Пресс-служба КХЛ Пресс-служба КХЛ
специально для khl.ru
На КХЛ ТВ вышел новый выпуск программы «Тренерская». В нём член тренерского штаба сборной России, обладатель Кубка Харламова с молодёжным «Спартаком» Олег Браташ и ведущий Антон Климанов обсудили текущий плей-офф КХЛ и разобрали некоторые особенности молодёжного хоккея.

Предлагаем вниманию болельщиков запись программы и текстовую версию ответов Олега Браташа на вопросы ведущего.

— Несколько плотно вы следите за КХЛ в нынешнем сезоне?
— Естественно, я слежу за нашей Лигой, за нашими командами. Не буду оригинален, если скажу, что понравилась «Северсталь» в этом сезоне. Понравилось, как сработали тренерские штабы «Сибири» и «Нефтехимика». Понравилось готовность к плей-офф «Спартака» и той же «Северстали». И очень понравилась зрелая, без видимых слабых мест, игра ЦСКА.

— ЦСКА много критиковали в начале сезона — и за игру команды, и за довольно неожиданные перемены в тренерском штабе. Почему так получилось, что сейчас армейцы непобедимы?
— Это вопрос для исследования работы Сергея Фёдорова. Её можно назвать успешной, на данном этапе точно. ЦСКА прошёл две серии со счётом 4-0, причём с нерядовыми командами, с топ-клубами. Прошёл уверенно, будто не заметив сопротивления. Следующую серию я с большим нетерпением и интересом между. 

— Одна из особенностей этого плей-офф — большая пауза перед решающими играми. Как команды и тренеры проходили подготовку?
— Думаю, каждый тренер сам решает, как готовить свою команду. Я бы в такой ситуации провёл что-то вроде предсезонной подготовки.

— Говорят, что командам надо вкатываться после такого. А «Спартак» выбежал и начал играть с ходу.
— Это как раз искусство тренера: максимально подготовить команду именно к тому времени, когда это нужно. Даты были известны, к какому числу надо подводить. Поэтому тот, кому это удалось — тому респект.

— Многие иностранцы уехали, за счёт этого молодые игроки получили дополнительное игровое время. Как им себя зарекомендовать, что делать, чтобы не ударить в грязь лицом?
— Нужно понравиться тренеру своей игрой. Нужно выполнять задачи, справляться с ними. Сначала понять, пропустить задачи через себя, а потом стараться справиться с тем, что тренер требует. Если бы иностранцев сразу не было, и команды готовились два месяца без них, тренерам было бы проще подготовить молодых игроков. А так получается, что многие игроки заменили ушедших легионеров, зайдя в игру «с листа». В этом сложность для тренеров.

— Вернёмся в историю. Что стало ключевым фактором в победе МХК «Спартак» в Кубке Харламова в 2014-м году?
— Я верил, что мы способны обыграть любую команду. Это пришло в течение сезона, когда мы со всеми уже сыграли и, в принципе, я понимал, что мы можем это сделать. Хотя в регулярном чемпионате мы были девятыми, если брать обе конференции, но я не видел команду, которую мы не могли бы обыграть. После первой игры полуфинала в Казани я поверил, что мы реально можем добиться Кубка. 

— Когда вы принимали команду, виден был в ней чемпионский потенциал? Это вообще может быть видно заранее, или только через работу приходит понимание?
— В молодёжном хоккее состав не может быть одинаковым долго, так как игроки по возрасту уходят, приходят. Когда я принимал «Спартак», он первые два года не попадал в плей-офф МХЛ, это была совсем другая команда, которая не была готова к решению задач. Например, был недокомплект — пять защитников и всего двое центральных нападающих. Как можно на что-то рассчитывать в таких условиях? Положение было, если честно, было не ахти какое. Пришлось всё строить с нуля, заново. За два года это удалось с помощью драфтов девяносто четвёртого и девяносто пятого годов рождения, мы опирались на школы «Спартака» и «Крыльев Советов». После драфта девяносто пятого года сложилась та команда, о которой я на предсезонке сказал: «Вот эта команда — чемпионская». Мой выпуск в «Крыльях» был девяносто третий год рождения. Когда я переходил в «Спартак», туда сразу перешли и четверо ребят — Кулик, Сорокин, Кучерков и Алексеев. Он девяносто четвёртого, но играл за девяносто третий. С драфта девяносто пятого года рождения пришло ещё четверо или пятеро ребят, воспитанники Игоря Ефимова. Они потом сыграли важную роль в победе.

— Кулик и Неколенко хорошо играют в КХЛ, Шестеркин проявляет себя за океаном. Увидели тогда что-то в них?
— Безусловно! Иначе их бы и не пригласили. У нас была высокая конкуренция, на просмотре было много народу. Игоря Шестёркина я вообще с детства знаю, он начинал ходить на вратарские уроки, когда совсем маленький был. Я следил за ним, и он мне очень импонировал своей манерой игры и своим пониманием игры. Мне это было близко, я его выделял и сейчас выделяю среди всех вратарей. 

— Сколько игроков молодёжного «Спартака» перешло во взрослый хоккей?
— Из чемпионского состава, или вообще те, кто в те годы играл в команде? Тот же Артём Земчёнок играл за нас три года, просто по возрасту в последний год его с нами не было — сейчас у него отличная карьера сложилась. Миша Мамкин был капитаном первые два года, что я работал — у него тоже хорошая карьера в КХЛ. Из чемпионского состава многие играют. Кто-то на слуху, кто-то больше сыграл, кто-то меньше. Успешная карьера у Демидова, Провольнева, Ермакова. У нас так получилось, что вратари и защитники почти все в КХЛ. Если говорить про нападающих, то Володя Пешехонов поиграл в «Сибири», Хацей в «Югре» играл, самый ценный игрок того плей-офф. Кучерков, которого я называл, был травматичный, много травм, здоровье не позволило. 

— Тогда у московского клуба была непростая финансовая ситуация. Как мотивировать игроков, когда нет денег?
— Это не так сложно, ведь главная цель у ребят к МХЛ — стать востребованными профессиональными хоккеистами. Зарплату там даже сложно назвать зарплатой, просто стипендия. Для них это не главная цель. Главная цель — попасть в КХЛ. То, что они не получали эту стипендию, не сказывалось отрицательно на их мотивации. Наоборот, они понимали, что здесь, возможно, дальше не будет команды, и надо себя показывать чтобы быть востребованными.

— Раз уж заговорили про деньги. После одного из матчей вы нелестно высказались о работе арбитров и заплатили штраф. Как вы сейчас вспомните эту историю? Вы тогда сказали, что на всю жизнь запомните имена тех арбитров
— Запомнил! С одним из них даже общаюсь сейчас. Хотя он всё валит на второго судью (смеётся). Тогда было нужно это сделать — иначе, если бы так и продолжилось, это бы поставило нам шлагбаум. Я совершенно сознательно это делал, потому что надо было обратить внимание, и я этого добился — Лига прислала комиссию, назначила судей на пятую решающую игру, там уже всё было в порядке. Такая была ситуация, что я посчитал необходимым это сделать даже ценой штрафа. А штраф мне болельщики собрали.

— Принято считать, что в России большой акцент на физическую подготовку. В одном своём недавнем интервью Никита Нестеров рассказал, что у нас нагрузки перед сезоном чрезмерные, в то время как за океаном тренеры рассчитывают на то, что игроки сами готовятся к сезону. Возможно ли изменить подход в России и нужно ли это?
— На мой взгляд, не нужно. Не во всём параллели с НХЛ могут быть подходить нашим реалиям. В НХЛ собраны лучшие игроки со всего мира, там огромная конкуренция и из-за этого там просто пользуются игроками — зачем их готовить? Если кто-то в чём-то не справляется, так огромное количество людей готовы его заменить и грызть лёд. Поэтому каждый сам думает, как ему быть. У нас же совсем другая ситуация, обучение продолжается во взрослых командах. Нагрузки и тренировочный процесс идут обучающие. Должны такими быть, во всяком случае. Мы на этом стояли в советское время, и поэтому были лучше — потому что процесс обучения всегда продолжался.

— Как сделать, чтобы тренировки были не из-под палки?
— Никто не говорит, что работа в команде — это работа из-под палки. Так считают те, кто думает, что это не нужно. Если игрок понимает, что эта работа идёт ему на пользу, тогда почему она должна быть из-под палки? Хоккей это вообще трудная работа, это факт. И не зря хоккеисты зарабатывают такие деньги. А кто сказал, что эта работа должна она быть лёгкой? Тот, кто попадает в НХЛ, это работу уже прошли и сделали, а дальше они сами решают, насколько им нужно работать, чтобы чего-то достигать. Но чтобы становиться лучше — надо работать.

— Один игроков чемпионского «Спартака» рассказывал, что вы тренировали двадцать видов раскатов, чтобы выходить из своей зоны. Неужели игроки воспринимали такое количество вариантов?
— Действительно, выходу из своей зоны, началу атаки мы уделяли большое внимание. Я всегда так делаю, считаю, что без начала нет продолжения и всего остального. Раскат — это не панацея, это один из видов атаки. Но надо понимать, чтобы он был эффективен, когда его применять, зачем его применять и как его применять. Естественно, это тоже надо тренировать. Вариантов выходов из-под давления у нас было ещё больше, и все мы прорабатывали на тренировках. А раскатов, кстати, у нас было двадцать четыре — двенадцать с одной стороны, двенадцать с другой. У меня математический склад ума, люблю математику, геометрию — люблю треугольники, ромбы, конверты, люблю, чтобы всё было чётко, чтобы был порядок (улыбается). Раскаты могут быть разными, потом я навыдумывал другие, в Ярославле были другие, в сборной олимпийской — совсем другие. Главное, чтобы это работало. Это творческий процесс. Всё делается для того, чтобы игроки коллективно мыслили и понимали, что в какой ситуации надо делать. Соперник же по-разному играет. В зависимости от этого игроки должны выбирать лучший вариант. Это уже их игровое мышление включается. Это импровизация, но основанная на отработанном взаимодействии. Мы со скамейки подсказываем — соперник играет так, надо попробовать такие раскаты. 

— Насколько оправданна практика сажать команду — например, сборную России — перед важными соревнованиями на сборы в Новогорске?
— Мы уже говорили о подготовке команд к плей-офф в паузе. Пожалуйста, тренер, готовь команду, у тебя полно времени. По мне — чем больше времени на подготовку, тем лучше. Другое дело, что его надо эффективно использовать, чтобы команда была готова физически, технически, психологически и тактически. 

— Психология важная для молодёжных команд?
— Это одна из четырёх черепах, на которых стоит хоккей! Она важна везде, не только в молодёжном хоккее. Тут и мотивация, и устойчивость психологическая. Много компонентов, которые определяются одним общим словом. Тренер должен об этом думать, это его работа. Виктор Тихонов, когда я был в ЦСКА, на собраниях говорил игрокам: «Главное — это мотивация». Мне было тогда 19-20 лет, я думаю: «Легко вам говорить, когда вы собрали лучших игроков мира в команде. Эта «Красная машина» выйдет и всех обыграет». Но потом я понял, насколько это правильные слова. Никакое мастерство не сработает, если ты не мотивирован. Сейчас нет такой разницы в мастерстве, что против тебя выходит соперник, которые плохо на коньках катается. Чтобы обыграть хоть кого-то, ты должен был заряжен и мотивирован, ты должен преодолевать себя. Когда ты готов, ты дашь результат, когда нет — мастерство не сыграет за тебя.

— Вы долгое время были главным тренером олимпийской сборной России. Насколько актуален институт вторых сборных в иерархии национальных команд?
— Если правильно пользоваться этим инструментом, то он может быть очень полезным. Первые три года он свою роль очень хорошо выполнял. На корейской Олимпиаде чемпионами стали 19 человек, которые прошли через олимпийскую сборную. 

— Насколько тренер молодёжной сборной должен общаться с игроком, когда тот находится в расположении клуба?
— Я думаю, что это неправильно. Когда игрок находится в расположении клуба, в распоряжении другого тренера, вмешиваться в работу другого специалиста просто непрофессионально. Другое дело, когда игрок попадает к тебе, ты можешь обсуждать, что ты видел в клубе, что хочешь видеть в сборной. Скорее ты как тренер сборной должен и можешь общаться с тренерами по поводу какого-то игрока. 

— Артём Батрак, ныне комментатор, тоже обладатель Кубка Харламова в составе «Спартака». Как заставить его выкладываться на полную?
— Видимо, я не смог, раз он не стал профессиональным хоккеистом (улыбается). Может быть, он большего добьётся н другом поприще. Хотя он был в чесали перспективных, и его тройка с Хохлачёвым и Злобиным была чуть ли не сильнейшей в стране. Но почему Артём дальше не пошёл — может быть, потому что как раз я его не смог заставить.

Пресс-служба КХЛ Пресс-служба КХЛ
специально для khl.ru
Поделиться
Прямая ссылка на материал
Распечатать