Владимир Мозговой Владимир Мозговой
специально для khl.ru

Давно сложился канон, согласно которому девятилетний победный марш сборной СССР, начавшийся с чемпионата мира в Стокгольме-1963, был изначально и тотально успешным. И тренерский дуэт Чернышев-Тарасов сложился на удивление ладно и быстро, и набирать состав проблем не было, и играли наши ледовые рыцари так, что главным конкурентам впору было сдаваться заранее. Нет, они, конечно, сопротивлялись, но где им было устоять против героев ледовых баталий, игравших на космическом уровне!

Все так, да не совсем так. Титулов не было с Олимпиады-1956, уступили шведам домашний чемпионат мира-1957, трехлетие Анатолия Тарасова обернулось медалями не того достоинства, олимпийская бронза Скво-Вэлли-1960 была признана позором, возвращение Аркадия Чернышева на той же бронзовой ступеньке в Швейцарии-1961 команду и оставило. Причины длительного кризиса (тогда это считалось именно кризисом) были, вполне объективные, продолжалась смена поколений, но кого это волновало?

За хоккей взялись с партийной строгостью, сакраментальный вопрос «кто виноват и что делать?» был решен в пользу Анатолия Тарасова, которым укрепили тренерский штаб, но Аркадия Ивановича Чернышева все-таки оставили старшим тренером, утвердили план мероприятий, а заодно и список из четырех с лишним десятков кандидатов в главную сборную. Осталось только сократить список наполовину, и с оставшимися хоккеистами выиграть ближайший чемпионат мира. Тут, однако, вышла осечка – чемпионат-1962 в Колорадо-Спрингс советское руководство решило бойкотировать, и планы пришлось отложить на год.

Нападающий столичного «Динамо» Юрий Волков был если не железным, то твердым кандидатом на поездку в США. Потому что он играл в третьем по статусу, но мало в чем уступающем первым двум тройкам звене с замечательным центром Владимиром Юрзиновым и креативным Станиславом Петуховым. Первый матч в сборной в полном составе они провели 16 января 1962-го года в Братиславе против сборной Чехословакии. Команда уступила 2:4, но выводов не последовало, и весь год звено не трогали, наигрывая в «товарняках» оптимальный состав. Изменения были минимальными вплоть до января 1963-го, когда тренеры попробовали передернуть звенья в качестве дополнительной проверки – в частности, в первой московской встрече с американцами вместо Петухова в динамовском звене вышел Юрий Парамошкин.

К отъезду в Стокгольм, однако, все утряслось, и весь чемпионат мира динамовцы провели своим полноценным составом, с ходу отправив в ворота финской сборной три шайбы – половину из заброшенных сборной СССР в стартовом матче. Дальше случился казус, который мог оказаться роковым – проигрыш хозяевам, которым повезло чуть больше. Больше эти две команды очков не теряли, судьба медалей решалась в последний день, сборная СССР получила подарок от чехословацких хоккеистов, обыгравших «Тре Крунур», оставалось победить Канаду с разницей не меньше, чем в две шайбы. Ничья оставляла команду с серебром, поражение – вообще без медалей.

Все начиналось отлично с голов Александра Альметова и Эдуарда Иванова, и никто еще не мог предполагать, что золотой гол окажется на счету Юрия Волкова. Шла 18-я минута первого периода, когда Юрия на бросок вывел Юрзинов. А бросок у Волкова был образцовый, как правило резкий и неожиданный. Еще не совсем легендарный Сет Мартин не справился, на табло высветились цифры 3 и 0, к концу игры усилиями Вячеслава Старшинова счет был уже 4:0, но последняя минута чуть все не перевернула – канадцы отыграли две шайбы, поставив арену на уши, но разница в два гола сохранилась. Юрия Волкова можно было качать, но обошлось.

Момент был, конечно, исторический. Не случайно Юрий Александрович, отвечая на вопросы о самых памятных голах, выделял именно этот, забитый во дворце спорта, который с легкой руки Николая Николаевича Озерова в том марте стал «Юханнесхофом». Тройка Юрзинова номинально считалась третьей, но динамовский центрфорвард показал лучший бомбардирский результат в сборной СССР, на одно очко опередив своих коллег по амплуа Старшинова и Альметова. И вообще три звена забросили в Стокгольме ровно по 14 шайб. На счету Волкова их было 5, как и у Юрзинова.

Если бы кто сказал тогда, что в сборной должно быть хотя бы одно сдерживающее звено, Тарасов такого отважного отучил бы разговаривать надолго. Не было такого понятия, и не должно было быть – все должны уметь и атаковать, и обороняться, но главное, конечно – атаковать. Сборную представляли три звена, каждое из которых было лидером ЦСКА, «Спартака» и «Динамо», все играли, как говаривал Тарасов, «в атаку». И еще неизвестно, какая бы тройка оставила в истории отечественного хоккея больший след, как ни странно по отношению к звеньям Альметова и Старшинова это звучит. Если это преувеличение, то небольшое.

Юра Волков – с Беговой, а значит и со стадиона Юных пионеров. Если кто на СЮПе дорастал до юношеской команды – быть ему в любом взрослом московском клубе. Кто с Волковым рядом рос под рукой знаменитого Юрия Блинкова? Генрих Сидоренков, Виктор Якушев, Юрий Баулин, Николай Снетков, Виктор Кузькин и еще как минимум с десяток известных в будущем мастеров. Дальше распределялись сообразно интересу ведущих клубов, на Волкова положили глаз «Крылья Советов», и в первом же своем сезоне 18-летний Юра с пятью заброшенными шайбами стал серебряным призером чемпионата СССР. Вроде бы не было причин уходить, но, может, Якушев со Снетковым поспособствовали переходу в «Локомотив», а может просто все объяснял выбор будущей профессии – поступил Юрий Волков на дневное отделение института инженеров железнодорожного транспорта, который успешно закончил. Не ушел бы из «Крыльев» от Владимира Егорова – стал бы на следующий год чемпионом страны, а у Анатолия Кострюкова в «Локомотиве» при том, что компания была отличная, довольствовался «деревянными» медалями.

Правда, давно приметил разностороннего форварда сам Аркадий Иванович Чернышев, с вполне конкретной целю создать молодое звено уровня сборной страны. Так что динамовцем Юрий Волков на исходе 50-х стал совсем не случайно, а со звеном все вообще получилось замечательно – разве что кроме чемпионского звания. И кроме Олимпиады-1964, естественно.

Это история известная, но и неизвестного в ней хватает. Вообще после стокгольмского успеха все вроде как должно было стабилизироваться, но штаб не дремал, а неуемный Тарасов продолжал линию делать из хорошего лучшее. Все-таки третье звено его не совсем устраивало, а на подходе был его любимец Анатолий Фирсов, и никого не удивило, что в январе 1964-го болельщики в контрольном матче с Канадой увидели Фирсова в звене Юрзинова, и без Волкова. В следующем матче с канадцами Юрий Волков вышел в звене с однофамильцем Леонидом Волковым, а на площадке были еще и двое Зайцевых – вратарь Борис и защитник Олег. С учетом наличия двойняшек Майоровых сборная СССР в ближайшие годы могла стать средоточием дуэтов однофамильцев (еще и Александр Якушев вдогон Виктору подрастал), но такого не случилось.

Похоже, Юрия Волкова отцепили от олимпийской сборной еще до того, как в том же январе после матча с американцами находившийся в блестящей форме Владимир Юрзинов попал на операционный стол – жесткий силовой прием спровоцировал приступ аппендицита. Так завершился полный экспериментов с составом январь, лишними оказались два десятка игроков, и в Инсбрук сборная отправилась без динамовского звена. На олимпийский успех это не повлияло, тройка Леонид Волков – Виктор Якушев – Анатолий Фирсов выглядела отлично, но, полагаю, некоторую свою вину перед своими динамовскими подопечными Аркадий Чернышев чувствовал. И уже осенью 1964-го все вроде бы возвратилось на свои места, но былой стабильностью и не пахло.

На Мемориале Брауна в Канаде в декабре звено играло и в своем привычном составе, и с заменой Петухова на Якушева и Парамошкина. Эксперименты продолжались весь февраль 1965-го, Владимира Юрзинова в составе уже не было, а Юрию Волкову и его однофамильцу Леониду искали место в третьем звене. Проверяли и других, но этих почти ветеранов – в первую очередь.

В Тампере Юрий и Леонид однажды сыграют в одном звене с центром-универсалом Виктором Якушевым – в матче с Норвегией, а так будут по очереди подключаться к Якушеву и Фирсову. Победа сборной получилась достаточно убедительной, но было ощущение, что в ближайшее время ситуация несколько изменится, и команда будет обновляться. Юрий Волков еще не достиг критического для хоккеистов тех лет порога 30-летия, но с появлением Виктора Полупанова, Владимира Викулова, Евгения Зимина, Александра Якушева и других молодых игроков с карьерой в сборной СССР можно было попрощаться.

Он не стал играть хуже – другие стали играть лучше. Три сломанных ребра и предложение Чернышева стать его помощником ускорили процесс завершения игровой карьеры. Она в целом сложилась неплохо, многим другим, стучавшимся в двери сборной, повезло значительно меньше. «Командировка» в Берлин была по тем временам хорошим вариантом, но по возвращении места на тренерском мостике для Юрия Александровича Волкова уже не нашлось. Зато нашлось место дипкурьера в МИДе, что на четверть века обеспечило Волкову беспокойную, но интересную работу охватом в полмира, если не больше.

Его долго не было в публичном поле, но бывших хоккеистов не бывает, это живет в человеке всю жизнь. И когда пришла пора сменить кочевую жизнь на оседлую, вспомнил времена своего военного и послевоенного детства. Не в том смысле, что засел за мемуары.

Он просто тренировал одинцовских пацанов. Которые тоже готовы были пропадать на катке – как он когда-то давно на стадионе, который уже мало кто помнит.

Досье

Юрий Александрович Волков
18.04.1937, Москва – 17.05.2016, Москва. Нападающий, тренер. Заслуженный мастер спорта (1963), награжден медалью «За трудовое отличие» (1965).
Карьера игрока: 1955-1956 – «Крылья Советов» (Москва), 1956-1960 – «Локомотив» (Москва), 1960-1967 – «Динамо» (Москва). В чемпионатах СССР 385 матчей, 158 заброшенных шайб. 1962-1965 – в сборной СССР. Сыграл 33 официальных матча, забросил 16 шайб. На чемпионатах мира – 10 матчей, 6 заброшенных шайб и 4 голевых передачи.
Достижения в качестве игрока: чемпион мира и Европы 1963, 1965. Победитель Мемориала Брауна 1964. Серебряный призер чемпионатов страны 1956, 1962, 1963, 1964, бронзовый призер 1966, 1967. Финалист Кубка СССР 1966. В списке лучших хоккеистов страны - 1959, 1962-1965.
Карьера тренера: 1967-1970 – «Динамо» (Москва), ассистент; 1970-1972 – «Динамо» (Берлин, ГДР).

Владимир Мозговой Владимир Мозговой
специально для khl.ru
Поделиться
Прямая ссылка на материал
Распечатать