Владимир Мозговой Владимир Мозговой
специально для khl.ru

В начале нового столетия тренерское противостояние «Белоусов – Цыгуров» достигло пика. Не скажу, что хоккейную общественность так уж занимала именно история взаимоотношений двух капитанов и знаковых фигур челябинского «Трактора», а впоследствии самых успешных из тех тренеров, которые практически всю игровую карьеру провели именно в челябинском клубе. Но сравнения напрашивались.

Вместе играли шесть лет, оба были одними из главных творцов выстраданной «Трактором» бронзы-1977, схожи были и тренерские, несравненно большие успехи. К тому моменту, когда в финале плей-офф встретились «Магнитка» и «Авангард», за спиной у Цыгурова были два чемпионства и Кубок Европы с «Ладой», у Белоусова одно чемпионство и две победы в Евролиге с магнитогорским «Металлургом». Когда в первой половине 90-х Геннадий Федорович штурмовал и брал главную высоту с тольяттинцами, Валерий Константинович дважды останавливался в шаге от финала с челябинцами.

До Белоусова «Трактором» с 1978-го до 1990-го (с перерывом) командовал Цыгуров. Белоусов у него играл до отъезда в Японию, потом Геннадий Федорович взял выпускника ВШТ Валерия Константиновича ассистентом, потом Белоусов его сменил. Достойная книги сага начиналась в советские времена, а во времена российские они брали титул за титулом уже не в родном клубе, и выросли до специалистов высочайшего класса. Пока, наконец, не встретились лицом к лицу.

Весной 2001-го я писал о них как о двух уральских мастеровых, рыцарях хоккея, чуждых закулисным интригам, как о «заклятых друзьях-товарищах», с которыми можно выпить по кружке пива, обсуждая хоккей. О том, могут ли они друг с другом вот так посидеть, я сознательно умалчивал. Скорее интуитивно догадываясь, что нет – не посидят. Но я был за то, чтобы могли. Во всяком случае, очень хотел, чтобы финальная серия обошлась без скандалов.

Не обошлась. Но вины главных тренеров в том не было. И полемики непосредственно между ними тоже не было. Как сложилось – так сложилось. После победы «Металлурга» весной 2001-го много чего будет. Цыгуров вскоре покинет «Авангард», а Белоусов, уйдя из «Магнитки», окажется – да-да, в Омске, и пройдет с «Авангардом» дальше Цыгурова. А Геннадий Федорович, в свою очередь, в третий раз возглавит прозябающий «Трактор», и поднимет в элиту, и это будет подвиг. А Валерий Константинович, приняв «Трактор» в начале десятых, доведет его финала Кубка Гагарина, и это тоже будет подвиг.

Незадолго до смерти Цыгуров в исповедальном интервью, данном Юрию Голышаку, расскажет, что они с Белоусовым семь лет даже не здоровались. Жизнь разводит, смерть примиряет. Покинули они этот мир один за другим. Белоусов родился в декабре 1948-го, а ушел в апреле 2015-го. Цыгуров родился в апреле 1942-го, а ушел в декабре 2016-го. Я и говорю – сага.

…В середине нулевых я как-то приехал к Цыгурову в Тверь. Его ХК МВД только-только вышел в суперлигу, но главный тренер не выглядел счастливым, не без оснований предполагая, что где-то выше уже просчитали: мэтр сделал свое дело – мэтр может уйти. Может, поэтому Федорыч больше рассказывал не о настоящем и будущем, а о прошлом. О послевоенном детстве и юности, когда весь «Трактор» жил в радиусе 200 метров от стадиона Челябинского тракторного завода. О времени, скудном на еду, но богатом на дворовую дружбу. О пленных немцах, которые строили поблизости дорогу и детский сад. О коньках, прикрученных к валенкам, о любви к футболу и любым уличным играм. О первых тренерах. О том, как болели на ЧТЗ за «Дзержинец» и «Авангард», как раньше называлась команда, с которой у него столько будет связано.

В хоккейной школе он оказался по нынешним меркам критически поздно – уже в подростковом возрасте. По нынешним временам над такими переростками могут только посмеяться – это в баскетболе бывают случаи, когда берут просто за рост, а в хоккее такого не бывает, да и почти нет сейчас «самодельных» талантов, неоткуда им взяться. А вот Гена Цыгуров пригодился, и ему пару-тройку лет хватило, чтобы дорасти до основы.

Он уже работал на заводе, пусть не на основном производстве – надо же было как-то семье помогать. Пришел однажды на тренировку «никакой», на него накричали, пришлось объяснять, что прямо с завода, сразу после третьей смены. Нынешним юным дарованиям такое и представить невозможно, а если бы понимали, да еще на собственной шкуре, то больше бы ценили то, что имеют. Конечно, перевели пацана в «скрытые профессионалы», на рабочую ставку, но что такое завод, он усвоил на всю жизнь. Уже будучи маститым тренером, ходил на проходившие в библиотеке ЧТЗ партсобрания, где, что греха таить, его иногда «прорабатывали». Ностальгировать по такого рода «проработкам» вряд ли стоит, но один плюс у них был – это не позволяло, как раньше говорили, «отрываться от коллектива».

Он и без того не отрывался. В основе освоился быстро, прибавил обороне «Трактора» надежности, со временем получил прозвище «Бригадир», что вполне отвечало и профессиональным, и человеческим качествам Геннадия Цыгурова – надежность, требовательность к себе и другим, основательность. По его собственным словам, прозвище перешло «по наследству» от главного тренера Виктора Столярова. Столяров во время войны действительно руководил бригадой на заводе, впервые слово прозвучало на стадионе ЧТЗ, когда Виктора увидели в игре, так и пошло. А потом Бригадиром стал Цыгуров, надевший капитанскую повязку во второй половине 60-х в трудные для «Трактора» времена вылета из элиты. Весной 1965-го на счету некогда крепкой команды оказалось всего две победы, и последнее, десятое место в первой группе класса «А». Пробиться снова в первую десятку удалось только через три года.

За три сезона во второй группе Геннадий Цыгуров забросил больше шайб, чем за 12 сезонов в элите, но это и понятно – здесь он мог позволить себе играть раскованнее и менее строго. А вообще-то он был типичным «домоседом» в самом лучшем значении этого слова, с классическим исполнением своих прямых обязанностей. Одно исключение стало знаковым – переломная шайба в матче с прямым конкурентом в борьбе за бронзу рижским «Динамо» 9 марта 1977 года в Челябинске.

«Трактор» за десять минут до сирены уступал 1:2, в один из моментов Цыгуров в середине площадки подхватил шайбу, отдавать было некому, а сзади уже наседал могучий рижанин Виктор Хатулев. До того, как Хатулев впечатал челябинца в борт, тот успел бросить в сторону ворот, и только подняв голову, увидел, что зал встает – шайба, подпрыгнув перед голкипером Михаилом Василенком, оказалась в воротах. Через четыре минуты за снос Валерия Белоусова был назначен штрафной бросок, сам капитан его и реализовал, а точку поставил Анатолий Картаев. В трех оставшихся турах «Трактору» надо было набрать всего одно очко, чтобы обезопасить грядущую бронзу, что он и сделал в Горьком.

Над предложением Анатолия Кострюкова пойти к нему в ассистенты Цыгурову долго думать не пришлось, через год с небольшим его «аспирантура» завершилась, и с тех пор на клубном уровне в помощниках ему не пришлось ходить ни разу. В начале 80-х его «Трактор» был, пожалуй, сильнее бронзового состава-1977, но две столицы обескровливала его на ходу, и шанса зацепиться за медали молодому тренеру больше не дали.

До ренессанса «Трактора» начала 90-х годов Цыгуров не доработал немного, но зато впереди была тольяттинская эпопея протяженностью почти в десять лет, и именно здесь Геннадий Федорович осуществил то, о чем только мечтали все работавшие за пределами столицы тренеры: пробил со своей чемпионской «Ладой» московскую стену, дважды сделав тольяттинцев чемпионами России. «Лада», кстати, первой из российских команда взяла и главный европейский клубный трофей. Под новый 1997-й год в драматичнейшем финале в Дюссельдорфе, по ходу которого тольяттинцы уступали 0:3, был повержен шведский МоДо.

Именно Геннадий Цыгуров, по большому счету, сделал явлением тольяттинский хоккей. В эти годы он был, пожалуй, самым авторитетным продолжателем традиций советской тренерской школы, которая последних сил противостояла хаосу новых хоккейных времен. Да, он был тренером старой школы, что выражалось в том числе в любви к цитатам великих (а книгочей он был, каких поискать). Конечно, Цыгуров строил и вел команду железной рукой (в самом начале с ходу уволил полтора десятка человек), что могло работать только до определенного момента, но он иначе не мог, потому что сам был так воспитан. Как говорил его учитель Кострюков, «тренера все равно снимут, так пусть снимут за жесткость и требовательность - хоть сам себя уважать будешь».

На международном уровне через его руки прошли едва ли не все молодые таланты конца 80-х – 90-х годов, начиная с Павла Буре, Сергея Зубова и Вячеслава Козлова, которых он повез на юниорский чемпионат Европы-1988 в Чехословакию. Не сказать чтобы третье место было удачным дебютом, но с молодежной сборной на чемпионате мира-1993, где Цыгуров был ассистентом Юрия Моисеева, получилось еще хуже. Бронза в Чехии-1994 воспринималась уже как прогресс. Титул с молодежной сборной Геннадий Цыгуров взял на исходе столетия в Виннипеге, лишив золота хозяев. В команде по сравнению с прошлыми годами кроме, пожалуй, Максима Афиногенова, почти не было звезд, зато это была именно команда, которая в решающем матче смогла в овертайме одолеть Канаду. С национальной сборной Геннадий Федорович тоже работал, но только в качестве ассистента, и не на главных турнирах. Хотя нет, был же победный для сборной СССР чемпионат мира-1981в Швеции, на котором совсем молодой по тренерским меркам Цыгуров исполнял роль консультанта.

В нулевых за исключением финала с «Магниткой» его карьера шла на спад, но то, что в эти годы Цыгуров один за другим вывел в суперлигу три клуба, говорит о квалификации тренера и его умении сконцентрировать все усилия команды ради достижения цели. И нижегородское «Торпедо», и ХК МВД, и, естественно, «Трактор» были подняты наверх в течение четырех лет – с 2002-го по 2006-й, факт просто поразительный. Ну а то, что с Геннадием Федоровичем расставались не очень хорошо, пусть останется на совести тех, кто считал возможным от него избавиться после выполнения задачи.

Под занавес жизни он многое переосмыслил, о многом сожалел, и как-то сказал о своей профессии очень горькие слова: «Все время правым оставаться невозможно, и справедливым – тоже». Последние годы Цыгурова были очень тяжелыми, даже трагическими. Когда обрушилась болезнь, оба сына помогали, как могли – Денис в России, Дмитрий в Швейцарии. Деньги на лечение собирали всем хоккейным миром. Смерть Дениса, талантливого хоккеиста, еще больше подкосила Цыгурова-старшего. Жил на два города, которые все-таки вспомнили, что для них сделал Бригадир. Работал, пока оставались силы – спасибо «Трактору».

Тренер был жесткий. Память оставил светлую.

Геннадий Цыгуров. Фото: Владимир Беззубов

Досье

Геннадий Федорович ЦЫГУРОВ

15.04.1942, Челябинск – 14.12.2016, Тольятти

Игровая карьера: 1960-1977 – «Трактор» (Челябинск). Всего за клуб 658 матчей (второй результат в истории «Трактора»), 47 заброшенных шайб. В элитном дивизионе чемпионатов СССР – 402 матча, 19 голов и 15 передач. Во втором эшелоне – 130 игр, 22 шайбы и 13 передач.

Достижения: бронзовый призер чемпионата СССР 1977.

Тренерская карьера: 1977-1978 (ассистент), 1978-1984, 1987-1990, 2006-2007, 2015-2016 (консультант) – «Трактор»; 1984-1987 – СК им. Урицкого (Казань), 1990-2000, 2011-2012 – «Лада» (Тольятти); 2000-2002 – «Авангард» (Омск), 2002-2003 – «Торпедо» (Нижний Новгород), 2003-2004, 2008-2010 – «Кристалл» (Саратов); 2004-2005 – ХК МВД (Тверь), 2007-2008 – «Нефтехимик» (Нижнекамск), 2010-2011 – «Сарыарка» (Караганда, Казахстан), 1988 – главный тренер юниорской сборной СССР, 1993-1994 – ассистент главного тренера молодежной сборной России, 1999 – главный тренер молодежной сборной России, 1998-2001 – ассистент главного тренера сборной России на этапах Евротура. 2003-2008 (с перерывами) – ассистент главного тренера сборной Казахстана.

Достижения: чемпион России 1994, 1996, серебряный призер 1993, 1995, 1997, 2001. Бронзовый призер чемпионата Казахстана 2011, чемпион мира среди молодежных команд 1999, бронзовый призер 1994 (ассистент главного тренера). Бронзовый призер чемпионата Европы среди юниоров 1988.

Владимир Мозговой Владимир Мозговой
специально для khl.ru
Поделиться
Прямая ссылка на материал
Распечатать