Пресс-служба КХЛ Пресс-служба КХЛ
специально для khl.ru
На КХЛ ТВ вышел новый выпуск программы «Тренерская». В нём главный тренер «Северстали» Андрей Разин и ведущий Антон Климанов обсудили достижения череповецкой команды в сезоне и нестандартные ходы, которые позволили коллективу показывать отличные результаты в прошедшем регулярном чемпионате.

Предлагаем вниманию болельщиков запись программы и текстовую версию ответов Андрея Разина на некоторые вопросы ведущего.

— Вы активно ведёте соцсети, как вы пришли к тому, чтобы это развивать?

— Обо мне писали всякие гадости, выдирали из интервью фразы, которые без контекста мешали моей карьере. Поэтому пришлось взять дело в свои руки, убрать посредников. Сначала это было как-то необычно, изучал различные кнопки, сейчас стало привычно. Критику в комментариях удаляю сразу (смеётся). На самом деле, у каждого человека есть своё мнение, пусть высказывается. У нас многие игроки тоже ведут соцсети, у них свой взгляд н жизнь, на хоккей, это никак не запрещается. 

— Какое-то время вы вообще не давали интервью. В какой момент это изменилось?

—  Были моменты, когда даёшь интервью, а корреспондент пишет то, что сам придумал. После таких моментов не хотелось разговаривать, Но это моя работа, это помогает моей профессии. 

— Чем похожи и чем отличаются две серии, в которых «Северсталь» играла против московского «Динамо» в первом раунде плей-офф?

— Похож оказался результат — плачевный. Неважно, что в этом году сыграли семь матчей, поражение есть поражение. Какая разница, 0:1 проиграл или 0:8? Иногда в упорной борьбе проиграть даже обиднее, чем проиграть легко. В этом году был поинтереснее хоккей, позрелищнее, наверное, этим серии отличались. Много голов было забито с нашей стороны. В прошлом году в большинстве ноль забили, одну в меньшинстве пропустили. В этом — 8:6 «Динамо» обыграли в этом компоненте. 

— Готовили какие-то сюрпризы для «Динамо», или подготовка к серии шла в обычном порядке?

— Готовили, конечно. Во-первых, времени было больше, чтобы подготовиться. У нас большинство получилось, вбрасывания. Мы лучше готовились, чем в прошлом сезоне. Разбирали игру лидеров «Динамо», другие пятёрки, того же Дмитрия Рашевского, который прогрессировал в сезоне. Мы подбираем видео, составляем клипы, показываем ребятам, работа велась.

— Сколько вариантов большинства было у «Северстали»?

— Я бы не стал говорить, что вот столько-то вариантов. В атаке хоккей — это импровизация, мы давали ребятам больше вариантов импровизировать. Старались менять сочетания, подбирать. У нас было две бригады,  но реализовывала большинство, к сожалению, только одна. 

— Есть ли стратегия противостояния с большим клубом? Например, зацепить игру на выезде в определённый момент, что-то ещё?

— Мы четыре матча играли на выезде и три дома, чтобы пройти серию, надо было минимум одну в гостях выигрывать. Но нет разделения на домашнюю тактику и выездную, она примерно одинаковая. Дома есть шестой игрок — болельщики. Особенно в Череповце.

— Почему во второй игре в старте выпустили не Подъяпольского?

— «Динамо» больше атаковало, у нашего вратаря было больше работы. Предполагая, что серия затянется, я хотел сохранить силы каждого вратаря. У нас сильная бригада вратарей, что Владислав Подъяпольский, что Дмитрий Шугаев, который сильно прибавил по ходу сезона. 

— Чего не хватило в седьмом матче?

— Двух забитых голов, конечно, проиграли 1:2. Повлияли проблемы в составе, которые возникли перед седьмой игрой. Йоонас Няттинен нашёл свою роль в большинстве на ближнем пятаке. Даже когда он не был ассистентом или автором гола, он очень много черновой работы делал. Такое было первый раз в моей карьере — игрок вышел на разминку, а потом сказал, что не будет играть. Ещё днём звонил доктор и говорил, что Няттинен может с игры уйти, потому что плохо себя чувствует. Скорее всего, причиной стала драка в шестом матче. 

— Как вы оцените действия своей команды в сезоне?

— Нам удалось сделать большой прыжок вперёд. Мы шли по чемпионату хорошо. Провалили начало сезона. Наверное, об этом уже никто не помнит, но после семи туров мы набрали всего пять очков и шли на последнем месте. Потом у нас был рывок, мы ставили рекорды, но в плей-офф нам не хватило спортивной наглости. В третьей игре, когда у нас было, казалось бы, психологическое преимущество, два периода мы были очень робкими. Плохо сыграли в том матче, чего-то испугались.

— Рекорд «Северстали» — 19 матчей подряд с набранными очками. В чём секрет?

— Не скажу, но секрет есть! Мы летели после дальневосточной поездки, было время подумать. Ходили в салон к ребятам, много общались. Когда вернулись, мы приняли неоднозначное решение. Не скажу, что мы сделали, но именно этот ход подтолкнул команду. Это было и эмоциональное решение и, так сказать, денежное. Ребята объединились, бились и старались.

— Можно выделить команду, против которой было сложно играть?

— У меня не получаются игры с «Локомотивом». Не уверен, что вообще обыгрывал их как тренер, в Ярославле точно не побеждал. Почему — не знаю! «Йокерит» тоже долго не мог победить, но в прошлом году обыграли их, в этом отыгрались с 1:3, два раза меняя вратаря. А вот «Локомотив» чего-то… Хотя в товарищеских матчах во время олимпийской паузы мы их побеждали.

— Есть амбиции поработать главным тренером в топ-клубе?

— Какой солдат не мечтает быть генералом? Конечно, есть амбиции, которые хочется вополитить в жизнь. Одна из таких целей — сборную попробовать возглавить.

— Ко звёздным игрокам нужен другой подход?

— Ко всем нужен разных подход, независимо от статуса. Ко всем надо найти ключики, со всеми разговаривать — и индивидуально, и по пятёркам, и про хоккей, и про семейную энзим. Везде нужен личный подход. Хоккеист, добившийся высот, думает, что к нему нужен подход, но ему просто надо объяснить, что каждый сезон начинается с нуля, нужно работать и доказывать каждый раз с самого начала.

— Как оцените работу Юрия Трубачёва в тренерском штабе?

— Приход Юрия Викторовича в штаб дал толчок нашим результатам. Он отвечает за нападающих и за большинство, он его разбирает, показывает видео нападающим, но основная его роль — связь между ребятами и штабом, это человек, который ещё вчера сидел в одной раздевалке с игроками.

— Вы уже не первый год совмещаете должность главного тренера и генерального менеджера команды. Это по-прежнему не проблема для вас?

— Я не генеральный менеджер! Как я всем доказываю, что раньше дрался, так же доказываю, что я не генеральный менеджер (смеётся). Просто есть функции, которые я выполняю помимо функций главного тренера. Всё равно я не могу сам предложить контракт какому-то хоккеисту, это принимается у нас коллегиально. 

— У «Северстали» первая пятёрка примерно по уровню равна всем остальным. Это плюс для команды, или минус?

— Считаю, что это больше плюс. Большой разрыв между ведущими игроками и средним звеном ни к чему хорошему не приводит. 

— Говорят, что молодые игроки сейчас более ранимы, психологически уязвимее, чем в Ваше время. Вы относитесь к ним помягче?

— Ко всем одинаково отношусь. Понятно, что со звёздными игроками надо разговаривать больше, что-то объяснять. А с молодыми игроками надо разговаривать ещё больше.

— В одном интервью вы сказали, что играете в буллиты на пиво с игроками. Расскажете правила?

— У нас три тренера — я, Евгений Михалкевич и Юрий Трубачёв. Капитан распределяет, кто будет бить буллиты от команды, а мы — сколько буллитов и кто будет бить от тренеров. Если проигрывают хоккеисты, то пиво должно быть через десять минут у нас в тренерской. А если тренеры проигрывают — то секрет (смеётся). Стараешься придумывать что-то, чтобы поднять хоккеистов эмоционально. Ежедневная работа становится рутиной и не приносит удовольствия. Поэтому надо ребят поддерживать, придумывать какие-то такие игры. У нас есть теннисный стол, нарды — думаю, Якоб Стэнквист и Робин Пресс за этот сезон очень сильно в нардах добавили (смеётся).

— Как-то вы сказали, что изменили своё отношение к судьям и больше их не критикуете. Что вас к этому подтолкнуло?

— Если пошутить, то миллион рублей, который я им занёс за свою тренерскую карьеру. У каждого своя профессия, с некоторыми ребятами хорошо общаешься. Алексей Раводин, Эдик Одиньш — шикарные мужики, судьи. Это всё с опытом пришло. Путь, который я проделал, поднимаясь от детского хоккея до КХЛ, был очень нервным. Чтобы удержаться за этот шанс, нужно было много нервов отдать, поэтому и срывался.

— Для тренера важна вертикаль, чтобы поработать на всех ступенях. Или можно где-то «срезать»?

— У каждого свой путь. Вот Юрий Трубачёв недавно был хоккеистом, сейчас хороший и тренер, и думаю, что через год-два сможет спокойно работать и главным. У меня был другой путь, я бы с удовольствием быстрее стал тренером КХЛ, но сначала была возможность стать детским тренером.

— Блиц-опрос. Быть успешным детским тренером или тренером клуба-аутсайдера в КХЛ?

— Быть успешным в КХЛ.

— 10 миллионов подписчиков в соцсетях или второй раунд плей-офф?

— На втором раунде нельзя останавливаться, пусть будет третий, четвёртый!

— Ради победы все средства хороши?

— В спорте — да.

— Если тренер был неправ, надо ли извиниться перед игроком?

— Конечно. Я не раз извинялся и в частных беседах, и перед всей командой. Иногда эмоции перехлёстывают.

— Результат или хорошая игра?

— Результат. Хорошая игра забывается сразу после сирены, а результат остаётся навсегда. 

Пресс-служба КХЛ Пресс-служба КХЛ
специально для khl.ru
Поделиться
Прямая ссылка на материал
Распечатать