства, то не стремился бы 46-летний Анатолий Анатольевич Семенов из теплой Калифорнии в куда менее комфортный по климатическим условиям Санкт-Петербург.

Но Анатолий Семенов, похоже, с далекого детства выбирает то, что ему по душе. До динамовской школы действительно было недалеко, там его не стали мучить монотонными тренировками, сразу проверили в игре, он забросил то ли одну, то ли две шайбы, после чего получил форму – и остался динамовцем на все годы своей карьеры в СССР. Да, мог попасть в ЦСКА во время призыва, но, очевидно, с детских лет засело, что ему там будет некомфортно. Это, конечно, имело свои последствия – чемпионом страны Семенов стал только в последний свой сезон, да и в сборной СССР все могло сложиться проще, и титулов было бы побольше. Не сказать, чтобы совсем не везло – 125 матчей за сборную не так много людей провели. И все-таки осталась у могучей тройки Светлов-Семенов-Яшин, одной из лучших в отечественном хоккее за всю его историю, какая-то недосказанность.

Семенов как-то высказал мысль, что мешала им некая робость перед Виктором Васильевичем Тихоновым. Даже не робость, а постоянное ощущение, что из сборной могут попросить в любой момент. Армейские лидеры чувствовали себя раскованнее, к тренерским разносам относились спокойно, а все остальные, чувствуя давление, боялись ошибиться и попасть под раздачу. Не хватало уверенности, здоровой наглости, риска – всего того, что в «Динамо» у ребят, как у безусловных лидеров – получалось.

Он и сейчас, делясь своими мыслями о воспитании юных хоккеистов, на первый план ставит не подчинении некоему канону, не постановку на унифицированный поток, а сохранение и развитие сильных индивидуальных качеств, и вообще развитие личности. За это говорит весь его богатейший личный опыт игрока, помимо «Динамо» прошедшего шесть клубов НХЛ, работа с юными хоккеистами в США, и почти полтора десятка лет разнообразной деятельности после возвращения. Жаль, не поговорили мы с Анатолием Анатольевичем в Ханты-Мансийске – тогда у меня времени хватило только на разговор с главным тренером «Югры» Дмитрием Юшкевичем, да и оставалось этой интересной связке работать за Уралом недолго.

Возвращаясь к детству. На одном из сайтов про Семенова написано, что он воспитанник пензенского хоккея. Видимо, перепутали с пензенцами Сергеем Светловым или Сергеем Яшиным. А Семенов – москвич, из рабочей семьи. Занимался разными видами спорта, непосредственно в хоккей, в который играл только во дворе, пришел из лыж, за пять лет дорос до динамовской основы, и обкатку проходил в звене с Александром Мальцевым и Петром Природиным.

Рассказ Семенова о том, как великие ветераны учили новобранца, можно включать в учебник - вместе с репликами Мальцева, естественно. Одна из самых известных историй – как Александр Николаевич отреагировал на появление на тренировке Толи Семенова с визором. Визор юному динамовцу подарили в Швеции, ни у кого такой защиты не было, но одной «премьерой» и словами «сними!» все и закончилось. Про вброс шайбы в зону соперника «на авось» тоже объяснили быстро: «Еще так сделаешь – завязывай!». Семенов рассказывал о методах не без юмора, но с полным осознанием того, как вполне конкретная учеба ему помогла в дальнейшем.

Самое начало 80-х ознаменовалось грандиозным провалом сборной СССР на молодежных чемпионатах мира в ФРГ и Северной Америке. Да этого наши ребята без золота не оставались в течение семи лет - с самых первых, еще неофициальных, турниров. В ФРГ на рубеже 1980-1981 годов разнесли всех на предварительном этапе, для первого звена Панин – Семенов – Хомутов преград не существовало, а в финальном раунде слили финнам 3:6, потом проиграли шведам 2:3, и отправились домой только с бронзой. Через год еще хуже – играли в круг, колеся по Северной Америке, и остались только четвертыми. Для страны это было шоком, но всем ребятам, включая молодых перспективных динамовцев, и через такое следовало пройти. Семенов участвовал в обоих турнирах – в первом со Светловым, который на год старше, во втором с Яшиным.

Вскоре они втроем выйдут в «Динамо» на первые роли. И на третьи – в национальной сборной. Для многих и многих попадание в сборную было пределом мечтаний, даже одного раза хватало, чтобы всю жизнь вспоминать о том, что играл с небожителями. Динамовцы были счастливы, что их заметили, но всегда хочется большего, чем оставаться на третьем плане. Иногда, конечно, гренадеры выходили и на первый план, но когда знамя у звена Игоря Ларионова, дергаться бесполезно.

А тут еще травмы у центрального нападающего. Без повреждений ни одна карьера не проходит, но Анатолия Семенова можно считать едва ли не рекордсменам, причем травмы непременно случались в самый неподходящий момент. Рецидив одной из первых случился за неделю до отъезда на олимпийский турнир в Сараево – плечо вылетело в раздевалке, когда снимал форму. Потом оказалось перерезанным сухожилие. Потом сломал ключицу. В результате на крупных турнирах под эгидой ИИХФ Анатолию Семенову удалось сыграть всего два раза – на чемпионате мира-1987 в Австрии и Олимпийских играх-1988 в Калгари.

Если бы сборная СССР взяла в Вене золото, у нас был бы еще один член Тройного золотого клуба. Но на чемпионате мира подопечные Виктора Тихонова, не проиграв ни одного матча, в финальном раунде уступили первую строку шведам по разности шайб (в зачете чемпионата Европы сборная СССР стала первой, а шведы остались только четвертыми). На следующий год в олимпийском Калгари в решающем матче с «Тре Крунур» звено Семенова устроило бенефис, забросив три шайбы, а общий счет матча был 7:1 в пользу сборной СССР.

Но, даже несмотря на долгожданное для Семенова олимпийское золото, вершиной тех двух сезонов был хоккей на Кубке Канады-1987. Именно хоккей, а не результат, потому что те игры финальной серии были по содержанию выше, чем счет на табло (6:5 ОТ, 5:6 ОТ, 5:6 в пользу хозяев). И Семенов смотрелся просто здорово., замкнув с двумя шайбами и пятью передачами десятку лучших бомбардиров потрясающего турнира.

С Кубком Стэнли получилась забавная история. Даже вдвойне забавная. За океан Семенов оправился после того, как бело-голубые после многолетнего перерыва выиграли чемпионат СССР. Победа была формальным условием главного тренера Владимира Юрзинова, и капитан по званию и по статусу в команде Анатолий Семенов, опекавший в своем последнем в Союзе сезоне молодых Дорофеева и Петренко, его выполнил. С «Эдмонтоном» клуб договорился напрямую, контракт предполагал перевод половины зарплаты в клуб, Семенов прибыл к концу регулярного чемпионата, но сыграл только в двух матчах плей-офф – в победном полуфинале с «Чикаго». «Эдмонтон» еще обладал могучим составом, его хватило для завоевания четвертого Кубка Стэнли, фамилии новичка на Кубке не оказалось, но перстень Семенову вручили. Таким образом он стал обладателем уникального достижения – в один сезон став чемпионом страны и обладателем Кубка Стэнли, в завоевание которого он внес пусть небольшой, но все-таки вклад.

Следующие два сезона стали лучшими в заокеанской карьере Анатолия Семенова. За восемь следующих сезонов в пяти (!) клубах НХЛ в плей-офф Семенов сыграл только дважды. В первых звеньях тренеры его не видели, а пытаться играть в свой хоккей при наличии в партнерах бойцов, как было в «Филадельфии», скорее, было мучением. В любом клубе он мог успешно заменить приболевшего или травмированного центрфорварда первого или второго звена, но форвард на замену – совсем не то, на что мог рассчитывать один из лучших нападающих отечественного хоккея.

Впрочем, особого сожаления по этому поводу Семенов не выказывал. Разве что посетовал на травму руки, которая в конце концов его достала и заставила завершить карьеру. В Америке он не потерялся, остался во многом из-за сына, который там вырос и стал хоккеистом. На пару с Дмитрием Юшкевичем со второй попытки Семенов открыл свою хоккейную школу в Калифорнии, в небольшом городке Онтарио. Собственно, с учетом естественных трудностей с бизнесом все складывалось для Анатолия Анатольевича неплохо, но был ряд обстоятельств, заставивших его через десять лет бросить уже раскрученное дело, и вернуться. Но не в Москву, а в Санкт-Петербург.

Он честно признался, что на первые роли выходить не стремился – в этом плане он тренерскую карьеру не сделал. Но любил и любит работать с молодыми ребятами – опять же занимаясь тем, к чему лежит душа. В последние годы – в качестве скаута чикагских «ястребов».

Окидывая взглядом всю карьеру Семенова, проникаешься уважением к юбиляру. Где-то не везло, что-то не получалось, но при таком количестве травм провести в большом хоккее на хорошем уровне 21 сезон не каждому дано. Жаль только, что свой последний матч за сборную Анатолий Семенов сыграл еще в декабре 1989-го, на Призе «Известий». Большая получается жизнь в хоккее.

Досье

Анатолий Анатольевич СЕМЕНОВ.
Родился 5 марта 1962 года в Москве. Центральный нападающий, тренер.
Карьера игрока: 1979-1990 – «Динамо» (Москва), 1990-1992 – «Эдмонтон», 1992 – «Тампа», 1992-1993 – «Ванкувер», 1993-1994, 1996 – «Анахайм», 1994-1996 – «Филадельфия», 1996-1997- «Баффало».
Достижения: олимпийский чемпион 1988, серебряный призер чемпионата мира 1987, чемпион Европы 1987, чемпион Европы среди юниоров 1980, бронзовый призер чемпионата мира среди молодежных команд 1981, финалист Кубка Канады 1987, полуфиналист 1984, чемпион СССР 1990, серебряный призер 1979, 1980, 1985-1987, бронзовый призер 1981-1983, 1988.
Карьера тренера: 2009-2012 – «Серебряные Львы» (Санкт-Петербург), 2012-2014 – ХК ВМФ, 2014-2015 – «Югра» (Ханты-Мансийск), 2016 – МХК «Динамо» (Санкт-Петербург). 

Владимир Мозговой Владимир Мозговой
специально для khl.ru
Поделиться
Прямая ссылка на материал
Распечатать