Дмитрий Ерыкалов Дмитрий Ерыкалов
Sport24
специально для khl.ru
Вратарь «Сибири» Денис Костин в интервью KHL.ru рассказал о возвращении в Лигу, игре в финале ВХЛ, принципиальных матчах с «Авангардом» и мечте о заброшенной шайбе. 

Одним из самых видных новичков «Сибири» в это межсезонье стал Денис Костин. Не дожидаясь решения от Харри Сятери, новосибирцы нашли на его место одного из сильнейших вратарей ВХЛ. Напарником Антона Красоткина стал омич, который выигрывал серебро молодёжного чемпионата мира, а в прошлом сезоне добрался с питерским «Динамо» до финала Кубка Петрова. 

«Порой не хотелось из раздевалки уходить, настолько в Питере была классная атмосфера»

— Вы возвращаетесь в КХЛ спустя два с половиной года. Соскучились по Лиге? 
— А как же? Конечно! Это самый классный хоккей, который только может быть в России. Только позитив испытываю. Все хоккеисты в нашей стране мечтают о том, чтобы играть против лучших игроков и добиваться результата. Так что я в предвкушении. 

— ВХЛ — другой мир? 
— В плане околохоккея — да, другой мир. В отличие от КХЛ, там не везде на матчах много болельщиков. Переезды, проживание — разница здесь правда ощущается. Но оно и понятно, у клубов ВХЛ другие бюджеты. Что касается непосредственно игры, то я бы не сказал, что есть глобальная разница. В топовых командах ВХЛ есть ребята, которые точно не затерялись бы в КХЛ. Но, конечно, уровень команд неоднородный. Все отличия заключаются в скорости, скорости принятия решений, бросках. На плей-офф к нам подключались Рашевский с Яковлевым. И по ним было видно, что после КХЛ у них больше времени на то, чтобы бросить или отдать передачу. Там всё происходит быстрее и плотнее, а переходя в ВХЛ, ребята чувствуют себя раскрепощённее. 

— Как эти различия сказываются на игре вратаря? 
— Вратари, на мой взгляд, это ощущают в первую очередь. Всё-таки полевые игроки, прежде всего, созидатели, а нам приходится сдерживать соперника. Я прекрасно понимаю, что в КХЛ после ВХЛ всё будет быстрее, броски сильнее. 

— В минувшем сезоне у вас были очень впечатляющие статистические показатели. Это самый успешный сезон в карьере? Или нужно делать поправку на уровень лиги? 
— Я не хочу оценивать сам себя. Считаю, что всё лучшее у меня ещё впереди. Да, сезон был неплохим, но и команда у нас была хорошая. Мне порой нужна была помощь от игроков, порой полевым от меня. И у нас в этом плане всё неплохо складывалось. Отсюда и результат всего сезона. 

— Поражение в финале от «Рубина» — опыт? Трагедия? Закономерный результат? 
— Я бы не говорил, что это поражение в финале. Скорее завоевание серебряных медалей. Всё-таки когда ты с партнёрами проходишь через столько испытаний и добираешься до главной серии сезона — это уже какой-никакой результат. В финале всё решают нюансы. Обидно, конечно, было уступить. Не хватило нам всего одного шанса. Главное вынести правильные уроки. 

— Вы — не первый вратарь питерского «Динамо», кому удаётся найти работу в КХЛ. За счёт чего эта команда является своего рода вратарским «лифтом»? 
— Это загадка! Честно говоря, не знаю какие были обстоятельства у других вратарей, которые до меня проехались на этом «лифте». Скажу за себя. У нас была хорошая связь с тренером вратарей. Он давал мне много свободы, не загонял в свои жёсткие рамки. Это касается как психологии, так и подготовки к матчам. На меня ничего не давило, я просто играл и получал удовольствие от хоккея. 

— Вы переходите в «Сибирь» не один, а с одноклубником по «Динамо» Антоном Назаревичем. Так проще? 
— У меня и помимо Антона в «Сибири» есть немало давних знакомых. Так что в любом случае никаких проблем по части адаптации к коллективу быть не должно. Но всё равно приятно, что в команде будет ещё один человек, с которым я провёл сезон. Думаю, будет весело! 

— Для болельщиков «Сибири» Назаревич — форвард-загадка. Дайте ему характеристику.
— Антон сам за себя всё скажет своей игрой. Скажу лишь, что он заводной игрок, который понравится местной публике. Потому что я не понаслышке знаю, насколько требовательные в Новосибирске болельщики, как они относятся к команде и хоккею в целом. 

— Бывали в вашей карьере тренеры, которые улыбки не поощряли, а то и вовсе запрещали? 
— Бывали, конечно, всякие тренеры. Но тут каждому своё. Лично мне больше нравится, когда удаётся получать удовольствие от любимой работы. Пришёл на тренировку, пообщался с ребятами, выложился на сто процентов и пошёл дальше готовиться. 

«Игры с «Авангардом» будут особенными. Это мой родной город, клуб мне многое дал»

— СМИ писали о возможном переходе в «Сочи». Правда ли это? Сколько всего вариантов было в КХЛ? 
— Варианты были, но зачем о них говорить? Я стал игроком «Сибири» и теперь все мои мысли связаны с Новосибирском.

— Но хотя бы чувствовали востребованность? Из-за подвешенной ситуации с легионерами в это межсезонье российские вратари должны быть нарасхват. 
— Приедут легионеры? Не приедут? Я не могу эту ситуацию контролировать. Оставим эти размышления людям, которые готовы рассуждать на эти темы. Моя задача — играть в хоккей. Нужно подготовиться к сезону, а там уже будет видно, как будет складываться ситуация. 

— Вы возвращаетесь в КХЛ, а «Авангард» — в Омск. Обведете красным выездной матч в родном городе? 
— В любом случае игры с «Авангардом» будут особенными. Это мой родной город, там я начинал свою карьеру, клуб мне многое дал. Но я не буду концентрироваться на том, что «Авангард» — принципиальный для меня соперник.

— Предвкушаете игру на новой арене? Вы живёте в Омске, можете следить за стройкой в режиме реального времени. 
— Недавно как раз проезжал мимо арены, масштабы поражают! Но насколько я знаю, и в Новосибирске вот-вот достроится новая арена — не менее большая и красивая. Это классно, что у двух сибирских городов появятся новые современные стадионы. КХЛ на глазах становится всё более и более привлекательной лигой. 

— После обмена из «Авангарда» в «Торпедо» вы говорили, что испытали совершенно новые эмоции. Это были негативные эмоции?
— Не скажу, что был какой-то негатив. Это были первые эмоции из-за переезда. Я тогда столкнулся с банальными бытовыми моментами, которые сейчас уже отлажены. Теперь, когда едешь в новую команду и предвкушаешь новый сезон, среди эмоций только воодушевление. 

01_20181219_TOR_TRA_SOK_6.jpg

— Помните, где сыграли последний, на данный момент, матч в КХЛ? 
— Ха-ха! Помню! Игра был в Новосибирске. «Авангард» проигрывал, и я вышел на третий период, заменив Игоря Бобкова

— Омич будет играть в Новосибирске. Такое случается не так уж часто. Сложно будет стать своим? 
— Чтобы стать своим, нужно показывать хорошую игру, выигрывать матчи, а там уже всё приложится. 

— Некоторые вратари заигрывают с фанатами, кланяются трибунам, устраивают послематчевые шоу. В вашем арсенале есть что-то подобное? 
— Я стараюсь концентрироваться на своей игре и не расплёскивать эмоции, которые пригодятся на льду. Моя главная цель — остановить шайбу, которая летит в ворота. 

— При этом вы всегда щепетильно подходите к дизайну шлема. Есть какие-то задумки в связи с переходом в новую команду? 
— Мне и правда это нравится. Считаю белый вратарский шлем слишком уж скучным. Должна быть какая-то индивидуальность, её как раз можно проявить в дизайне. Планы и задумки у меня уже есть. Если что, ищу хорошего графического дизайнера (улыбается)!

— Когда-то у вас был шлем по мотивам «Город грехов». Это ваш любимый фильм? 
— Не могу сказать, что любимый. Но отложился в памяти своей атмосферой. В моменте загорелся и решил переложить на шлем. Какого-то подтекста здесь нет. 

— Есть ли ещё какие-то фильмы, которые могли бы оказаться на вашей амуниции? 
— Такой вопрос, после которого из головы вылетают все фильмы, которые когда-либо смотрел (смеётся). Конечно, есть любимые фильмы, но сейчас хочется изобразить что-то, посвященное команде, за которую выступаю. 

«Мы с Красоткиным не сильно старые вратари. Нам обоим есть, что доказывать»

— Знаете в какой манере играет «Сибирь» при Андрее Мартемьянове? 
— После того как узнал об интересе «Сибири», я стал более детально присматриваться к команде. Это молодая агрессивная команда, которая будет навязывать силовой хоккей и оставлять сопернику минимум свободного пространства. 

— В прошлом сезоне «Сибирь» уделяла огромное внимание обороне, и при этом откровенно мало забивала. Вам комфортно при такой модели игры? Или лучше, когда нападающие забивают много и дают голкиперу право на ошибку?
— Главное, чтобы твоя команда забила на одну шайбу больше соперника. Всё остальное не имеет значения. Тем более, я не могу влиять на то, сколько бросков по моим воротам нанесут. Остаётся только подстраиваться под ситуацию. 

— Фактически вы приходите на место олимпийского чемпиона Харри Сятери. Не слишком ли высокая планка, которой придётся соответствовать? 
— Очевидно, что будет приличная ответственность за результат. Мы с Антоном Красоткиным пока не сильно старые вратари (улыбается). Нам обоим есть что доказывать. Будем отдавать все силы — это точно. 

— Важно ли было поработать с Вадимом Тарасовым, который в своё время запустил карьеру Андрея Василевского? Был ли с ним предварительный разговор? 
— У «Сибири» в целом был очень приличный интерес ко мне. Я даже толком не стоял перед выбором. Что касается Тарасова, то у меня состоялся разговор с ним. Он рассказал своё видение тренировочного процесса, поведал о своей методике. Мне приятно, что со мной сразу вышли на контакт. 

«Мне 19 лет, а я в команде с Костей Барулиным. Каждый день как вызов!»

— В «Авангарде» вы работали с другим топовым тренером вратарей. Что вам дал Юсси Парккила в начале карьеры?
— При нём я сделал самый серьёзный шаг в своей карьере: из молодёжного хоккея во взрослый. Мне рядом нужен был человек, который поможет перенести как разум, так и организм на новый уровень. У нас было много разговоров с Юсси. Он мне был и психологом, и другом, и наставником. Могли созвониться вне тренировочных дней. Парккила дал мне много информации, которая до сих пор актуально. Неслучайно он сейчас работает в «Колорадо». 

— Не было ли у вас с ним языкового барьера? 
— Я достаточно хорошо говорю на английском языке. Ещё до попадания в «Авангард» неплохо знал язык, а потом сталкивался и с Петри Матикайненом, и с Раймо Сумманеном. Оба говорили на английском. Когда слушаешь их речь, волей не волей выучиваешь какие-то термины. Так что с Юсси мы спокойно общались. Жаль, что контакт с ним сейчас утерян. На телефоне в какой-то момент стерлись все номера, в том числе и его. Как я его теперь поздравлю, если «Колорадо» станет чемпионом? 

— Парккила известен как тренер, запустивший карьеру Варламова. Вам он Семёна в пример случайно не ставил? 
— Он много показывал Варламова, да и Бобровского ставил в пример. Юсси вообще готовил многих классных вратарей: это и Туукка Раск, и Юха Метсола с Харри Сятери. Помню видео как Метсола с Сятери занимаются тайским боксом для тренировки приводящих мышц. 

— А сами не занимались тайским боксом или другими видами спорта? 
— Тайским боксом я тоже занимался, но приходилось эти тренировки совмещать с предсезонными сборами, льдом и так далее. Не успевал всё уместить в один день. Так что несколько лет я тайский бокс практиковал, но потом отошёл. Решил сосредоточиться на занятиях с персональным тренером. 

— При Паркилле вы играли в тандеме с Константином Барулиным. Вас мотивировала конкуренция с таким именитым напарником? В какой-то момент вы его даже переигрывали. 
— У нас с ним тогда сложились очень хорошие отношения. Мне было 19 лет, а я в команде с Костей Барулиным. Каждый день как вызов! Смотришь на него и хочешь соответствовать. Это и правда была двойная мотивация. 

01_20151121_SPT_AVG_KUZ 4602.jpg

— Барулин — самый сильный конкурент в вашей карьере? 
— Не хочу выбирать, мне много с кем довелось поиграть вместе. В сборной с Сорокиным и Шестёркиным. В клубах был не только Барулин, но и Фурх, который долго играл за «Авангард». Все они очень достойные конкуренты и просто хорошие вратари. 

«Такое количество вратарей 1995 года – загадка хоккейного мира. Может, Луна была в каком-то созвездии?»

— Когда ездили на МЧМ в компании Сорокина и Шестёркина, могли подумать, что они взлетят так высоко? 
— У нас в принципе была очень приличная сборная 1995 года рождения. Уже тогда было понятно, что многие из того состава далеко пойдут. Но никто глобально не мыслил. Все старались хорошо выступить здесь и сейчас, а не заглядывать на пять-шесть лет вперёд. 

— У вас есть объяснение, откуда в России так много классных вратарей 1995 года рождения? Речь же не только о Сорокине с Шестеркиным. Бочаров и Серебряков, Красиков и Подъяпольский, Тихомиров и Билялов. Все на виду. 
— Может быть, Луна была в каком-то созвездии? (смеётся). Это и правда какая-то загадка хоккейного мира. Но разве плохо? Чем больше хороших вратарей появляется в России — тем лучше. 

— Поехать даже третьим вратарем на МЧМ-2015 было для вас успехом, учитывая такую конкуренцию? 
— Каждый человек хочет большего. Ты всегда будешь чем-то недоволен, всегда есть куда расти. Конечно, мне хотелось сыграть на том турнире, работал до последнего. Но сложилось как сложилось. Команда выиграла серебряные медали на родине хоккея, значит тренеры сделали правильный выбор. 

— Торонто, Монреаль... Дух захватывало? Или для омича хоккейными городами не удивить? 
— Это просто какое-то хоккейное сумасшествие! Помню тот финал. Наши парни чуть раньше вышли на раскатку. Канадцы задерживаются. По экранам показывают, как они просто выходят из раздевалки, и с того момента минут 15 на арене стоял такой шум, будто гол забили. Там это какой-то культ. Куда бы ты ни пришёл — везде хоккей, хоккей, хоккей. Илья Михеев, играющий сезон в Торонто, мои слова наверняка подтвердит. Нельзя пройти по улице и не подумать о хоккее. Всё о нём напоминает. 

— Где вы смотрели финал? Что испытывали? 
— Смотрел в ложе. Разумеется, было волнительно. Но когда мы проигрывали 1:5 и в один момент начали отыгрывать одну шайбу за другой, я не стеснялся выражать свои эмоции. На каждом голе вскакивал, что-то кричал. На меня канадцы, которые были вокруг, косо смотрели.

— Игорь Шестёркин в плей-офф НХЛ отдал голевой пас через всю площадку. Вы в одном давнем интервью вы говорили, что уделяете внимание работой с клюшкой. Удаются такие пасы? 
— Всё зависит от игры команды. Где-то тренер хочет, чтобы вратарь играл активнее. А кто-то настаивает на том, чтобы вратарь вышел за ворот, остановил шайбу и передал её защитникам. Так что важна тактика. Ты можешь отдать какую-то мудрёную передачу, но она будет не кстати, тебя партнёры просто не поймут. Но мне, если честно, нравится играть клюшкой и помогать своим защитникам. Думаю, это и им облегчает работу. 

— А к голу были когда-то по-настоящему близки? 
— Бросал несколько раз, но закончилось всё не слишком хорошо (улыбается). Но надеюсь, мне ещё представится такой шанс. Это можно назвать маленькой вратарской мечтой. В голове сидят нарезки, как вратари поражают пустые ворота. Тем более вот недавно Дима Николаев забил за сборную! Гол, конечно, не может быть целью на сезон. Должно сложиться воедино много факторов, а главный из них — не навредить команде.

Досье

Денис Сергеевич Костин
Родился 21 июня 1995 года в Омске
Карьера: 2012—2015 - «Омские Ястребы» (МХЛ), 2013—2017 - «Авангард», 2016—2018 - «Сарыарка», 2018—2019 - «Торпедо», 2019—2020 - «Авангард», 2019—2020 - «Ижсталь» (ВХЛ), 2020—2021- «Дизель» (ВХЛ), 2021—н. в. – «Динамо» Санкт-Петербург (ВХЛ)
Достижения: обладатель Кубка Харламова (2013), бронзовый призёр молодёжного чемпионата мира (2015), финалист Кубка Петрова (2022).  


Дмитрий Ерыкалов Дмитрий Ерыкалов
Sport24
специально для khl.ru

Упоминания

Сибирь  (Новосибирская область) Сибирь (Новосибирская область)
Поделиться
Прямая ссылка на материал
Распечатать