Дмитрий Ерыкалов Дмитрий Ерыкалов
Sport24
специально для khl.ru
Нападающий «Локомотива» в интервью KHL.ru рассказал о вылете от ЦСКА, различиях между Андреем Скабелкой и Игорем Никитиным, а также олимпийском опыте.

Артур Каюмов — один из старожилов «Локомотива». В свои 24 года он прошёл с родной командой через многое. Дважды выигрывал Кубок Харламова с молодёжкой, но с главной командой за шесть лет не смог добраться до Кубка Гагарина.

«Локомотиву» нужно один раз пройти второй раунд, после чего все оковы спадут»

— «Локомотив» продолжает тренировки даже после окончания сезона — это просто отработка контракта, или занятия сейчас чем-то могут быть полезны?
— Конечно, это прежде всего выполнение наших обязательств. Мы заключили контракты, которые должны выполнять. Но и помимо этого работаем над мелочами, которых нам не хватило в серии с ЦСКА. Оттачиваем индивидуальные качества, тренеры много занимаются с нами персонально.

— Но всё же, наверное, сейчас выходите на тренировки с другим настроением, нежели когда впереди ждут важные игры?
— Да не сказал бы. Конечно, обидно, что мы вылетели из плей-офф. В остальном идёт обычный тренировочный процесс.

— Хоккей сейчас присутствует в вашем телевизионном рационе или за последние пару месяцев «наелись» им?
— Если говорить честно, то хоккей почти не смотрю. Иногда включаю хайлайты, голы — не более.

— ЦСКА вынес «Динамо» в серии с тем же счетом 4-0. Это действительно сейчас самая сильная команда в Лиге?
— Надо отдать должное ЦСКА. Это хорошая команда с опытом кубковых побед. Не скажу, что мы с ними плохо сыграли. Были матчи, которые мы могли выигрывать, в двух вели в счёте, имели шансы в том длинном овертайме. Кто знает, реализуй мы их, может быть были на месте ЦСКА во втором раунде? Заключительный матч ЦСКА с «Динамо» я смотрел, мне показалось, что динамовцы в какой-то момент расслабились.

— Игорь Никитин, говоря о поражении от ЦСКА, упирает на то, что при относительно равной игре ярославцы уступили в реализации. Неужели всё так просто?
— Я думаю, всё именно так. В каждой игре у нас было полно возможностей. Всё решили нюансы и в, частности, реализация большинства.

— По серии с «Динамо» было видно, как классно физически готовы армейцы. Может, и вы им «конёк» проиграли?
— Не считаю, что мы были физически не готовы. Парни два месяца готовились на сборах. Мы с Александром Елесиным и Артёмом Анисимовым были в расположении сборной, как и ребята из ЦСКА. Все, по большому счёту, находились в равных условиях. Если вспомнить тот самый овертайм, то даже играя в три звена, мы удерживали высокий темп. Считаю, это показатель.

— Кстати о третьем матче в серии — 126 минут игрового времени, вторая по продолжительности игра в истории КХЛ. Как ведёт себя организм? Какие мысли приходят в голову?
— У меня первый раз в жизни была такая игра. Когда идут первые два овертайма — ещё есть эмоции, азарт, желание забить во что бы то ни стало. Потом, конечно, сложнее. Но в любом случае нужно уметь выигрывать такие матчи. Это зависит от кубкового опыта. Что касается ощущений, то в третьем или четвёртом овертайме у меня свело ноги. Впервые случилось такое! Не самые приятные ощущения, прямо скажем. Персонал помог быстро прийти в себя.

— Когда матчи настолько затягиваются, у некоторых команд заканчиваются бананы в раздевалке, другая еда, оперативно подвозят воду...
— Нет-нет, у нас всё было нормально! Всё сделали своевременно и чётко. Были и бананы, и батончики. Главное было победить, все пытались внести свой вклад в итоговый результат.

— Не в том ли овертайме решилась судьба всей серии?
— Я так не считаю. Могу вспомнить серию с «Йокеритом», когда мы уступали 0-3, но выиграли после этого два матча. Могли бы и взять ту серию. Здесь — тоже самое. Но, видимо, был не наш год.

— Согласны, что у ЦСКА есть костяк, обладающий инстинктом победителей, чего как раз не хватает «Локомотиву»?
— Возможно и так. Но у нас есть парни, которые точно также хотят выиграть Кубок Гагарина. В том числе и я. Не всё зависит от опыта. Зачастую решает то, кто больше хочет.

— Как относитесь к мнению, что у лидеров «Локомотива», к которым относитесь и вы, выработался некий кубковый комплекс?
— Нет никакого комплекса! Положа руку на сердце, все хотят этот Кубок. Мы сами, руководство, весь город. Но каждый год появляются какие-то нюансы, которые мешают. То первый раунд, то второй… Я не знаю в чём проблема. У нас правда всё есть: дружная команда, мудрый тренерский штаб. На мой взгляд, нам нужно один раз пройти второй раунд, после чего все оковы спадут.

03_20220307_LKO_CSK_NEY-9.jpg

«Очень люблю играть с шайбой, но нужно больше угрожать воротам»

— Давайте вернёмся на полгода назад. «Локомотив» летом серьёзно усилился, пришли Максим Шалунов и Рид Буше, потом подъехал Артём Анисимов. Казалось, что вы сделаете шаг вперёд. Что пошло не так?
— Я думаю, слишком много ожиданий на нас возлагали. Причём все. Думали, что всё, Кубок Гагарина уже наш. Может быть, кто-то из парней тоже посчитал, что и регулярный чемпионат пройдёт гладко, и в плей-офф всё будет как по маслу. Получилось всё наоборот.

— Пожалуй, это был первый случай, когда и болельщики, и журналисты чуть ли не хором называли «Локомотив» главным претендентом на трофей.
— За мою историю, пожалуй, и правда такое впервые. И до этого, конечно, говорили, что «Локомотив» топовая команда и мы должны бороться за кубок. Но такого ажиотажа и правда не было.

— Говорили, что Андрей Скабелка потерял контакт с игроками. Отношения с тренером и правда стали более напряжёнными?
— Я думаю, нет. Андрей Владимирович каким был, таким и остался. Быть может, требования стали выше? И не все к этому оказались готовы. В общем и целом изменений особо не было. Состав остался почти тот же, пришли опытные парни, выигравшие кубки. Как говорил мой детский тренер «в рот положили, осталось только прожевать». Почему не сложилось? Честно, для меня это тоже загадка.

— Со стороны было не очень заметно, чем «Локомотив» Никитина отличается от «Локомотива Скабелки. Расскажите, как это выглядело изнутри.
— Больших перемен не было. Может быть, какие-то нюансы. Игра в меньшинстве, например. Самое большое изменение — это персональные занятия с каждым игроком. В том числе по части психологии. Было много разговоров с тренерами по сравнению с прошлым годом.

— Какое влияние на коллектив и вас лично оказал такой многоопытный игрок как Артём Анисимов?
— У Артёма я очень-очень много взял. Мы с ним много общались всё это время. Анисимов мне подсказывал как играть в обороне, в других эпизодах. Пока мы были в сборной на олимпиаде, я с ним постоянно советовался. Я ему очень благодарен за тот опыт, который Артём мне передал. Уверен, эти советы мне в будущем пригодятся.

— Майк Пелино говорил про вас «у него есть особый навык — он умеет забивать», но после ухода Пелино ваша результативность упала. Сбился прицел, или это осознанный уход в сторону универсализма?
— С очками то у меня всё нормально. С голами проблема, да. Я бы не сказал, что ушёл в какую-то другую сторону. Чтобы было больше голов — нужно создавать больше угроз воротам. Когда главным тренером был Пелино, я гораздо чаще бросал по воротам. Сейчас больше играю на команду. Нужно впредь больше брать на себя ответственность, а заодно и вкус гола почувствовать. Я очень люблю играть с шайбой. Захожу в зону обычно с контролем, а не просто вбрасываю. В углах мне нравится защитников повозить. Что есть, то есть. Но, повторюсь, нужно больше угрожать воротам. Это главный совет мне самому. Если в этом добавлю — будет всё хорошо.

— Не противоречил ли ваш стиль игры воззрениям тренеров? При Скабелке, например, ярославцы входили в зону в основном через вброс.
— Я старался миксовать. Иногда можно зайти в зону через подставление, иногда с ведением. То попроще, то с устроить красивую комбинацию. Прежде всего, старался выполнять установку тренеров, а уже потом реализовывать свои хотелки.

03_20220103_LKO_DYN_NEY_20.jpg

«В Китае мечтал о домашних пельменях и борще»

— На олимпиаде тренерский штаб вас использовал в непривычной роли — тринадцатым нападающим. Каково быть «плавающим» форвардом и какие требования были со стороны тренеров?
— Для меня это совершенно нормально. Те смены, которые мне давали, старался отрабатывать на сто процентов. Это олимпиада — здесь каждый должен вносить свой вклад. На краткосрочном турнире необходимо играть только на команду, что я и пытался делать. Каких-то индивидуальных задач передо мной тренерский штаб не ставил. Что касается отсутствия постоянных партнёров, то это не проблема. В сборной что ни игрок — большой мастер, со всеми было классно играть.

— Какие эмоции оставили эти две недели в Пекине?
— Если говорить о решающем матче, то было обидно. Разочарование, безусловно, присутствовало, потому что мы хотели выиграть золото. Вели ведь в счёте в финале, но сборная Финляндии играла дисциплинированно и по заданию. Если говорить о турнире в целом, то было очень почётно присутствовать на нём. Это давало дополнительный настрой. Я хорошо провёл время с ребятами, пересекался с иностранцами, с которыми играл раньше. Спрашивал, как дела у Антона Ландера и Атте Охтамаа. Много положительных эмоций увёз из Пекина.

— Обычно на олимпиадах представители разных видов спорта находятся в тесном контакте друг с другом. Как было на этот раз, учитывая ковидные ограничения?
— Мы жили все в одной деревне. Каждый день просто сдавали тест на коронавирус, ходили везде в масках. В остальном можно было со всеми общаться. Никаких проблем не было.

— После окончания турнира Вадим Шипачёв рассказывал, что от китайской еды у него уже живот сводит. А с чем необычным в плане питания столкнулись вы?
— С едой и правда были небольшие проблемы (смеётся). Мясо, прямо скажем, было не лучшего качества. Под конец я уже привык; знал, что можно брать, а к чему лучше не прикасаться. Многие ребята мечтали о домашней еде. Я представлял, как вернусь и поем домашних пельменей! А ещё хотелось борща. То и дело думал об этом.

— Вы столько времени находились взаперти, под жёстким контролем. Что это напоминало?
— Поначалу настораживало то, что везде всё проверяли. Там нельзя ходить, здесь тоже нельзя. Но нужно было привыкать к условиям, в которые нас поставили. Конечно, было непривычно каждое утро сдавать тест перед завтраком. В любом случае после этого турнира все парни получили положительные эмоции.

— Принято считать, что в плей-офф серебро не выигрывается, но от ваших партнёров по сборной я слышал противоположное. Неужели, выход в финал — потолок для сборной?
— Встречались две равные команды. На мой взгляд, правильно сказать, что мы не проиграли золото, а выиграли серебро. Это будет честно по отношению к парням и тренерам. Не соглашусь с тем, что второе место — наш потолок. У нас была хорошая команда с мастерами в составе. Но из-за того, что мы не выиграли золото, не нужно искать виноватых.

— 30 апреля закончится ваш контракт с «Локомотивом». Каким видите своё будущее?
— Мыслей очень-очень много. Нужно выбрать правильный вариант развития моей карьеры. Пока ничего не могу сказать. Контракт свой отработаю, а там уже будет видно, где я буду играть в следующем сезоне.

Досье

Артур Каюмов
Родился 14 февраля 1998 года в Бугульме
Карьера: 2014-19 — «Локо» (МХЛ), 2015/2016 — юниорская сборная России (МХЛ), 2016/2017 — «Рязань» (ВХЛ), с 2017 — «Локомотив»
Достижения: обладатель Кубка Харламова (2018, 2019)

Дмитрий Ерыкалов Дмитрий Ерыкалов
Sport24
специально для khl.ru

Упоминания

Локомотив  (Ярославль) Локомотив (Ярославль)
Поделиться
Прямая ссылка на материал
Распечатать