Алексей Анисимов Алексей Анисимов
специально для khl.ru

Главный арбитр КХЛ Алексей Анисимов в интервью KHL.ru подвёл итоги сезона 2021/2022, анонсировал новые изменения в правилах, объяснил резонансные моменты финала Кубка Гагарина и назвал успехом работу четырёх судей Лиги в бронзовом матче Олимпиады.

«Изменения в правилах в пользу атакующего хоккея сработали»

– Как в целом оцените работу арбитров и уровень судейства в КХЛ в прошедшем сезоне?
– Вошли в сезон неплохо, потом был небольшой спад, совсем небольшой. Мы его сразу скорректировали, и весь сезон я бы оценил на твёрдую четвёрку. Не судьи были главными действующими лицами на льду. Что касается спада, это профессиональные вещи, на которые мы просили ребят обратить внимание, на те или иные трактовки, потому что работа ведётся ежедневно. Как правило, самые тяжёлые месяцы – это октябрь-ноябрь, когда играется львиная доля матчей, очень много переездов.

– Перед сезоном вы говорили о том, что изменения в правилах направлены на то, чтобы «поощрять» атакующий хоккей, давать мастеровитым игрокам возможность проявить себя и показать шоу. Сработало ли это, на ваш взгляд?
– Частично да, но мы в начале пути. Очень многие тренерские штабы, которые работали в Лиге в этом сезоне, проповедуют атакующую модель игры, от обороны редко кто играет, хотя я, конечно, не большой знаток игры от обороны. Открою маленький секрет – следующие изменения в правилах, которые мы планируем и будем выносить на рабочую группу, продолжат этот процесс.

– Большое внимание в этом сезоне арбитры уделяли так называемым «пиджакам». Изменило ли это качество борьбы и улучшило ли качество хоккея?
– Игроки перестали стоять в углах, стали вылезать на ворота. Нападающие стали понимать, что, если ты лезешь на ворота, вероятность фола защитника возрастает. Если не убрать «пиджаки», техничным игрокам тяжело будет показывать своё мастерство. Борьбу с ними мы продолжим и в следующем сезоне.

– В одном из матчей плей-офф Илья Воробьёв стал звездой, когда показывал руками спиннинг и рыбку. Как в этом сезоне продолжалась борьба с актерским мастерством хоккеистов?
– Во-первых, может быть, Илья Петрович – любитель рыбалки на спиннинг, я же не знаю. Второй момент – мы какие-то вещи подкорректируем и продолжим этот «крестовый поход». Если возвращаться к плей-офф, то там количество приукрашиваний возросло. Мы доводили это до клубов, общались на эту тему. Не надо выпрашивать удаления, это вообще не красит нашу игру. У нас есть наработки, пока не буду о них рассказывать, кого-то пугать или предупреждать… Как с этим бороться, мы знаем, поверьте.

– Здесь, в том числе, речь идёт и о пресс-конференции Дмитрия Квартальнова, который говорил о том, что игрок лежит на льду, зарабатывает большой штраф, а через смену выходит целым и невредимым?
– Есть моменты и нюансы, которые судьям иногда тяжело разобрать, хоть даже они и смотрят видеоповтор, если есть основания для большого штрафа. В моем понимании должно быть уважение игроков друг к другу и к хоккею, тренерам нужно транслировать это в наставлениях. Если тренер запрещает своему игроку падать… Я знаю случаи, когда команда не пыталась приукрашивать в таких ситуациях. Тренерский штаб сказал – и все забыли. В том числе, внутри команд это вполне нормальная история, её нужно культивировать, чтобы внутри каждого клуба было уважение к хоккею.

– Есть ли в судейском корпусе КХЛ арбитры, которые в этом сезоне показали наибольший прогресс, удивили вас с точки зрения своей работы?
– Есть ребята, но не хочется выделять персонально. Один из них, скорее всего, получит «Золотой свисток», и линейный тоже, оба они нас порадовали. Плюс в плей-офф очень порадовало то, что мы впервые за всё время дали отработать 16 главным судьям финал конференций. Такого не было никогда. Если люди будут так же прогрессировать, у нас будет широкий выбор. Опять же, должна быть ежедневная полноценная работа, чтобы расти так дальше. Очень хочется, чтобы молодые ребята, которых мы сейчас ведём, подтягивались за лидерами. У нас сто процентов будут новички на следующий год.

«Уровень хоккея у нас выше, чем в Европе. И уровень судейства мы должны держать выше»

– Восемь арбитров КХЛ на Олимпийских играх – благодаря чему удалось добиться такого результата?
– Наверное, просто работу поставили на поток, это раз. Во-вторых, арбитры занимаются ещё и самообразованием, такое количество видеоматериалов изучают. Иногда даже мы начинаем сомневаться, а нужно ли оно им. Плюс самодисциплина и признание того уровня судейства, который есть в Лиге. Всё-таки, у нас уровень хоккея выше, чем в Европе. Соответственно, и уровень судейства мы должны поддерживать выше. У нас хоккей чище – я сейчас продолжаю смотреть европейские чемпионаты, которые еще не доиграли, и там, конечно, намного грязнее проходят финалы. У нас игроки приняли и понимают, поэтому, когда приезжаешь в ИИХФ, тебе немного проще.

– Четыре российских арбитра в матче за бронзу Олимпиады (учитывая то, что сборная России играла в финале) – это успех?
– Да, колоссальный. Нужно всегда хвалить ребят и их коллег. Понятно, что мы давно в системе ИИХФ, но поверьте – помимо этих четырёх арбитров у нас есть ещё человек 10-12, которые бы отсудили не хуже них. Это не к тому, что они – не лучшие, нет, на данном этапе эти ребята в системе ИИХФ долго шли по карьерной лестнице. Я говорю про общий уровень судейства. Если просто взять и выбрать, то на тот момент достаточное количество наших арбитров могли бы отсудить этот бронзовый матч.

– Насколько у судей КХЛ на Играх получилось подтвердить свой уровень и отработать чисто? Наверняка, вы следили за всеми их матчами.
– Там просят соблюдать определённые стандарты, которые есть у ИИХФ, удалять за какие-то тонкости. Если ты берёшь и выполняешь этот стандарт, то ты идёшь дальше. Понятно, что они не стали рисковать – если бы не привязывались к стране, скажем так, то, может быть, наши арбитры и финал бы отсудили, я в этом не сомневаюсь. Просто побоялись поставить русских на русских, как я говорю. У них до сих пор есть привязка к стране. На Олимпийских играх события происходили очень быстро, и судейское руководство в ИИХФ подтверждало, что они очень довольны нашими ребятами и тем, как они выполняют требования на этой Олимпиаде.

– Евгений Ромасько после Олимпиады говорил: «Супервайзеры сказали: «Если бы не Россия в финале, вы бы точно работали финальный матч». Вам не кажется такой подход пережитком прошлого? Интересно в финале Россия – Финляндия смотрелась бы бригада из двух российских и двух финских арбитров.
– Представьте – происходит какая-то ошибка, судья допускает её не специально, и потом в ближайшие два-три дня человека уничтожают в прессе. Руководители на это не пойдут, они побоятся, надо говорить честно. Чтобы потом не было обвинений в предвзятости, что кто-то дал удаление или не дал. Самое главное – уровень ответственности, трудно себе представить: арбитр готовится к матчу, много мыслит, рассуждает, изучает игроков. Русскому давать удаление русскому, конечно, тяжеловато, или финну – финну. Такая вещь в плане психологии дико тяжёлая, это может сказаться на человеке.

«Чувствуем, что отношение зрителей к судьям меняется в лучшую сторону»

– Розыгрыш Кубка Гагарина – матчи повышенной ответственности, в том числе, и для судей. Насколько у них получилось справиться с этой ответственностью?
– Думаю, получилось. Мы понимали и говорили ребятам – уровень команд выровнялся, поэтому количество упорных матчей, игр в одну шайбу или с овертаймом вырастет. Даже если где-то забивали в пустые в концовке, ни в одном противостоянии не было явного фаворита. Да, некоторые серии заканчивались со счётом 4-0, но если смотреть и понимать, то там у людей лёгкой прогулки не было, в любой момент всё могло обернуться и в другую сторону. Особенно седьмые матчи очень тяжёлые – финала Запада в семи матчах, финал Кубка в семи матчах. Это тоже дорогого стоит для судейского корпуса, честно скажу.

– В серии «Металлурга» и «Авангарда» случился матч, в котором после видеопросмотров отменили три омские шайбы. Болельщики задавались вопросом – как же работают судьи, если они изначально засчитали три неправильных гола.
– Хоккей – динамичная игра. И есть моменты, особенно тонкие вопросы положения «Вне игры», разговаривали по этому поводу с разными специалистами. Они говорят: «Ребят, не надо пересвистывать моменты, у нас всегда есть видеоповтор, мы посмотрим». Зритель приходит не слушать свистки судьи, а смотреть на мастерство игроков. У нас ещё шесть-семь лет назад линейные арбитры перестраховывались и свистели вне игры чаще. Это было нехорошо. То же самое – с блокировкой вратаря: судья стоит с одной стороны и не может видеть, как нога игрока в площади ворот касается вратаря. Поэтому и ввели в свое время видеоповторы, институт «военной комнаты» себя полностью оправдал, все только счастливы и довольны, что она есть.

– Широко обсуждался момент с Филиппом Майе, который в финале в ходе стычки задел одного их линейных арбитров. Почему судьи никак на это не отреагировали?
– Потому что в соцсетях выложили видео только с одной камеры. А есть ещё видео с другого ракурса – Майе даже не попадает в шлем, он пытался достучаться до другого игрока, это обычный игровой эпизод. Как я и говорил всегда, показывают видео с одной камеры, а есть три-четыре-пять, на которых можно рассмотреть момент под другим ракурсом. Плюс была беседа главного арбитра с линейным, что там произошло. У Майе не было задачи поехать и вступить в физический контакт с арбитром. Цель его приезда в ту точку была совершенно другой, это тоже надо понимать.

– 5+20 Джоша Карри в шестом матче – чистые и безоговорочные, или всё-таки у судей были сомнения, раз они пошли смотреть видео?
– Вы пытаетесь меня утащить в решения СДК, я их не комментирую, это будет неэтично. Раз спортивно-дисциплинарный комитет посчитал, что это нарушение, значит, так и есть. Если спросить меня как Главного арбитра, а не члена СДК, это 5+20 за удар в голову без вариантов.

– В интервью вы говорили о том, что считаете ненужными видепросмотры больших штрафов. Почему?
– С течением времени мой ортодоксальный подход к просмотру больших штрафов поменялся. Всё-таки, их нужно оставить, кое-что скорректировать. У нас есть определённые вещи, не хочется бежать впереди паровоза, мы будем общаться по изменениям в правилах. Будут интересные нововведения, в том числе, для того, чтобы люди не валялись и не хватались за лица, и чтобы игра стала ещё более динамичной.

В интервью Глеб Лазарев рассказывал, что на матче в Сочи однажды познакомился с юной болельщицей, которая нарисовала его на плакате. Чувствуете ли вы, что отношение зрителей к арбитрам меняется в лучшую сторону?
– Однозначно, и мы все благодарны за это. Все понимают, что мы делаем тяжёлое дело. Понятно, что особенно болельщики домашней команды, когда собирается полный стадион, будут недовольны решениями арбитров. Но в общей своей массе люди стали разбираться, в том числе, потому, что им рассказали, показали какие-то нюансы. В дальнейшем мы продолжим эту практику и будем рассказывать, где есть штраф, где его нет, как это происходит, почему было принято то или иное решение.

Алексей Анисимов Алексей Анисимов
специально для khl.ru
Поделиться
Прямая ссылка на материал
Распечатать